Возврат На Главную

Перейти В Раздел История, Религия, Наука

Перейти В Раздел Новая История

Перейти В Раздел Карта Сайта

Перейти В Раздел Новости Сайта

Вернуться К Началу Статьи

 

Алексей Милюков

«Антропогенез.ру»: КОСТИ В РУКАВЕ ШУЛЕРА

ДОПОЛНЕНИЕ,

Которое не планировалось

[1-я часть основной статьи] [2-я часть основной статьи]

 

.... Декорации от Антропогенеза. Коллаж GT.
 

«Скорпионы настолько ядовиты, что скрываться от них приходится среди змей»

Вскоре после того как я закончил и опубликовал в сети статью «Кости в рукаве шулера», последовали события, без которых эта статья стала выглядеть как незавершенная и требующая продолжения с учетом этих новых событий. От нас ушел Илья Рухленко, и это событие меня и опечалило, и одновременно мобилизовало. Также мое предположение о том, что с участниками околонаучных концертов «Антропогенеза» скоро будет неприлично общаться нормальным людям, сбылось как-то на удивление быстро. В этом серпентарии оказались не только многократно пойманный на «лжи во имя науки» Александр Марков[1]; не только полусумасшедший создатель собственной примитивной вселенной и «мусорный популяризатор» Панчин[2]; не только бывший надзиратель и друг его, «как бы историк», оба с признаками аnaesthesia dolorosa, но и настоящий, без всяких метафор, злодей. Переиначивая фразу этого подзаголовка, можно сказать, что даже в этом серпентарии, где еще «скрываются» отдельные более-менее объективные ученые, обнаружился свой скорпион.

В предыдущей статье, во второй ее части, я вскользь упоминал одного из участников соколовского проекта – его однофамильца, как оказалось позже, проявлявшего не только авторитарные, но и садистские наклонности, каковые свойства пациента привели в итоге к убийству сожительствовавшей с ним аспирантки. Я не буду пересказывать подробности этой истории, поскольку наши СМИ с невероятным воодушевлением, буквально выпрыгивая из штанов, уже отыграли эту тему по полной. И меня не очень даже интересует вопрос, каким образом доцент-расчленитель, уже будучи ранее известен своими наклонностями и подвигами, оказался в рядах «Антропогенеза» в качестве желанного свадебного генерала от науки. Понятно, что Александр Соколов, отрицающий религиозную этику и своим собственным разумом понимающий, что «не нужно никого убивать» (как накаркал!), совершенно ожидаемо видел в лице криминального тезки не «наполеона», уже в ту пору вовсю маньячащего, а лишь своего, близкого по духу и глубоко уважаемого соратника по просвещению и прогрессу, с которым можно радостно сливаться в просветительском экстазе.
 

Кручу, верчу, свою точку зрения впарить хочу!

Итак, основные персонажи, упомянутые в предыдущей статье, «в свете новых открывшихся обстоятельств», повели себя вполне предсказуемо. Просматривая в декабре итоговые рейтинги «Антропогенеза», типа «10 самых ярких событий 2019 года», я не обнаружил в топе одного из главных для проекта событий, даже в качестве очередного подтверждения эволюционной теории. Мол, выяснено, что самцы, склонные к переодеванию в костюм Наполеона, представляют опасность внутри своих пар. Также среди антропологических итогов и находок 2019 года я не нашел у «Антропогенеза» и К° даже упоминания о весьма значимой антропологической находке на дне реки Мойки. И символом всех последующих форумов «Ученые против мифов» мог бы стать не какой-то там невнятный пингвинопитек, а рюкзачок с… впрочем, простите, отвлекся.

Александр Соколов, получив неожиданный удар по репутации своего проекта и чуя нутром возможные финансовые последствия, сам поступил, как уже сказано выше, вполне ожидаемо. Он не просто набрал в рот воды, но в режиме нон-стоп стал вычищать из паблика «Антропогенеза» (руками подопечных, разумеется) все комментарии и даже любые упоминания о своем свадебном генерале-потрошителе. Он намертво забетонировал эту тему. Таковая позиция Соколова точно отражает его «просветительскую» парадигму – «подавай любой материал выборочно», то есть говори только о том, что тебе выгодно для продажи – и ни звука, ни ползвука о проблемах товара.

Разнообразные Пучковы-Гоблины с Климами Жуковыми (которые до этого вместе с доцентом-потрошителем творили совместное зло на гоблиновском канале) выступили также ожидаемо, но в собственном ключе – с оправданием доцента, в диапазоне от «с кем не бывает?» до «вот до чего довели человека завистники и либералы». Гоблин встречным вопросам искренне удивлялся – типа, ну и что тут особенного, я бывший мент, в рот мне ноги переживания, у меня граждане такие штуки по три раза на дню вытворяли. А доцента, мол, довели до такого состояния чужие и злые люди, вот он и не выдержал, сорвался (на своих и добрых). Это враги вложили ему в руки обрез, дали пилу, да велели труп от гостей прятать. Или как написала «Фонтанка», «доцент рассказал, как нелегко ему было отпиливать ноги своей любимой». И вообще, кто не был на его месте, тот пусть не вякает. Сначала убейте сами, а потом будете иметь право рассуждать!

Иными словами, некоторая часть защитников доцента метафорически прорисовалась в виде этаких самодовольных снобов, давно имеющих в своих почитателях публику со схожим уровнем и взглядами, и вполне уверенных в прочности своей репутации в их среде. (Хотя мне кажется, что почитателей у того же Гоблина должно поубавиться после того, как сей персонаж выступил на последней так называемой «прямой линии с президентом» в 2019-м. Ему «незапланированно» дали возможность задать адресату вопрос от блогеров и Гоблин отлично отработал свой номер – как бы «от себя», как истинный блогер, предложил... сажать блогеров. Инакомыслящих, разумеется. Типа, не пора ли ввести уголовную статью за недостоверную информацию? Даже Клим Жуков – и тот более достойно, а главное, более органично и убедительно, вошел в предложенный ему образ средневекового горожанина на одном из реконструкторских слетов).

Таким образом, линия защиты доцента в лице гоблиножуковых оказалась отражением их прежней парадигмы – кто «наш», тот всегда прав, а в любых наших бедах виноваты враги. Выяснилось чуть позже, что все прежние проделки доцента-злодея оставались безнаказанными по причине, выраженной строкой старой песни – «вверх и в темноту уходит нить». То есть некие влиятельные люди исповедовали тот же принцип – если человек «наш», отмажем в любом случае. Адвокаты доцента и на этот раз подозрительно быстро заговорили о «состоянии аффекта» и даже о «вынужденной ситуации самообороны». Впрочем, в связи с последними кадровыми событиями там, куда согласно Макаревичу, уходит нить, ситуация с отмазкой «своего человека» оказалась до поры неопределенной.

То, что в этих игрищах предсказуемо повел себя и Дробышевский, тоже не вызвало удивления. Вернее, удивление вызвало не то. Он повел себя предсказуемо, но лично для меня как бы еще и с дополнительным открытием новых граней своей многогранной натуры. Если раньше я отмечал его вольное отношение к фактам и подыгрывание той или иной своей идее, то теперь в том, как Дробышевский защищал коллегу, мне как-то особо отчетливо увиделась неразрывная связь меж этой защитой и его, Дробышевского, собственным научным стилем. Его защита коллеги стала метафорой его отношения и к исследовательской работе.

Надо заметить, что спалившийся доцент был не просто рядовым исполнителем концертного номера на форуме «Ученые против мифов» и его нельзя охарактеризовать термином «один из участников». Связи наличествовали более глубокие и регулярные – не только постоянные контакты в виде интервью «Антропогенезу», совместная подготовка к форуму, информационная поддержка и пр. Но на всех форумах, включая последний по времени февральско-мартовский 2020 г., состоявшийся в Москве, неизменно присутствует, например, один из тех питерских «боевиков», ранее охранявших доцента и бивших оппонентов на его институтской лекции, и даже теперь охраняющий (или охраняющие?) форумы, в которых сам доцент по причине ареста уже не участвует – одна эта деталь говорит о гораздо более серьезных связях. Поэтому Дробышевский не стал трусливо прятаться, как его товарищ Александр Соколов, или быдловато топырить пальцы в стиле гоблиножуковых «а чё тут такова?», а счел своим долгом защищать коллегу и соратника, причем, по его представлениям, аргументированно. Что называется, с открытым забралом он ринулся отвечать на претензии и гневные комментарии читателей на своей странице ВК (Дробышевский, «Специальный пост»).

Но, как ни странно, благородный порыв его сработал в обратную сторону. Вместо того, чтобы сказать читателям что-то вроде: «Товарищи, я сам обалдеваю, жуткая трагедия, это наша общая беда» и пр. – наш защитник, видимо, представил себе по старинке, что ему нужно пристроить в свою схему какую-нибудь очередную найденную косточку – и все испортил. Он взялся «исследовать» ситуацию с уже заданной целью (защитить доцента), а методологически – через собственные, субъективные истолкования деталей. И придумал целый ряд оправдательных аргументов. Или, мягче, аргументов, не позволяющих толпе покусится на научный вес и статус уважаемого коллеги.

«Во-первых, Олег Валерьевич Соколов – это не Александр Соколов», – сообщил своей аудитории Дробышевский, призвал этих двоих не путать и саркастически назвал «интеллектуалами» тех, кто их путает, подразумевая, что как первого, так и второго Соколова в этой вселенной обязаны знать все. При этом доцента-расчленителя, о чьем преступлении уже стало известно достоверно, Дробышевский неизменно величает Олегом Валерьевичем, а своих возмущенных читателей «мутными личностями, гадящими в комментариях».

«Во-вторых, информации по случившемуся немного, исходит она большей частью от ангажированных людей (здесь и далее выделено мной. – А.М.). Надо разобраться и понять. Этим сейчас занимаются специальные люди. Есть закон, есть суд, только он решает, что случилось, кто преступник, какая кара за совершённое полагается». Какой бы ни была репутация у нынешнего «закона» и «суда», однако к этому времени о преступлении было объявлено не из «ангажированных» источников, а официально; адвокат доцента подтвердил его признательные показания и картина преступления в целом была ясна. Подробности о том, как убийца принимал гостей со спрятанным в квартире трупом и даже отлучался на следующий день из дома, чтобы дать интервью, поступали не из сфабрикованных органами, а из независимых источников и от непосредственных свидетелей. Дробышевский же занял позицию отрицания, принципиально «уперся». Впрочем, в данном случае нам не интересно, что он думал о случившемся на самом деле, но любопытны его логика и оправдательные аргументы в отношении даже теоретически возможного преступления.

Среди прочего мы узнаём, что плох не «Олег Валерьевич», а его оппоненты. Видимо, сердца аудитории в случае чего должен был умягчить тот факт, что у преступления «Олега Валерьевича» наличествовали явные выгодоприобретатели. Наверное, нам следовало бы относиться к злодею гораздо мягче, видя, как его конкуренты пиарятся на этой трагедии. «Не надо продвигать свои идеи на чужом горе»! – едва не восклицает защитник Дробышевский. Бедный, бедный доцент-расчленитель, вы слышали? У него горе. (Девушку защитник не вспомнил и не посочувствовал ей ни разу).

Еще один аргумент, видимо, долженствующий вызвать наше понимание и сочувствие убийце – «случившееся ни в коей мере не делает творчество» его главного конкурента «более научным». Хочется спросить – а это здесь с какого бодуна? «Захарий, ты зачем залез в солярий?» Но не спорьте, исторические труды убийцы научны, а труды его оппонента – нет, и преступление доцента не сделает научными труды его оппонентов. Отличная мысль.

Между тем самый фееричный аргумент из всех придуманных Дробышевским, звучит так:

«…Даже если Олег Соколов виновен, это ни разу не говорит о его профессиональной деятельности. Я лично знал двух очень крутых антропологов, которые в юности воровали чемоданы по вагонам и потом сидели за это в тюрьме, но в ней одумались, закончили ВУЗ и стали, собственно, очень крутыми антропологами мирового уровня. При этом в общении они были максимально интеллигентными людьми, более интеллигентными, чем известные мне потомственные академики. Наука – это один вид деятельности, события в жизни – другой. Не надо путать одно с другим».

Бинго! Или, как сказал вежливый лось-маньяк из анекдота, «Добрый вечер!» Обратим внимание, какую иезуитскую подмену делает Дробышевский, желая внушить своей аудитории, что личность человека можно разделить на две независимые части – на преступника и на ученого с его «профессиональной деятельностью». Чтобы не было путаницы, давайте сразу согласимся, что в «строгих» науках личность не равна научному открытию. Открытый физиком закон действует независимо от воли своего открывателя, и уж тем более независимо от того, переводит ли открыватель бабушек через дорогу или сталкивает их под поезд. Но есть дисциплины, как и искусство, прямо зависимые от человеческого фактора, например, те же история и палеоантропология, где события и процессы нельзя кодифицировать, а можно только пытаться восстановить с разной степенью достоверности. Грубо говоря, в «физике» гений и злодейство в целом совместимы, ибо свойства мира объективны и не зависят от свойств личности. И в этом нет ничего плохого, кроме хорошего. И да, теоретически даже в исторических науках гений и злодейство также могут быть вполне совместимы. Мы можем заглянуть в книгу историка-маньяка и взять оттуда некую объективную, достоверно установленную информацию, основанную на документах.

Но классик сказал, что гений и злодейство несовместны именно в том смысле, что человек, теоретически способный взять из книги маньяка нужные ему сведения, в здравом уме не захочет следовать воле и всем специфическим отражениям личности, которые проявляются в маньяковских трудах. Любая книга – это беседа с автором, следование за его мыслью, и человек с нормальной психикой справедливо считает, что в подобных случаях деяние автора, расчленителя трупов, обнуляет его работы и отвращает от общения с его книгами хотя бы в гигиеническом плане. Однако в качестве основной установки и как очевидный факт, Дробышевский дает понять, что у «Олега Валерьевича» имеются настолько серьезные заслуги, что их не перечеркнет никакое преступление.

Совершенно очарователен пример защиты с двумя знакомыми антропологами, которые в юности воровали чемоданы и сидели в тюрьме. Предполагаю, что речь идет о беспризорной жизни на вокзалах в период послевоенных лишений, с перспективой голодной смерти – и, возможно, последующим перерождении человека, стыдящегося своего прошлого (выбора между воровством и голодом) и честно обретшего себя в обществе и науке. Но Дробышевский, приводя свой оправдательный пример, – что хочет нам сказать о доценте? Что маньяк, которого якобы обстоятельства толкнули на убийство, еще «исправится», раскается и станет весомой фигурой в науке и социуме? Нет, он давно совмещал свой научный статус с преступлениями, в нем это, в отличие от упомянутых антропологов, прекрасно совмещалось. Впрочем, лично для меня доцент здесь, как и выше, не главная фигура. Проблемы тут у Дробышевского, а не у доцента. Дробышевский, как и Соколов, видит в доценте не убийцу, а в первую очередь своего, научного собрата, посему и действует лишь по принципу «наших бьют». Пусть коллега и окажется преступником на все сто, но не отдадим никому столь крупную научную фигуру. «Мутные личности, гадящие в комментариях» – они по одну сторону, а мы, ученые, по другую.

В реальности же все разговоры о том, что, мол, личность отдельно, а научный результат отдельно – не стоят выеденного яйца. Если человек ворует в быту, то скорее всего он будет воровать и в науке – украдет при возможности чужой результат, использует плагиат при написании диссертации и проч. Как можно разделить личность любого историка (или палеоантрополога) и его поведение в науке, чистоту его методов? И если историк в обычной жизни подменяет свою личность костюмированной имитацией чужой личности, видит себя на месте исторического персонажа, требуя на полном серьезе обращаться к себе «сир»; если способен бросить утопающего по его вине товарища; пытать, а затем и убивать своих любовниц, то почему сама история, ее достоверное изучение и воссоздание – не могут быть подвергнуты им насилию, почему результаты и выводы не могут быть изуродованы человеком без моральных принципов? Почему насилие может быть методом владения и управления аспиранткой, а методом получения научного результата – не может? Если у тебя отсутствуют эти самые неведомые тебе моральные принципы, и ты в жизни способен решать свои проблемы убийством, то и научные проблемы легче разрешать насилием над фактами и убийством истинного результата.
 

*   *   *

Но, повторюсь еще раз, доцент-маньяк здесь фигура второстепенная, а интересует меня в этой истории именно Станислав Дробышевский, «на всю голову защитник». Ибо все вышесказанное им наводит на внезапную аналогию. Если мы имеем объективное и безусловное зло в лице доцента-расчленителя и в отражение ему совершенно субъективную, опирающуюся лишь на какие-то собственные привязанности и представления, попытку Дробышевского найти аргументы в его оправдание, то где гарантия, что в отношении достоверности научного результата Дробышевский будет вдруг взвешен, строг и объективен? Абсолютно никакой, ибо тот субъективизм и произвол, которыми он защищает объективное зло в угоду некой «научности», «заслуженности», «статусности» – есть самое яркое отражение его подхода к объективности научного исследования.

.

Дробышевский на форуме УПМ, февраль – март 2020. Фото: Антропогенез.ру

И этот момент с доцентом, как момент истины, показывает, что Дробышевский не просто может быть предвзятым исследователем, но для достижения нужного ему результата способен на любые фокусы – что он будет крутить, вертеть, убедить хотеть, глотать огонь, шпаги и высасывать из пальца любую чушь, лишь бы преподнести свои конструкции как достоверные и аргументированные. «И это всё, что ты смог наколдовать, Саруман?» Но все, что этот «Саруман» только сможет наколдовать, он наколдует. Целью его исследования является не стремление разобраться, не истина, а желание любыми фантазиями и обманками протолкнуть идею, которая кажется ему подходящей для его схемы. Его конструкции будут трещать и разваливаться от имеющихся прорех и перекосов, но он из своего джедайского халата змеей вылезет, доказывая, что подпорки – это самые лучшие свидетельства монолитности всего построенного им здания. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Личность человека и его любая деятельность – неразделимы. Если некто склонен фантазировать и манипулировать ради достижения результата в социуме, то нет никаких оснований считать, что он не «крутит-вертит» и в научной деятельности.

Мне уже порядком надоело приводить известные всем примеры манипуляций Дробышевского – попытки доказать «обезьянство» человеческого скелета Кадануумуу, собственное желание превратить череп хомо эректуса ER 42700 в хабилиса, объявить плейстоценовый разрыв в Африке несуществующим (вопреки его собственным заявлениям и заявлениям коллег), отыскать прямохождение ардипитека введением «лишних предположительных сущностей» и пр., и пр.[3]. Случай с попыткой оправдать «Олега Валерьевича» стал для меня, условно говоря, последней каплей, переполнившей чашу недоверия к его «костяным» и прочим изысканиям. Таким образом, я хочу еще раз повторить свой вывод – «приблизительный адвокат» Дробышевский с его принципом «куда хочу, туда и гну» – это прямая и точная проекция его и как защитника эволюции, исследователя; так сказать, выведенная из научной тени в социум подсказка о его «научных методах». Защита им «Олега Валерьевича» подвергает сомнению аппарат его аргументации в целом. Мое «предсказание» (беру это слово в кавычки, ибо все было ожидаемо) о скорой негативной реакции настоящих ученых на антропогенезников подтвердилось не только в отношении доцента-головореза, но и начало быстро сбываться в отношении самого Дробышевского. Образцом вольности рассуждений персонажа и зашкаливающей небрежности стала очередная его книга «Палеонтология антрополога», когда у коллег и даже соратников по форуму, похоже, лопнуло терпение и они вынуждены были напомнить Дробышевскому о его, так сказать, научном статусе. Дробышевский, уверившись в безнаказанности своих фантазий, перед выпуском книги проигнорировал все критические замечания коллег (оправдываясь тем, что спешил со сдачей книги в печать), следствием чего стала негативная реакция М. Гельфанда («Говорят, особенно негодует Михаил Сергеевич Гельфанд». См.: Дробышевский, «100500 косяков антрополога»; ссылка), а также еще более острая реакция профессора МГУ А. Журавлева, одного из авторов рассматриваемого на страницах этого сайта проекта «Доказательства эволюции». В статье, посвященной Дробышевскому (Журавлев, «Палеохалтура: 100–500 ошибок доцента», ссылка), автор пишет:

«Дробышевский очень любит разоблачать недобросовестных писак, затрагивающих науку: 150 ошибок профессора..., 60 ошибок... Ещё он обожает всё популяризировать, умудряясь штамповать по нескольку книжек в год, выступать с публичными лекциями и появляться на телеканалах от Первого до последнего (какого-нибудь РенТВ, куда приличные люди уже давно ходить перестали).

<...>

...В опусе антрополога Дробышевского, изданном под жёлтой обложкой (угадала же редакция!) от фактических ошибок, извращённых фактов и какой-то немыслимой безграмотности во всех научных областях глаз отдохнуть не успевает: законы физики и химии в ней не действуют, циклы элементов не существуют, континенты движутся со скоростью гоночных болидов... Но, поминутно спотыкаясь на выражениях «надвигающийся супостат», «перекладинка неочевидного назначения», «коварно загнут вниз» и прочих «наибольших великолепиях», я был вынужден продраться через это текстовое месиво. Увы, студенты интересовались, нельзя ли за неимением современных учебников по палеонтологии использовать книгу Дробышевского? Использовать можно, но в качестве учебника категорически нельзя! Нельзя даже в качестве научно-популярного издания, поскольку всё здесь переврано до крайности и даже гораздо дальше. Изуродована не только палеонтология. Любая наука, не говоря уж о многострадальном русском языке, который заставляет вспоминать фельетонных персонажей Ильи Ильфа и Евгения Петрова».

Разобрав основные ошибки книги (по сути разгромив ее), Журавлев итожит:

«Всё-таки я придумал, как использовать «палеонтологию» Дробышевского: тестирую студентов биофака, которые должны найти не меньше 30 грубых ошибок в каждой главе (языковые ошибки не считаются). Итог: 238 ошибок на 7 человек. И даже это лишь малая толика. Всем отлично! Дробышевский с позором отчисляется».

И уж тогда в завершение этой части о волюнтаризме Дробышевского, из недавнего – неплохой разбор одной из лекций этого «быстрого научного Гонзалеса» (ссылка 1, ссылка 2).
 

«Суженый мой, ряженый...»

Если бы студентки-сожительницы «криминального» Соколова изначально понимали, что их «суженый» – в самом широком смысле – ряженый, они бы могли избежать всех печальных последствий. Впрочем, они, я слышал, тоже охотно рядились. Возможно, как мотыльки, сами летели на огонь, но я сейчас не об этом. Я хочу сказать, что свойство, условно именуемое ряженностью, объединяет криминального доцента и проект «Антропогенез» не только визуально, внешним образом, но является весьма характерным, чтобы не сказать, маркирующим, признаком их несомненной внутренней общности.

В сети после вышеназванного события развернулась дискуссия, точнее, стали происходить постоянные точечные схватки с выяснением вопроса – ведет ли увлечение историческими реконструкциями, – всеми этими костюмами, балами, сражениями – к сносу крыши. Приводились в пример реконструкторы, чье хобби плавно и органично переросло в реальные боевые действия в сопредельных с Россией территориях. Им возражали – нет, не ведет, приводя в пример артистов, которые, мол, также все время рядятся в чужие одежды и играют других людей, и вот, крышу у них не сносит.

Неправы и те, и другие. Во-первых, пример с артистами тут вообще ни с какого боку. Эти люди сами не выбирают костюмы и роли. Они действуют по указке режиссера и демонстрируют зрителям в зале не себя, а стараются максимально воплотить и донести до зрителя образ требуемого персонажа. И зрители реагируют – вот как здорово артист Х сыграл сегодня Хлестакова! Артист, при всем его «вхождении в роль», все же отделен от изображаемого персонажа. Он может быть талантлив, а может быть бездарен, но направляет его, против его воли – режиссер, и сегодня артисту дадут задание играть Гамлета, а завтра – говно на палочке. В реконструкторских же играх происходит прямо противоположное. Здесь человек не отделен от роли и костюма. Это я, доцент Соколов, в костюме Наполеона, на белом коне. Я не изображаю для зрителей Наполеона (даже внешнего сходства – ноль), нет, это я, сам по себе – я, доцент Соколов, бешено кричу конным: «Встать в каре вокруг меня!» и понимаю, что не Наполеон, не образ Наполеона, а именно я сам явлюсь центром, ко мне обращаются «сир» и ждут приказа к наступлению или передислокации.

Женщинам свойственно украшать себя, привлекать внимание, нравиться. Это прекрасно. Мужчинам свойственно быть сильными, волевыми, защищать слабых. Не украшать себя, дабы «понравиться другим лесорубам», а быть добытчиком, производителем интеллектуального или физического продукта. Мы не будем говорить о мужчинах, у которых произошел сбой психической и поведенческой программы на женскую. Но существует ряд мужчин, которые, испытывая некий психический комплекс, ощущение себя как бы недостаточно мужчинами, пытаются «добрать» себе маскулинности и мужественности за счет внешних аксессуаров и одежды – в первую очередь милитаристского и агрессивного стиля: молний, цепей, браслетов, перстней, побрякушек, имитирующих награды и проч. Этакий мачо в коже и цепях. Не говоря уже о внутренних «подпорках» мужественности – речь идет обо всем накладном и «подкладном», увеличивающем, скажем, ширину плеч или небольшой рост субъекта. Милитаристский же стиль – это как бы наивысшее воплощение мужественности, поэтому человек, желающий показать себя бóльшим мужчиной, чем он есть, старается бывать в соответствующей обстановке, фотографироваться на лошадях, в самолетах, на кораблях, с оружием и охотничьим снаряжением. Стоит вспомнить хотя бы правителя, любящего фотографироваться с голым торсом – читатель, конечно, и без меня догадался, что речь идет об итальянском диктаторе Бенито Муссолини...

«...А фамилия моя слишком известна, чтобы я ее называл...» Фото из открытых источников

В подобном контексте реконструкторы, как правило, представляют собой психотип людей, которые не в полной мере чувствуют себя цельными личностями, то есть не вполне идентифицировали себя как «я». Об этом говорит желание поиграть в другого, побыть в чужой шкуре, пожить хоть немного чужой жизнью. Такое свойственно ребенку, в играх и в разных предлагаемых ситуациях «выковывающему» свою неповторимую цельную личность. Поэтому, если на меня набросятся реконструкторы и защитники костюмированных игр, я им скажу: «Ребята, ничего страшного, не парьтесь. В этом нет никакой патологии, это просто реликты детства – побыть другим, в других обстоятельствах, помечтать, проиграть для собственного опыта ситуацию, в которой тебе, скорее всего, побывать не доведется»[4].

.

Напрямую реализуемый принцип театра «Голый человек на голой сцене» – Nagisa Shirai в «Весне священной» в постановке Angelin Preljocaj, 2002. © http://krypta.i24.cc

Реконструкторы, которые похитрее, говорят, что, мол, руки прочь от нашего хобби, никакого вреда кроме пользы, к тому же, это свято – история, память, патриотическое воспитание молодежи. Да и многим молодым людям, без всякого воспитания, просто по кайфу поиграть в войнушку, провести свой досуг в необычных условиях. Драйв, азарт, энергия. «Караул, там молодые люди приехали и самоубиваются на свежем воздухе!» Но пусть реконструкторы, эти взрослые дяди в камзолах и доспехах, будут честны перед собой, или, как говорили раньше, пусть разоружатся перед партией. Рядиться – их потребность. Проверочное действие – предлагаю им побегать «на свежем воздухе» без всех этих декораций и мишуры, в своей обычной одежде и с палками. Но нет, без этой чужой оболочки и бутафории их не существует. Принцип театра – это голый человек на голой сцене. В прямом смысле – артист должен уметь сыграть кого угодно, без декораций и костюмов, хоть будучи голым и в пустоте (см., например, Нагиса Шираи (Nagisa Shirai) в «Весне священной» Стравинского, постановки Бежара, работы мимов и пр.). Да, среди реконструкторов много людей, кто искренне любит эти игры как хобби. У меня есть знакомый реконструктор, мой тезка Алексей, увлеченный игрой в гусар, катанием на конях и костюмированными балами. Вполне адекватный человек, хотя часть его ненастоящего образа все же перешла в жизнь – «Господа, позвольте-с, премного благодарен, дамы – вперед!» – и все такое, соответствующее – поклоны, расшаркивания, щелканье каблуками (в пьяном виде, правда, очень агрессивен и не жалует даже дам).

Но в целом реконструкторские игры – это занятие, интересное лишь самим участникам, каждому из них – «для себя самого», по отдельности, и совершенно пустое действо для зрителей. Как и вообще для какого-то внешнего потребления. Со стороны, для зрителей, все эти «баталии» с бегающими на огромных пространствах отдельными группками и редкими дымами, кажутся жидкими, а сцены схваток по недостатку актерского мастерства фальшивыми, ибо зритель сразу видит, что там всё понарошку. Если в кино мы верим в смерть героя, то здесь ужасаемся – что ж они, идиоты, так саперными лопатками машут, не поубивали бы друг друга!

..

Как в известной карикатуре – не надейся, черный ворон, на добычу, это всего лишь реконструкторы. Сейчас они еще немного потолкаются и пойдут вместе водку пить. Фото: клуб Scara Regis

Одним словом, как и человек, желающий за счет агрессивной оболочки казаться бóльшим мужчиной, классический образец исторического реконструктора представляет собой человека не то чтобы совсем уж с комплексом неполноценности, но имеющего внутри некоторую пустоту, которую нужно заполнить теми же внешними декорациями. Эта пустота, «нестройность внутренней системы», как мы отметили, проявляется, если человек как целостная личность не до конца состоялся, когда внутренний мир не до конца наполнен, характер недоделан, игры недоиграны и профиты недополучены. Реконструктор «добирает» все это переодеванием в кого-то другого и игрой в кого-то другого, но – подчеркну еще раз, – он не имеет целью, как артисты, продемонстрировать нам чей-то чужой образ, а сам живет им, этот образ важен только для него, а на нас с вами ему наплевать. И вот, тысяча таких «чужих образов в себе» собираются вместе под фальшивым флагом и бегут имитировать драку с другой кучей таких же, но с другим фальшивым флагом.

Если копать глубже, то с этической точки зрения все эти игрища являются некой насмешкой над баталиями настоящей войны, ибо это лишь неопасная костюмированная пародия на нее с целью получить удовольствие всем участникам. Говорить о каком-то патриотическом воспитании на таких примерах глупо, так как школьники и прочие молодые люди не только не получат представления о реальной тяжести сражений и жертвах их предков, а, напротив, усвоят, что самый легкий путь в этой жизни – это что-то имитировать.
 

«И вот тут некоторые стали себе позволять нашивать накладные карманы…»

Итак, крышу у рядового классического реконструктора от исторических игрищ, как правило, не сносит. Если что и является достойным умеренно-тревожного внимания, то сама потребность индивида или группы индивидов переодеваться в чужие одежды и играть в других людей. Сама такая потребность есть маркер того, что во внутреннем датском королевстве не все ладно, что индивид только тогда полностью индивид, когда он «добрал» одеждой и бутафорским оружием (ну и внутренним настроем, разумеется) до желанного ему образа Наполеона, рыцаря, гусара или бойца Второй мировой. У доцента Соколова не снесло крышу от переодеваний в Наполеона, ровно напротив, сам по себе он настолько был уже самовлюблен и тщеславен, что образ Наполеона оказался ему как бы по размеру внутренне. Но и внешне этот образ оказался максимальной компенсацией того, что недополучил Соколов в этом мире, всех тех проявлений поклонения ему, почестей, какие он мог бы получить от людей вровень своей личности. То есть доцент восполнял не внутреннюю нехватку каких-то качеств, а костюмами «добирал» до полного соответствия внешнего образа своему внутреннему величию. Вокруг нас полно таких же «реконструкторов», возможно, и не столь очевидно проявленных. Посмотрите на образ, который избрал себе главный оппонент криминального доцента, тоже историк наполеоновских войн – это роль рафинированного эстета: платочки, ноготочки, парфюм, залы филармоний и пение у рояля. Посмотрите на того же Невзорова. Те, кто его знает как человека с улицы, удивляются его новому вальяжно-демоническому образу. Дмитрий Быков пытался определить, кого изображает Невзоров (кажется, Воланда), но ошибся. Невзоров изображает Шерлока Холмса, причем не в отечественном, а в современном западном кинематографическом варианте, где Холмс больше ученый, чем сыщик. Этакий исследователь в халате, с трубкой, в антураже XIX века, в ампирном кресле на фоне библиотечных стеллажей, среди картин, бюстов и вензелей, весь в колбах и приборах, холодный, циничный, с отрешенным взором, препарирующий факты, как лягушек, и во всем полагающийся только на науку. Этому бывшему криминальному журналисту не хватает внутренней рациональной гармонии, и он, как и реконструкторы, «добирает» до желаемой сути этими книгами, канделябрами и постоянными упоминаниями червей, жуков и прочих зверушек с нарочитым произнесением их латинской номенклатуры. Впрочем, читатель и сам может вспомнить примеры создания иллюзий и «добирания» отсутствующих качеств среди всем известных сегодняшних персонажей. Вопрос о многих из них – «когда же они все насытятся», не имеет смысла, поскольку их ненасытность вызвана психологией бедности, комплексом бедного и недооцененного в прошлом человека, а нынешние часы за миллионы, яхты и недвижимость – это, по их мнению, демонстрация их истинного статуса, поэтому «добираниям» до еще более истинного статуса не будет конца. Впрочем, не станем отвлекаться от основной линии, тратить время – поехали дальше.

Все эти приведенные выше комплексы и попытки их компенсировать не стоили бы нашего внимания, когда бы при анализе проекта «Антропогенез.ру» (с его производными) отчетливо не нарисовалось, что все тут завязано в тот же единый узел. Мы живем в эпоху всеохватного реконструкторства и «реконструкторов», то есть в эпоху тотальных подделок, муляжей и декораций. Такими же «реконструкторами», то есть такими же декорированным муляжом «как бы науки» является и проект Соколова-Дробышевского, этой пары мерцающих звезд, создающих избыточное давление на мозги публики.

Александр Соколов уже сам по себе являет образ, декорацию, подделку под якобы просветителя, о чем мы подробно говорили в предыдущей статье. Алексей Лунный сказал как-то, что если человек хочет выпятить свою принадлежность к науке, то он первым делом отращивает бороду, создает, так сказать, внешний образ ученого. Разумеется, не все, кто носит бороду, поддельные ученые, но поддельные ученые носят бороду все. В этом смысле Соколов даже перестарался, поскольку напоминает уже не ученого, а дореволюционного дворника. Хотя, возможно, с учетом глубинных интересов субъекта, я не прав, и он выращивает бороду на продажу. О фальшивой роли просветителя говорит и его стремление присвоить себе несуществующие научные регалии[5]. Повторяется «Сказка о рыбаке и рыбке». Там пушкинская старуха захотела себе незаслуженных почестей, а здесь какой-то довольно рядовой конферансье вдруг вообразил, что он ученый, археолог и палеонтолог, и, конечно, отрастил бороду. Как говорили в этом случае древние греки, «Вижу бороду, но не вижу философа». Вижу Соколова с бородой, но меня сейчас стошнит. Соколов позиционирует себя как популяризатора науки, но если кто-то выглядит, как торговец, ходит, как торговец, крякает, как торговец, то кто это?

В плане имитаторства околонаучной деятельности не отстает от него и его однояйцевый брат, также пришедший на проект из сферы маркетинга и обслуживания клиентов, и на новой службе внезапно ставший биологом. Кажется, и он начинает отращивать бороду. Глядя на него, вспоминается анекдот:

– Как же вы, заслуженная ткачиха, стали валютной проституткой?

– Просто повезло.

Проект же, в целом, как и «мужчины в коже и цепях», как и реконструкторы, так же «добирает» до убедительности всей этой своей внешней мишурой и имитацией научности. Причем, когда отдельные вменяемые ученые излагают традиционные концепции, например, касаемо питания, психологии поведения и пр., то все это еще воспринимается как нормальный научпоп. Но когда спикеры, как бы в соответствии с заданными организаторами условиями, приступают к разоблачению мифов, кончается даже научпоп, «и дышат почва и судьба». Содержание таких разоблачений отчего-то выглядит крайне примитивным, поверхностным, и создается полное впечатление, что решение заявленных проблем – это просто создание иллюзии решения, придумывание каких-то невнятных объяснений, которые должны считаться удовлетворительными только потому, что их озвучили «специалисты» и «эксперты».

Ряженые. Верхний ряд – доцент-головорез О. Соколов, Клим Жуков и Гоблин. Нижний ряд – А. Соколов с бэкграундом из таких же ряженых, джедай С. Дробышевский и А. Панчин. Фото с сайта Антропогенез.ру и из открытых интернет-источников.

Один из наших друзей, наблюдавший последний по времени форум изнутри, делится впечатлениями от посещения:

«...Из-за кулис появился Дробышевский в коричневом плаще, размахивающий «световым мечом». Взяв у ведущего микрофон, он воскликнул:

– Двенадцатый шабаш официальной науки объявляю открытым!

Заиграла музыка, пронзительно закричал птерозавр на экране. Начались собственно выступления.

Выступления на форуме «Ученые против мифов» вряд ли могут именоваться «лекциями», ибо напоминают вовсе не лекции в обычном понимании, а по большей части довольно поверхностное изложение фактов и домыслов, смешанных в разных пропорциях. Новая соколовская фишка – это номер с так называемыми «вредными оппонентами», то есть теми же всегдашними участниками форума, задающими после выступления докладчику каверзные вопросы. Однако их вопросы трудно назвать каверзными, а само общение трудно назвать полемикой или научной дискуссией. По сути это просто беседы на темы, так или иначе затрагивающие содержание прозвучавшего доклада. Всё. Видимо, когда организаторы поняли, что сплошные монологи спикеров уже стали всем надоедать, они придумали также некое подобие дебатов, по их словам, способствующих привычке к цивилизованной дискуссии и новому уровню общения. Однако все это, конечно, имитация – нормальные дебаты не включают в себя столь явно наигранные диалоги, несерьезное отношение к проблеме, работу на публику, не говоря уже о подборе оппонентов, которые, помимо всего прочего, очевидно все давно друг с другом знакомы и в деталях знают мнение друг друга по каждому вопросу. Не останавливаясь здесь подробно на доказательствах, которые могу привести при необходимости, скажу в общем и целом, что форум можно назвать откровенной профанацией науки. Этакая смесь поверхностного информирования с приятным отдыхом» (С.М.К., частное сообщение, с разрешения автора).

Как и у реконструкторов, этих ребят, по их мнению, «приподнимает» внешняя атрибутика, в широком смысле переодевание в ученых. Антропогенезовцы белыми нитками пришивают к своему цирку науку под любым предлогом, пробивая всё новые днища. Одним из слоганов выставки и мастер-классов на недавнем форуме было не уже привычное «Переходи на сторону науки», не «выбирай науку», а – «Потрогай науку!» Это какой-то хтонический сюр. Тактильное ощущение антропогенезниками науки позволяет предположить открытие все новых, еще более чувственных горизонтов. «Науку продлевать будете?» «Предупреждаем, у нас в заведении услуги общения клиентов с наукой подорожают со следующего месяца». В этом смысле безобидные ранее выражения типа «Он погрузился в науку с головой» звучат уже крайне двусмысленно. Торговец наукой Соколов разродился еще одним слоганом, ставшим целым девизом недавнего 12-го форума – «Бегущие по лезвию Оккама». Здесь он также хотел прикрыть наукообразием внутреннюю «недонаучность» форума, но по безграмотности создал очередную двусмысленную конструкцию. Название включает отсылку к известному фильму, но сама метафора бега или ходьбы по лезвию – синонимична выражениям «ходить по краю пропасти», «по тонкому льду», «балансировать на краю» и пр., то есть означает находиться в весьма шатком и опасном положении, в любой момент грозящем обернуться катастрофой. Таким образом, Соколов и К°, относя этот девиз к форуму, заявляют, что они «всем притоном, всей Монголией» находятся по отношению к науке в весьма шатком положении – и бритва старика Оккама, как инструмент тестирования научных сущностей, в любую минуту может отсечь их от декларируемой ими самими научности. Переводя девиз форума на человеческий, «мы балансируем на острие лезвия Оккама без всяких гарантий на нашу научность». Опять и опять те же самые грабли – они не слышат даже того, что говорят сами. И я знаю, откуда эта путаница. Судя по всему, однажды на одном из тренингов гуру Викентьев рассказал Соколову, что правильно нужно говорить не «проблема», а «вызов». И теперь у Соколова вызов с головой – он не может соотнести понятия, находить нужное место словам; у него от задач, поставленных на тренингах, логика переместилась в какие-то параллельные миры.

.

Очередная порция специфического юмора от «Антропогенеза». На форуме УПМ продается печенье в виде копролитов (т. е. окаменелых экскрементов). В слове допущена ошибка, что отражает общий уровень грамотности этих людей. В ассортименте – «Веселые полезные капролиты» (на этикетке пещерный человек), «Капролиты пингвинопитека» (символ форума) и прочие вкусняшки. Фото: Антропогенез.руу

Мы помним, что традиционная стилистическая манера Соколова состоит в том, чтобы построить фразу от лица не просто оппонента, а оппонента-идиота – типа, ученые нам врут, только дураки верят в эволюцию, а тем временем рептилоиды хотят завоевать землю, но нас спасут подземелья, скрывающие тайны и сокровища Атлантиды и пр. Читая такие подводки, каждый раз теряешься, что за идиот это говорит, почему эти слова исходят от Соколова, и как их нужно перевернуть, чтобы понять намерение автора. И лишь совсем недавно я понял, откуда у Соколова эта мерзкая манера. На тренингах по маркетингу постоянным упражнением является игра, когда каждый из присутствующих исполняет роль клиента, сочиняя от его лица некое заветное желание, а другие участники играют в то, как более результативно в плане рекламы подать исполнение этого желания. И так изо дня в день, годами, игра чужой роли и чужого желания. Неадекватность в том, что все эти желания выдуманные, то есть будущие криэйторы-маркетологи, как и ведущие курсов, учатся и учат иметь дело не с реальностью, а разговаривают в прямом смысле сами с собой. Отсюда и рождаются эти перевертыши:

«Петербург – город с великой историей, расположенный почти на самом краю плоской, как череп рептилоида, Земли. Сюда не докатилось ни татаро-монгольское иго (которого, как мы знаем, не было), ни эпидемия ВИЧ (которого тоже, как известно, нет). Берега Невы еще помнят всемирный потоп, прошедший здесь всего лишь 200 лет назад, а в темных углах кунсткамеры прячутся страшные ГМО-мутанты. И разве северная столица - не лучшее место для заговора адептов «глобального потепления? – реализует свои умения Соколов в подводке к одному из форумов. – Но к нам поступают тревожные вести: на подступах к городу замечены джедаи науки». И лозунг, тут же: «ПРОРВЕМ БЛОКАДУ МРАКОБЕСИЯ!»

Чей это монолог? К кому это, «к вам», поступают тревожные вести? К кому обращен и что означает призыв прорвать блокаду мракобесия? Мракобесия джедаев науки, блокировавших Питер? Или это джедаи уже прорвались и вещают поверх речей мракобесов?

«Нам забивали голову ненужной физикой, обманывали лживой биологией и зомбировали историей древнего мира. Но кто знает – может скоро закостенелые догмы рухнут?» – пишет еще в одной подводке Соколов. Черт возьми, насколько нужно не знать даже того, кем прикидываешься. Те, от имени которых это написано, уверяю, даже понятия не имеют о том, что такое физика и биология, и древний мир; они забыли о таких словах еще в школе, никогда не зададут таких вопросов и плевать хотели на всю эту вашу рекламную стратегию.

Между тем, если некто имитирует («реконструирует») человека, близкого к науке, то одной бороды мало. Как и исторические реконструкторы, Александр Соколов «добирает» до желанного образа еще и написанием собственной книги. Книга для имитатора – это как латы для реконструктора, ведь рыцарей не бывает без лат, а ученого без написанной книги. Ну как, книги? Не книги, конечно, но чего-то такого, внешне похожего на книгу.
 

Завоевывая пустые плацдармы

Итак, книга. Хочу заметить, что изучению материалов «Антропогенеза» я уделяю совсем не так много внимания, как может показаться. Как правило, я отмечаю и реагирую только на выборочные, по сути случайные, проявления неадекватности. Показателем степени моей, так сказать, углубленности в тему может служить тот факт, что я до последнего времени не знал (да и то случайно узнал из переписки с людьми, уверенными в моей осведомленности), что Соколов в своей книге «Ученые скрывают?» еще в 2017 году, оказывается, сподобился посвятить мне, своему недостойному оппоненту, фрагмент. Приведу его целиком.

«Несколько лет назад, когда я только обдумывал создание проекта АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ, в рунете было всего несколько любительских сайтов, посвященных эволюции человека. Увы, среди них находился откровенно лженаучный ресурс. Его хозяин – литературный деятель – писал бойко и зло и при этом, не стесняясь, поливал грязью уважаемых ученых – палеонтологов, антропологов, археологов, которые стали авторами нашего проекта. Я спокойно отношусь к людям разных взглядов, но не переношу хамов. Поэтому я принял решение: никогда не упоминать данный сайт на страницах АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ, с его автором в полемику не вступать, на письма не отвечать. Когда наш проект стал развиваться, страницы «Антропогенеза» заняли топовые позиции в поисковиках, ссылки на наши статьи появились в «Википедии» – и российский пользователь, раньше попадавший в гостеприимные объятия лжеученых, стал ходить к нам, а не к ним. Для креационистов рунета наступили тяжелые времена. Несколько раз встревоженный литератор публиковал на своем сайте едкие, сочащиеся желчью комментарии к нашим материалам. Мне кажется, он надеялся, что на него обратят внимание, ответят – и начнется словесный поединок, который как воздух нужен людям подобного склада. Почувствовав, что «попал в игнор», наш литератор погрустнел, и сейчас его сайт всеми забыт» (Соколов, 2017).

Это может показаться невероятным, но в приведенном фрагменте враньем является каждое слово. Писатель-имитатор, как и нынешние пропагандисты, прекрасно осознает, что пишет это исключительно для своей публики – в качестве сохранения лица и попытки объясниться с соратниками, отчего он так долго не реагирует на мою критику.

.

Название какой-то раритетной книги сходно с представлением Соколова о лженауке.

«Увы, среди них находился откровенно лженаучный ресурс»... Да уж, увы. Напомню, что наш конферансье нигде и никогда не дал четкого определения понятия «лженаука» (об этом чуть ниже), однако ранее мы выяснили, что вселенная Соколова делится на знания, принятые в научном сообществе и собственно лженауку. То есть лженаукой Соколов именует все то, что не соответствует принятой парадигме. При этом мир знаний в исполнении Соколова безумно скучен – если Дробышевский действует «творчески», фантазирует, додумывает, виртуозно выкручивается из непростых ситуаций, то Соколов просто тупо воспроизводит ртом, на бумаге и в роликах общеизвестные факты и принятые гипотезы, да при этом еще и врет как-то банально, без дробышевского огонька. Желание Соколова соответствовать сегодняшней линии партии находится иногда даже на грани некоего предательства своих соратников по науке и эволюции, которые стояли у истоков многих дисциплин, и тех, которые не боялись или не боятся искать новые подходы к решению научных проблем и высказывать сомнения. Вспомним, что когда Соколову нужно дискредитировать находки, не вписывающиеся в эво-картину, он легко «валит» археологию и археологов XIX – начала XX века, заявляя, что это была еще некая недо-археология (целый сонм отцов-основателей этой дисциплины сейчас ворочается в гробу). Это как заявить, что наскальные рисунки Альтамиры или Шове еще не вполне искусство (я уже упоминал, что в той же археологии, как и в живописи, от возникновения до наших дней ничего принципиально нового, «вертикального», не появлялось). Умники вроде Соколова делают из науки абсолютную религию – вот, есть канон, а все прочее – бунт еретиков. И как же это, наверное, легко, приятно и безопасно – отслеживать любые несовпадения с линией партии, а самому всегда быть правоверным! Но тогда и Тур Хейердал, гипотеза которого, несмотря на предпринятые им морские путешествия, не подтвердилась, является лжеученым, а его деятельность – лженаукой. А известный русский ученый, антидарвинист Данилевский – лжеученый? А что сказать о знаменитых ученых-эволюционистах, воспринимающих эволюцию поперек принятой музыки или вообще отрицающих дарвиновские механизмы – о Грассе, Дентоне, Берге, Красилове, Назарове, Чайковском и пр.? (впрочем, полагаю, что Соколов о них и не слышал). И уж гулять так гулять. Дарвин, отец ваш родной, разработал теорию наследования под названием «пангенезис», в корне ошибочную и опровергнутую наукой – тогда и он лжеученый? А Уоллес с его изысканиями в области мистики и спиритизма и прочих оккультных вещей – тот вообще заслуживает премии «ВРАЛ». То же касается и моего «лженаучного ресурса». Я создал каталог человеческих окаменелостей (с включением аномальных находок), из которого черпали тогда даже некоторые нынешние участники «Антропогенеза». Когда же пара восходящих звезд создала свой сетевой каталог, Соколов на голубом глазу соврал, что их каталог человеческих окаменелостей – первый в рунете. Это весьма в духе конъюнктурщиков и шарлатанов – признавать нечто только выборочно, играть лишь в свои ворота, обнулять очередности и пр.

«Его хозяин – литературный деятель – писал бойко и зло и при этом, не стесняясь, поливал грязью уважаемых ученых – палеонтологов, антропологов, археологов, которые стали авторами нашего проекта».

Не пойму, «бойко», это хорошо или плохо? Конечно, для автора цитаты лучшим вариантом было бы, если б я писал не бойко и зло, а вяло и добродушно. Однако Соколову нужна причина того, почему он в отношении меня набрал в рот воды. И поэтому, в терминах классической женской логики, выбирает такой причиной хамство. «Я не буду с тобой разговаривать, ты мне нагрубил». Хотя «хамством» Соколов называет ту неприятную для себя ситуацию, когда оппонент задает вопросы и критикует, а у тебя нет ответов, да и ответить, нарушив молчание, невозможно. Поэтому – только хардкор, только дегуманизация противника!

«Я спокойно отношусь к людям разных взглядов, но не переношу хамов (говорит человек, именующий своих критикуемых персонажей не иначе как «пирамидиотами», «уфоложцами» и «долбославами». – А.М.). Поэтому я принял решение: никогда не упоминать данный сайт на страницах АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ, с его автором в полемику не вступать, на письма не отвечать».

Вспоминается то самое, классическое: «Я три дня гналась за вами, чтобы сказать, насколько вы мне безразличны». Об игноре говорит человек, который свои объяснения в отношении игнорируемого вставляет в свою бумажную книгу. Я, например, сколько бы своего времени ни уделял оппоненту в сети, в свою книгу даже упоминания о нем не включу, от слова «никогда». А об игноре автора этих строк говорит человек, мониторящий сайты и форумы и ловящий каждое о себе слово. Странны эти юношеские комплексы, когда ты кого-то читаешь, но боишься в этом признаться. Что это такое вообще, игнор? Я понимаю игнорирование какого-нибудь неумного или докучливого собеседника на форуме, но что такое игнорирование субъекта (в данном случае автора этих строк), который тебя критикует за конкретные твои ошибки? Тот же Никола Борисов мог, например, отпускать в адрес Ильи Рухленко самые оскорбительные характеристики, но никакие оскорбления или игнор не закрывают проблему и не снимают остроту заданных вопросов (скрин). В подобном «игнорировании» можно было бы увидеть какой-то показной снобизм и даже возразить – вы желаете продемонстрировать, что выше всего этого? С чего это вдруг? Хочется сказать – ничего, не графья; вон, даже товарищ Сталин читал каждый стих, повесть и смотрел каждый фильм ненавистных ему авторов. Мандельштама за стих о себе сгноил в лагере, а на полях романа Платонова написал резюме: «Сволочь!» И не стеснялся в своем интересе признаться!

Действительно, очень удобно свой игнор объяснить, как Соколов, хамством оппонента. Но вся фишка в том, что в отношении меня здесь не игнор, здесь – табуирование. Игнор, это равнодушие, а табу – страх открыть ящик Пандоры. Как говорит балагур и пересмешник Белковский, быть табуируемым – это всегда приятно и почетно. Потому что табуируется всегда только сакральное, то, чего ты не контролируешь и чего опасаешься (см.: Белковский, «Философия запрета»). Читатели и зрители Соколова удивляются, почему он не реагирует на критику, на «бойко и зло»? Ведь он, вроде, уже не раз смело бросался в бой, критикуя несравненно более известных оппонентов. Однако если мы посмотрим все боевые вылеты Соколова, то увидим, что мишенью всегда является противник, который либо не может оказать никакого сопротивления, либо это человек, допустивший какие-то явные ошибки, на которые можно указать и быть объективно правым. С каким воодушевлением Соколов или Дробышевский бросались дискутировать со священниками на тему антропогенеза, да еще при условии со своей стороны – чтобы священник использовал только научные, а не богословские аргументы! Красота, а не дебаты! Столь же легко и охотно Соколов, объединившись для верности с имеющими научные степени людьми из своей компании, бросались подсчитывать и сводить в таблицы ошибки и оговорки Савельева, Осипова или Клёсова (разумеется, без малейшего шанса дать им ответное слово на своем сайте). И каждый раз любой из оппонентов оказывался у антропогенезников по сути малограмотным недоучкой, якобы лепящим детские ошибки. Между тем неудивительно, что в отношении автора этих строк Соколов свою тактику не применил. На ошибки пришлось бы так или иначе указывать, ложность аргументов или малограмотность субъекта – хоть как-то обосновывать, а Соколов себе не враг. Просто нет аргументов. Просто нельзя открывать этот ящик. Если конферансье вступит в дискуссию, то проиграет. Люди полезут по ссылкам, будут читать Милюкова. Поэтому – табу даже на произнесение имени. Это называется не «игнорирую», а «прячусь».

«Когда наш проект стал развиваться, страницы «Антропогенеза» заняли топовые позиции в поисковиках, ссылки на наши статьи появились в «Википедии» – и российский пользователь, раньше попадавший в гостеприимные объятия лжеученых, стал ходить к нам, а не к ним. Для креационистов рунета наступили тяжелые времена. Несколько раз встревоженный литератор публиковал на своем сайте едкие, сочащиеся желчью комментарии к нашим материалам».

Только сейчас мне открывается историческая правда в ее ретроспективе. Так вот для чего нужен был «историк» Клим Жуков в проекте! Для правки истории! Вот, оказывается, кто фактически победил российский креационизм! Сайт «Антропогенез»! А во Второй мировой войне одержал победу, случайно, не сайт «Антропогенез»? А Гагарина в космос не он запустил? А почему, стесняюсь спросить, «Антропогенез» до сих пор не поборол коррупцию в стране или не победил на дальних подступах ИГИЛ, запрещенный к употреблению в России?

Напомню еще раз, что я никогда не позиционировал себя как креациониста, разве что в самом широком смысле, как православный христианин, верующий в Творение. Но правда в том, что Соколов врет. Секрет успеха «Антропогенеза» в том, что этот проект развивался практически на пустом, в смысле оппонирования, месте. Никаких прекрасных времен для креационистов российского интернета никогда на моей памяти не было. Центр «Шестоднев» в 2010-м уже дышал на ладан, отец Даниил Сысоев был убит в 2009 году во время службы в храме, сайты Лаломова, Колчуринского и Буфеева лежали в глубоком обмороке. Российский креационизм никогда не был в стадии «состояния» (от слова «состояться»), а только медитировал на западные наработки, не имея своих. В 2012 году была предпринята попытка всех российских креационистов объединиться, но закончилась она ничем. Более менее регулярно обновлялся крымский ХНАЦ (в то время еще Украина), но в 2014 году по известным причинам прекратил существование. Таким образом, «Антропогенезу» с самого начала никто не мог серьезно противостоять и не противостоял. Более любопытно, что тогдашними силами собранных ученых создатели «Антропогенеза» имели реальную возможность добить российский креационизм. Но, резво начав «борьбу», Соколов, получив локально по мордам от единичных оппонентов (Виолован, Лунный, Рухленко), вдруг моментально от борьбы отказался, перекинувшись на безответных и безопасных противников ГМО и экстрасенсов. Недруги отечественного креационизма в ближайшем будущем (когда это движение встанет в полный рост), полагаю, еще не раз помянут Соколова специфическим словом за такую его победоносную имитацию борьбы, а сторонники креационизма и Разумного замысла – почти поблагодарят и добродушно посмеются. В свободном обществе, где религиозность не будет навязываться, а станет свободным личным выбором, значительная часть нынешней молодежной фронды сочтет науку и религию совместимыми. В самом широком смысле «с петель срежут двери» всех темниц. Сойдут на нет соколовские форумы. Люди увидят, что религия может ассоциироваться не только с освящением «мерседесов», но и быть культурной и национальной идентификацией личности. И дарвинисты, и креафобы будут еще не раз прокручивать в уме нереализованную возможность, когда всех слабаков-оппонентов, креационистов и ID-ров, как спящих чапаевцев, можно было задавить в зародыше, в анабиозе и эмбриогенезе, но при первых же скрипах вражеской телеги наш борец, пересчитав гульдены, трусливо слился за горизонт воевать с противниками ГМО и гомеопатами (об этой моментальной смене объекта борьбы мы говорили в предыдущей статье). Хотя, с другой стороны, нашего предпринимателя тоже понять можно, ибо какая лавочка согласилась бы зарабатывать при таких рисках сесть в лужу? Поэтому, потомки, противники Творения и Разумного замысла, я – из дня сегодняшнего – взываю к вам и прошу реабилитации Соколова! Ну, не шмогла она. (Обращение к потомкам, разумеется, шутка, все поменяется гораздо быстрее).

Тем не менее стоит отметить, что отказавшись от борьбы с одним противником, и даже при отсутствии противника, Соколов и его подручные, завоевывая пустые плацдармы, влезли в каждую статью Википедии и на каждый форум, посвященный происхождению человека, где вычищали железной метлой или кастрировали все ссылки на ресурсы оппонентов (скрин). Рекорд моего не очень известного сайта в 2012 году, даже через два года после создания «Антропогенеза», составлял 3000 посетителей в день (скрин). Но потом пора сайтов как источников текстовой информации прошла – и прошла на уровне мирового тренда. Наступила пора визуальной информации и соцсетевого фастфуда – быстрого обмена любыми форматами; роликами, репликами, ссылками. (Как выразился Соколов, если ты говоришь правду, то где твой ролик на ютюбе?) Сейчас у самого «Антропогенеза», единственного в России и мире русскоязычного палеоантропологического ресурса, посещений всего лишь порядка 2–3 тыс. в день, и именно потому, что сетевая жизнь перешла в другую плоскость. Я всегда поддерживал свой сайт один, были периоды молчания до полугода и даже года по собственным обстоятельствам; был эпизод, когда мой сайт в период обострения войны головного мозга в стране по решению суда был блокирован Роскомнадзором, но один аспект безусловен – вся эта тысячная гидра «Антропогенеза» после 2010 года накрыла щупальцами весь российский интернет – создала группы в сетях, вышла в ютюб, стала вещать из каждого утюга, публиковать информацию о себе на каждом столбе, давать теле- радио- и интернет-интервью, пороть мультфильмы с «сиськами ардипитека», устраивать сетевые и реальные публичные мероприятия, просить помощи в самых высоких кабинетах; иными словами, вся эта гидра, а точнее сказать даже – туча прожорливой саранчи – сожрала и засрала все мыслимое и немыслимое сетевое, теле-, радио- и реальное пространство своими «сиськами ардипитека» и рекламой – и после этого Соколов хвастается тем, что тягался со мной, одиночкой? Что ж, герой. Ну, ничего. «Подожди немного, отдохнешь и ты». Между тем Соколову мало объяснить единоверцам причину своего молчания, нужно объяснить еще, почему такая его тактика оказалась правильной и бьющей по противнику. Типа, не зря же этого мистера Икс табуировали, то есть, пардон, игнорировали.

«Мне кажется, он надеялся, что на него обратят внимание, ответят – и начнется словесный поединок, который как воздух нужен людям подобного склада. Почувствовав, что «попал в игнор», наш литератор погрустнел, и сейчас его сайт всеми забыт».

По мнению автора цитаты, главный мой облом здесь – несбывшаяся надежда на общение, а ключевое слово – «погрустнел» (ну, и как неотвратимое наказание – сайт мой забыт). Однако нужно знать историю этой конструкции, этого глагола и его производных, и оценить то, как свято чтут мои оппоненты традицию[6]. Я призываю читателей – друзья, не шутите в присутствии тех, кто по скудоумию не способен считывать иронию, и в ваших словах слышит какой-то собственный смысл. Мое предположение, что скудоумие не может быть бесконечным, не оправдалось. Конструкцию, придуманную когда-то Марковым о том, как я разочарован и умален перед величием оппонентов, в очередной раз воспроизвел наш славный плагиатор. Нет, я не разочарован. Напротив, я очарован бессилием аргументации антропогенезников и, признаюсь (стыдно, но признаюсь), мечтал, чтобы этот волшебный миг длился вечно. Между тем приведенная выше фраза из книги Соколова мне особенно понравилась, и я рискну повторить ее еще раз, коль уж оппонентам можно повторяться до бесконечности.

«Мне кажется, он надеялся, что на него обратят внимание, ответят – и начнется словесный поединок, который как воздух нужен людям подобного склада».

Фраза, хоть и не своя, хоть и списанная у Маркова, но зацепила слишком уж очевидным несоответствием реальности, потому что о моем истинном желании с ним дискутировать Соколов знает не хуже меня. «Да что он, черт возьми, такое несет?» И «людям подобного склада» – он просто не может знать, какой у меня склад. Я уже дискутировал с этим человеком и знаю, что он не включен в систему, объединяющую некое подмножестство людей с одной культурной традицией, не погружен в контекст того мира, в котором нахожусь я. Или, проще говоря – слишком многое не видит и не понимает для того, чтобы поддерживать во мне какой-то интерес к общению. Или, еще проще – он просто му... Ладно, проще уже некуда. Во время нашей дискуссии он не воспринимал иронию, не понимал мои «пасхалки», не улавливал растворенных в тексте общеизвестных цитат и прочих «культурных паролей». Хочу разочаровать этого писателя и его читателей – простите, что не оправдал ваших стереотипов. Пусть это не покажется неприятным, но я использую Соколова всего лишь как грушу для битья, и только, а дискутировать с грушей, согласитесь, странно. Что я могу такого от него услышать? Как говорят французы, даже самая красивая девушка не сможет вам дать больше того, что имеет, а тут всего лишь Соколов. Более того. Я чувствую себя неким уборщиком, мусорщиком. Занятие, может быть, и не вполне благородное, но выносить мусор я считаю своим долгом. При этом странно, что мусор заявляет об игнорировании его выносящего. Мне даже немного неудобно за свой комфорт, но ситуация для меня идеальная. Представляю себе – мне бы пришлось дискутировать, тратить энергию на борьбу с чужой глупостью, а так – ведро с мусором молчит, «игнорирует» тебя и позволяет себя выносить на мусорку в любое удобное тебе время. В метафизическом плане можно даже сказать, что мусор – своим молчанием и согласием – сам себя выносит, ибо, еще раз, большего бытового удобства и комфорта и не пожелаешь.
 

«Скоро, о скоро ты, баня, сгоришь...»

Я понимаю, что Соколовым цитируемое мной писано для других и в оправдание себя, но комментирую на всякий случай. «Очевидные вещи нужно проговаривать вслух». Что же касается книги Соколова в целом, то даже поверхностное знакомство с ней наводит на мысль, что она могла бы стать неким пособием по неадекватности, раздвоенности сознания и двойным стандартам. Книги, они как грибы, их все можно читать, но некоторые только один раз. Книга Соколова, конечно, не ядовита, но она максимум одноразовая. Как мы уже говорили, это еще одна декорация, такая же, как борода. В свое время я прочел только фрагменты, выложенные в сеть самим автором, затем пытался прочесть всю книгу, скачанную из сети, но читал на ускоренной перемотке и пропустил самые любопытные моменты. Теперь честно говорю, что попытался прочесть всю книгу, по сути впервые.

И не пожалел! Вранье начинается с самого начала книги, с сугубо технических моментов. Декорация, она и есть декорация. Имитация труда писателя, своего рода «реконструкция» написания книги на тему науки. В дрожь вгоняют предшествующие основному тексту кары и угрозы (далее цитирую по: Соколов, 2017, выделено в цитатах мной):

«Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ)».

Звучит, конечно, устрашающе. Тем более от человека, утверждающего, что несет знания людям бескорыстно. Отсидеть 6 лет за нарушение прав Соколова – наверное, самое любопытное приключение в этой жизни. «В какой бы то ни было форме» означает, что нельзя воспроизводить даже в форме устного пересказа. Полный, тотальный запрет, адъ и Пилтдаунъ. Для не очень сведущих людей сообщу, что в принципе нужно знать все эти хитрые этнокультурные и совсем даже некультурные штучки Александра Соколова. Даже если он вам начнет цитировать таблицу умножения, на всякий случай проверяйте за ним по школьной тетрадке. Ибо у него даже по поводу таблицы умножения наверняка свои коммерческие планы.

Я уже удивлялся уровню юридического сопровождения проекта «Антропогенез» при имеющихся возможностях. На месте Соколова лично я вместо посещения камбоджийских ресторанов один раз заплатил бы нормальному юристу. Ибо что это такое? В книге 2017 года содержится угроза оштрафовать нарушителя на 5 миллионов рублей «(ст. 49 ЗОАП)». Все бы ничего, но ваш ЗОАП, то есть Закон о защите авторских прав, был отменен еще за 10 (десять!) лет до выхода книги. Десять лет, Карл. К юристам Соколова претензий нет, потому что, скорее всего, мы говорим либо о таких же (в общем тренде) «реконструкторах», изображающих юристов, либо о несуществующей абстракции – в обоих случаях налицо экономия денег. Поэтому, на всякий случай, Соколову – бесплатная информация. Закон РФ № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», включающий упомянутую статью 49, утратил юридическую силу еще 1 января 2008 года. Так что наш экзекутор грозил нарушителям статьёй, которая к моменту выхода книги не работала уже 10 лет.

«...А также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ)».

Поскольку Александр Соколов понимает под развитием проекта «Антропогенез», как мы отметили, скорее посещение камбоджийских ресторанов, чем выплату гонораров юристам, сообщаю читателям, что и здесь наш правовед, к сожалению, опять врет. Бесплатно, из простого чувства справедливости, исправляю и это недоразумение нашего правового вруна и сообщаю, что в соответствии с законодательством РФ, согласно пп. 1 п. 1 ст. 1274 Гражданского кодекса РФ, абсолютно свободно, без согласия Соколова, допускается цитирование его книги любым гражданином в научных, полемических, критических, информационных, учебных целях, в целях раскрытия творческого замысла автора в объеме, оправданном целью цитирования, с указанием имени автора и источника заимствования. Реплика в сторону – какой же жалкой и жадной сущностью надо быть, чтобы, ограждая себя от критики, так пугать всех твоих возможных сетевых комментаторов, даже сторонников, каких-нибудь ищущих ответы молодых людей, грозя им лишением свободы до шести лет.

В целом же книга Соколова, памятуя его стилистику, отмеченную выше, это некий аналог пребывания в сумасшедшем доме для читателя и практическое пособие для психологов, изучающих человеческие неадекватности. Это неумение объединить сходное и развести взаимоисключающее. Читая, например, соколовские претензии в адрес противников, ловишь себя на том, что автор описывает не кого-то, а себя, свои качества. Иногда случаются неадекватности в квадрате. Читая придуманные монологи-претензии от лица противников уже в адрес автора, долженствующие якобы сказать об авторе неправду (а мы должны понять, что критикующий Соколова дурак), ловишь себя на мысли, что все равно сказанное точно характеризует Соколова. Все время происходит какая-то алогичная чертовщина. Соколовское изучение, характеристика и систематизация противника напоминает известную фразу следователей: «Главное, в результате расследования не выйти на самих себя». Именно так – разбирая, классифицируя, издеваясь над противником, Соколов все время «выходит на самого себя». Противника он знает плохо, зато себя хорошо. Как будто у него в какой-то момент кончается информация о внешнем мире и он начинает описывать своих собственных демонов.

Прежде всего в глаза бросаются несоответствия собственных базовых деклараций их воплощению. Вот, Соколов прежде бессчетное количество раз сказал ртом, описал и экранизировал свой глубокий критерий, согласно которому псевдонаучную книгу можно определить по названию и оформлению обложки. Этого было так много, что у него даже язык загорел под софитами и указательный палец стерся о клавиатуру. Мол, люди, будьте бдительны, не пропустите фальшивку, рядящуюся в броские платья и с интригующим названием... В итоге сами участника «Антропогенеза» выпускают книги, рассчитанные на то, что часть неразборчивых читателей из противоположного лагеря также станет их покупателями, обманувшись названием и обложкой. Последняя книга Соколова «Ученые скрывают?» как раз и оформлена в стилистике такой нарочитой двусмысленности. Недалекие любителя «непознанного» увидят на обложке эффектную летающую тарелку, пирамиду, рептилоида, и вопрос-заголовок – почему всё это ученые от нас скрывают?

...В таких «нечестных» вещах я подозревал Соколова, но, как говорится, неэтично подозревать, когда есть полная уверенность. Уже в самом начале книги читаем:

«...У деятелей шоу-бизнеса есть чему поучиться. Для того чтобы научные идеи распространялись, нужно, чтобы их активно обсуждала публика. И в некоторых случаях этому может способствовать провокация. Быть может, и кто-то из моих читателей (уверен, что не вы!), увидев название «Ученые скрывают!», ожидал найти под обложкой этой книги не совсем то, что там оказалось. Если так – значит моя провокация сработала».

Эпическая сила... «Они даже не прячутся». Быть может, посетитель ресторана, заказавший утку по-пекински, ожидал найти под крышкой судка действительно то, что заказывал? Но уж извиняйте. Распространению тухлых яиц, любимого блюда шеф-повара, может способствовать провокация. Нужно, чтобы о любимом блюде шеф-повара заговорили! Когда-то у меня был коллега, который открыто хвастался мелкими мошенническими поступками, видимо, примеряя свои манеры на других и не секунды не сомневаясь, что все остальные поступают так же. Вы только посмотрите на этого хвастуна, его провокация сработала! Клиент, сыплющий угрозы статьями, отмененными 10 лет назад, теперь сам, без пыток и принуждения открыто признается не только в том, что мыслит, как жулик, но и в том, что нарушает Гражданский Кодекс и Закон о правах потребителя! Согласно ст. 495 ГК РФ и ст. 12. Закона РФ «О защите прав потребителей», если потребителю предоставлена недостоверная информация о товаре, он вправе требовать возмещения убытков – не только стоимость книги, но и сопутствующих убытков, понесенных вследствие приобретения несоответствующего товара. Скажем, пригласил ты гостей на чтение новой увлекательной мракобесной книги, а книга оказалась не мракобесной и увлекательной, а занудной и соколовской, и друзья с горя разнесли твой дом в пух и прах, и девушка твоя тебя бросила и ушла к более перспективному мракобесу, и твой приглашенный начальник тебя с работы уволил. Но это еще не вся песня. Обманутый покупатель вправе требовать безвозмездного устранения и исправления недостатков твоего фальшивого товара. Если упереться рогом, то из этого пункта можно кое-что выжать, потребовав от Соколова переписать свою книгу, но уже в мракобесном ключе, уже с настоящими тарелками и рептилоидами. Ученые скрывают!

А если без шуток, то обманутый покупатель, ценитель тарелок и рептилоидов, если и не будет качать права, то при наличии лишней минуты просто обменяет лживую (в его и моем понимании) соколовскую книгу на аутентичную (в его понимании), то есть настоящую мракобесную (в моем понимании). Автор, конечно, прекрасно осознает, что обман в целях просвещения принесет несравненно больше вреда, чем пользы, однако согласимся, что обман с продажами затевался нашим автором совсем по другой причине, далекой от просветительской. Я предлагаю запомнить эти слова Соколова, и этот метод – распространению научных идей может способствовать обман. И это, так сказать, все, что мы должны знать о Соколове, это явка с повинной. «У нас в Бакардии прятки и жульничество – национальная игра». Итак. Любители непознанного, любители НЛО, мракобесы! К вам обращаюсь я, друзья мои! Если ваши планы и ожидания были сорваны, если вы понесли финансовые убытки и моральные страдания, засудите этого вруна! Не все же вам за нарушение его прав 6 лет в тюрьме сидеть, да 5 миллионов рублей штрафа платить!

Книги, названия и оформление которых намеренно не соответствуют содержанию: А. Соколов, «Ученые скрывают?»;
А. Панчин, «Защита от темных искусств»; А. Первушин, «Астронавты Гитлера»; А. Первушин, «Космонавты Сталина».

Антропогенезовцы не просто «чему-то учатся у шоу бизнеса», а дурят читателя уже во всю дуду. У Панчина книга вообще оформлена так, что ее сходу купит каждый любитель мистики и оккультизма, дабы узнать, как энергетически или обрядово (очевидно же!) защититься от темных искусств; да и оформлена книга по-нашему, по-оккультистски – и именно на такой обман полное несоответствие обложки содержанию и рассчитано. Еще один участник форумов «Антропогенеза», историк Антон Первушин озаглавливает и оформляет свои книги так, что на них в первую очередь положит глаз скорее любитель «лунных заговоров», а нормальный человек оторопеет и покрутит пальцем у виска. «Астронавты Гитлера»! «Космонавты Сталина»! Круто, альтернативно! – «Девушка, что это у вас там за фаянсовая киса с усами?» – «Молодой человек, это не киса, это товарищ Сталин собирается лететь в космос». – «Обалдеть, дайте две!» Хотя по содержанию книги Первушина – вполне себе штатная история космонавтики. Во всех случаях из авторов просто прет намерение продать книгу не только «своим», но едва ли не в первую очередь соблазнить «чужих», подделавшись под их восприятие. Причем, к просвещению такой обман отношения не имеет; во всех случаях «чужие», даже купив книги по недоразумению, просвещаться ими не будут. Ибо, как мы уже говорили, любовь к «непознанному» и заговорам, это добровольный выбор людей с определенным психотипом. Переубеждать этих людей обманом – худшее решение. Впрочем, о чем это я? Вы поглядите на этого психолога – «значит моя провокация сработала». Если так, то провокация сработала в плане продаж, а о просветительской цели ваших провокаций расскажите друг другу. Я от всей, как говорится, души желаю, чтоб «сработала» статья 495 ГК РФ и 12-я ОЗПП.

.

Розенталь и Кронгауз, вооружившись дубинами, уже спешат
на встречу с писателем Панчиным. Фото: Антропогенез.ру/GT

Но я уже и не знаю, какая реакция должна быть у нормального человека – отвисание челюсти или закатывание от смеха под диван, когда после признания, что провокация с ложным оформлением обложки удалась, мы снова встречаем у автора то же предостережение с советом, как отличить хорошую книгу от плохой! «Обложка напоминает дешевую фантастику, фэнтези или комикс», – пишет автор. – «Этот стиль я называю «научное порно». Ядовитые цвета. Надписи аршинными буквами. Символы, нагнетающие таинственность: человеческий глаз, старец в черном балахоне, летающие тарелки, лучи смерти и зеленые человечки. Корешки таких книг должны притягивать наивные взгляды определенной целевой аудитории. Первые колонисты, прибывавшие на отдаленные острова, привлекали туземцев зеркалами и бусами. В XXI веке захватчики книжных полок соблазняют читателей крикливой «загадочностью».

Какое точное попадание в себя... Прямо зеркало для героя. На соколовской обложке именно «летающие тарелки, лучи смерти и зеленые человечки». Будем знать, что его книга оформлена в стиле «научное порно». Однако как же так? А вот так. Это все касаемо других, а в случае Соколова и бригады его подельников старый убойный критерий «распознай лженауку по обложке» «...может давать осечку. Ведь книгу важно продать, и задачу эту маркетинговый отдел вместе с дизайнером решают, не всегда церемонясь с автором книги. В итоге под несуразной обложкой может скрываться добротная книжка. Так что не спешим с выводами». Да-да, верим-верим, как с вами дизайнеры не церемонятся. Двоемыслие на марше. У других такая обложка называется «научное порно», а у нашего героя под ней скрывается добротная книжка. Притаилась, так сказать. Это тот самый случай из анекдота, когда из борделя можно выгонять за безнравственное поведение.

Далее. Неожиданным для меня открытием стала попытка автора книги «Ученые скрывают?» все же дать определение лженауки (как говорится, внезапно). Во всех остальных случаях я даже попыток не припоминаю. Правда, лучше бы автор этого не делал и здесь.

«Уверен, что дотошный читатель уже требует: дайте определение лженауки! И, наверное, ждет умных рассуждений о том, что я вкладываю в это понятие, чем оно отличается от псевдо-, квази- или паранауки. Считаю, что игра в «точные формулировки» – занятие бесперспективное».

Мама родная! Это как это? Это говорит человек, уверяющий что борется с тем, чему, по его мнению, нет точного определения? Так с чем же он борется? Это не просто декларируемая суть его занятий, но звание «лженаука» и «лжеученый» он, вроде бы, легко навешивает налево и направо своим врагам? Но в этом – весь Соколов. Объявление точной формулировки бесперспективным занятием, это другая форма выражения – «плохому танцору...» – то есть, пардон, плохому теоретику реальность мешает. Приведенная фраза, это подводка к попытке все же дать «нестрогое определение», но мало у кого их авторов такие хитрые попытки прикрыть свое нестрогое определение так разрушают все сказанное после них. Но читаем дальше.

«Однако мое нестрогое определение таково: лженаука – это имитация научной деятельности без реальных результатов. В отличие от настоящих исследователей, лжеученые не созидают. Их епархия – вымышленный контент. В этом смысле лжеученые сродни писателям-фантастам. Разница в том, что авторы фантастических произведений не скрывают иллюзорности создаваемого мира. Лжеученые же с честными лицами торгуют пустотой». (Ниже Соколов добавляет еще, что «Основное занятие лжеученых – пиар»).

Тут юмор даже не в том, что фраза сама себя зеркалит и относится в первую очередь к Соколову и его соратникам, занимающимся так называемым эволюционным происхождением человека от обезьяны. То есть знанием, не дающим для нашей реальной жизни никакого практического результата. Дробышевский и К° действуют строго по нестрогой соколовской формуле, то есть, прикрываясь наукой, производят вымышленный контент и торгуют пустотой. А сравнение с фантастами и иллюзорностью создаваемого мира в наибольшей степени подходит к Александру Маркову. Эволюционизм, он как сон – одна часть не соответствует другой, а противоречия зовутся дополнениями. Но если исходить из того, что хотел сказать Соколов о том сообществе, с которым якобы борется, то лучше бы ему, как в старой рекламе, было жевать, а не говорить. Одним махом – всех побивахом. Определения «имитация научной деятельности», «не созидают», «вымышленный контент» и прочие – настолько поверхностны и уклончивы, что становится слишком очевидно, что поверхностность эта намеренная, тактическая – автор совершенно не силен в теме и вместо определений уговаривает нас, что определения неважны! «Головой-то я что-то чувствую, а ртом сказать не могу».

Имитация есть имитация. Книга Соколова настолько плоха, неряшлива, сшита из старых заезженных и застиранных лоскутов, что не устаешь поражаться стилистической нечувствительности автора. Вдруг, после хитрожопых рассуждений о просветительской пользе обмана (на самом деле пользе коммерческой), автор внезапно как бы тупеет и начинает воспринимать читателей на уровне первоклашек, объясняя им свои мысли также на уровне букваря. «Задачи, решаемые учеными и лжеучеными» он оформляет в виде таблицы, содержащей какие-то детские дразнилки, где все сказанное тебе товарищем по детскому саду нужно переворачивать наоборот. Итак задачи, решаемые учеными и лжеучеными:

Ученый

Лжеученый

Развеять заблуждения
Предупредить об ошибках
Помочь в решении проблем
Научить
Заинтересовать научной работой
Порекомендовать надежные источники
Распространять заблуждения
Умножить число ошибок
Создать новые проблемы
Запутать
Запугать «официальной наукой»
Пропиарить свой курс, товары или услуги

Задача, это всегда, наверное, некая осознанная цель? Интересно, смог бы хоть как-то Соколов в прямом диалоге с любым номинантом премии «ВРАЛ», имеющим научную степень, доказать, что любой из них поставил себе задачу намеренно умножить число ошибок, создать новые проблемы и запутать публику? Или человек с ученой степенью в себе этого не видит, но это видит в нем конферансье Соколов? Ну уж, тут ничего не попишешь. Бедняга лжеученый из соколовской таблицы! Он вечный заложник своих задач. Захотел он, скажем, помочь кому-нибудь в решении проблем, ан нет, обязан создать новые проблемы. Захотел научить, но мало ли кто что захотел. Шагом марш запутывать! И самое обидное, почти невыносимое для лжеученого, это когда он хотел бы порекомендовать надежные источники, но какая-то непреодолимая внутренняя сила разворачивает его железной рукой и заставляет вместо этого пропиарить свой курс, товары или услуги. А если серьезно, то у читателя от такого примитивного черно-белого мира легко может притупиться внимание и начаться смена магнитных полюсов, то есть начнется путаница между антагонистами. Ведь правая колонка – явная соколовская проговорка «по Фрейду». Разумеется, есть множество неких колдунов и экстрасенсов, которые пудрят мозги пациентов смесью околонаучной и околорелигиозной лексики и своей деятельностью прямо нацелены на заработок – однако можно ли этих шарлатанов назвать хотя бы лжеучеными? С другой стороны, какой-нибудь антропогенезовский историк Клим Жуков, подразумеваемый в левой колонке – разве он не хочет развеять заблуждения, предупредить об ошибках и научить людей? В своем понимании, конечно. Рассказать всю правду о том, что Гулаг был системой спортивных оздоровительных лагерей, а миллионы смертей граждан СССР оказались вызванными естественными причинами, мол, да, умирали, но каждый сам по себе, кто от гриппа, кто от поноса. Так что же, Жуков – ученый? «С третьей стороны», митрополит Илларион, способствовавший введению в российских вузах курса теологии (дисциплина, изучаемая во многих европейских университетах), какового Иллариона антропогенезники удостоили премии «ВРАЛ» как адепта лженауки – он какие задачи реализовывал? Действовал с целью запутать и создать новые проблемы? Так сказать, он, граждане, у вас из какой вообще колонки?

А что сказать о самих участниках проекта «Антропогенез?» Разумеется, как сектанты с отключенным критическим мышлением, они действуют с чувством собственной правоты, но ведь они «распространяют заблуждения» в виде обезьяногенеза или зашедшей в тупик СТЭ? – Да, распространяют. Умножают число ошибок, создают новые проблемы, запутывают? – Да. Поскольку их ситуация ухудшается, то запутывают все более и более изощренно (посмотрите хотя бы на последнее эволюционное дерево-2020 Дробышевского. Можно сказать, что точность реконструкций палеоантропологов, как и прогнозы метеорологов, характеризуется фразой «местами»). Запугивают антропогенезники «официальной наукой»? – Безусловно, в том смысле, что наука, мол, все доказала, а вы, оппоненты, даже не рыпайтесь. И последняя вишенка – что задача лжеученого «Пропиарить свой курс, товары или услуги». Вот хоть режьте меня на ремни из Милюкова (это пиар особых ремней), но первым на ум приходит исключительно Соколов, славный ученик Викентьева, торговец и пиарщик, мастер впендюривать клиентам любой мусор, миссионер, наглый и назойливый, как муха. Очень удобно и необременительно, когда ты пиарщик и торговец наукой, клиентов толерантно называешь «наши любители науки», а в намерении «Пропиарить свой курс, товары или услуги» обвиняешь конкурентов. На которых ты, собственно, и зарабатываешь. Разумеется, я весьма положительно отношусь к любым срываниям покровов с каких-нибудь псевдоцелителей и экстрасенсов, но если ты сам маркетолог, с вошедшей в кровь профессиональной деформацией, пиарящий себя, свои ресурсы, свой бизнес, концерты, свои майки и чашечки в режиме 24/7, пиарящий весь свой хлам уже на автомате, даже разбуженный среди ночи и продолжающий что-нибудь безостановочно пиарить, то подобная претензия к противникам и соперникам по бизнесу, как минимум, представляется не очень скромной.

Но при раздаче Соколовым характеристик противникам и соперникам эта реконструкция писательского труда (то есть его книга) поражает зашкаливающим числом примеров саморазоблачения – это надо было умудриться навесить всех возможных собак на оппонентов, но абсолютно не узнать в этом портрете себя. У меня был когда-то шеф, который, собрав нас, команду техников, в пабе перед спектаклем, периодически отчитывал – типа, опять расслабились, качество работы упало, о работе думаете в последнюю очередь и пр. Мы, попивая пиво, вежливо интересовались, в чем же эти претензии выражаются конкретно, на что шеф, потрясая своей кружкой, восклицал: «Да вот, хотя бы в том, что пиво пьете во время работы!» При этом сам он пива выпивал поболее нашего, но удивительным образом свою претензию не относил к себе. Я до сих пор не могу понять психологических причин подобного двоемыслия Александра Соколова – либо он настолько туп и нечувствителен, либо это намеренный прием – вроде того, что если об этом говорю я, значит ко мне самому это точно не относится. «Подумай, в чем тебя могут обвинить, и обвини в этом первым». А может, оно у него включается шашечками, попеременно.

В части под названием «Попытка систематики лжеученых» Соколов среди прочего характеризует лжеученого так (цитирую выборочно, ибо там много всякого бреда в стиле заведомого наговора, вроде «странно одет», «имеет уголовное прошлое» и пр.):

• «Ведет блог, где ... каждое второе слово начинает с заглавной буквы». (Меня терзают смутные сомнения... Кого же эта манера нам напоминает?)

• «С детства мечтал заниматься наукой, но не получилось». (Стесняюсь спросить, а у автора разве получилось? Или считает, что он занимается наукой?)

• «Ездит в «экспедиции» – турпоездки по экзотическим местам, где снимает фильмы о непонятном (ему лично)». (Как говорится, не в надбровную дугу, а прямо в глаз. Просто дословно. Тут, видимо, хотелось укусить так называемую «ЛАИ», но написал собственный портрет).

• «В телешоу представляется как независимый исследователь» – из подраздела «Тип № 2. Самонедоучка («Я теперь тоже ученый!»)». (Подразумевается, что лжеученый тип, не имеющий научных регалий, присваивает титулы себе сам. В этом смысле даже «популяризатор науки» является для Соколова таким же самоприсвоенным титулом. Например, в новостях сайта «Антропогенез.ру» можно прочесть, что на состоявшемся в Питере лектории «ведущий, Александр Соколов, начал с того, что чувствует большую ответственность за просвещение подрастающего поколения» (скрин). Вообще-то любые полномочия, в данном случае на воспитание подрастающего поколения, должны быть делегированы тебе кем-то, кто имеет безусловное право на такое воспитание, то есть твое право на воспитание других должно быть подтверждено твоими собственными учителями, твоим образованием и опытом. Проще говоря, где твой диплом воспитателя? Обучение будущих учителей, это сакральная передача власти, а здесь ты самозванец. Твой учитель выдал тебе диплом и полномочия маркетолога, чтобы ты мог «Пропиарить свой курс, товары или услуги». И именно это твоя планка. Ты волен совершить подвиг, спасая людей из пожара, и в безнадежной ситуации взять на себя ответственность за их жизни (если при этом, конечно, не будешь мешать пожарным). Ты можешь даже чувствовать стыд за низкий уровень образования в стране и пытаться это как-то исправить, плохо ли, хорошо ли. Но ты не можешь заявлять о своей ответственности за просвещение подрастающего поколения, равно как не можешь брать ответственность за спасение жизней пациентов в больнице, за строительство новой линии метро или безопасность авиаперелётов – ибо это просто не в твоей компетенции, и тебя на таковые вещи никто не уполномочивал).

• «Кабинет украшен полками с рядами умных книг. Правда, наш герой их не читал, но разглядывал обложки, поэтому в дискуссиях лихо вворачивает фамилии авторов». (Сама стилистика, «умных книг», говорит о том, что культурологический уровень Соколова действительно оставляет желать лучшего. Повторюсь, что демонстрируемые ему культурные маяки автор не улавливает, не знает порой самых известных имен, в своей книге может ссылаться («лихо вворачивать»), например, на Свиридова или Акунина, но их произведений наверняка ухом не слышал и рылом, то есть, пардон, глазом не читал; по крайней мере, они в его деятельности никаких следов не оставили).

• «Успел заручиться поддержкой и нескольких ученых, не сообразивших, с кем связались». (Соколов о себе – все точнее и точнее).

• «Абсолютно беспринципен. Нацелен на обогащение»... (Ну разве не чудо? В десятку).

• «Вхож в кабинеты высокопоставленных лиц». (О, да. Критерий, правда, странноватый в плане отношения к науке, но, видимо, свидетельствует о высокой пронырливости субъекта. В частности, пронырливости в тот мир, где девочки просят платьица, мальчики велосипед, а Соколов – 26 серий «документальных мультфильмов». Помнится, Соколов специально подчеркивал в своей книге, что просить о помощи в высоких кабинетах – не его путь. Но как сказал бы Жванецкий, мальчик играл на дудочке, но вдруг вздрогнул и как-то старше стал).

• «Нетерпим к чужому мнению». (Без комментариев).

Далее следуют те же знакомые вариации на тему, что представитель одной научной дисциплины не должен заниматься другой, ибо «Когда в резюме автора революционной концепции антропогенеза я читаю «археолог, кандидат философских наук», у меня возникает когнитивный диссонанс. С каких пор археология стала частью философии?» Ни-ни. Как бы ты ни был подкован в своей области, продолжает Соколов, но, например, антрополог, читая пассажи даже опытного археолога, недовольно морщится, поскольку всегда видит в них антропологические ошибки. И тут наступает момент истины, потому что самому Соколову необходимо объясниться – как же он, не будучи ученым, написал книгу по антропологии. И мы – неожиданно – становимся свидетелями открытия. Каковое заключается в том, что можно вовсе и не быть ученым, но написать научную книгу, если тебя окружает масса специалистов разных научных дисциплин. Они в случае чего найдут и исправят все твои ошибки и – вуаля! – пиши книги на любую научную тему. Следуя этой логике, можно не быть композитором, но допустимо писать симфонии, если тебя окружают люди, владеющие нотной грамотой и различными музыкальными инструментами. Можно не быть врачом – хирургом, лором, акушером – но допустимо писать медицинские труды и даже самому практиковать, если у тебя в друзьях врачи этих направлений. А почему бы не написать книгу не только по антропологии, но и по лингвистике, если Светлана Бурлак приведет тебе еще пару-тройку знакомых лингвистов? При наличии консультантов можно написать книги художественной, философской, религиозной тематики, можно даже писать стихи, если у тебя есть знакомые поэты. Это какой-то цирк.

«А вы-то, Александр, не будучи антропологом, все-таки написали книгу про эволюцию человека! Как это понимать?» – звучит вопрос. Да, верно. Но если вы заглянете во введение к моей первой книге, то увидите список ученых консультантов, которым я выражаю благодарность. Страшно представить, насколько хуже была бы моя книга, если бы не помощь, которую мне оказали специалисты».

А, любопытно, насколько бы хуже? Оказывается, закончив главу о радиометрическом датировании, Соколов –

«...все же, не уверенный до конца в безукоризненности готового текста, ... на всякий случай отправил главу Ярославу Кузьмину, датировщику из Новосибирска. К моему ужасу, текст, который он вернул мне в тот же день, весь пестрел красным цветом. Нет, грубых ошибок я не допустил, я не перепутал радиоуглерод с углеводородом. Однако опытный глаз эксперта подметил множество «мелочей» (например, метод урановых серий стал применяться не в 50-е годы XX века, как было написано у меня, а в 60-е».

Ах, какой молодец. То есть в случае Соколова профи потребовались только для того, чтобы указать ошибки уровня мелких исторических неточностей. Да, радиоуглерод с углеводородом автор не перепутал, у него другие проблемы – не только со стилистикой и грамотностью как таковой, не только с логикой и связностью изложения, но и с пропагандой недостоверных фактов, вплоть до использования прямого вранья. «И чтоб никто не догадался...» Его книги откровенный эклектичный хлам. Я уделяю внимание этой реконструкции деятельности писателя книг исключительно потому, что как можно большему количеству людей просто нужно сообщить, что это хлам. Кстати, чуть ниже по тексту соколовской книги мы уже не удивляемся очередному противоречию, когда автор, только-только поделившись своим опытом работы с консультантами-профессионалами, делает сальто в воздухе и уже высмеивает попытки своих противников ссылаться на известных рецензентов («Мой научный руководитель – это ого-го, а ты кто?» – якобы говорит противник). То есть «высокий статус рецензентов, соавторов, членов диссовета и иных уважаемых персоналий», на каковой статус могут ссылаться противники, в их случае, по мнению Соколова, уже недействителен, ибо это означает, что высокие консультанты и рецензенты просто пропустили лженаучный бред. Но тогда отсюда равно следует, что и соколовские консультанты и рецензенты также могут одобрять и пропускать любой его бред, и ссылка на их помощь как гарантию качества также недействительна. Вспомним также и недавний опыт главного соколовского консультанта, Дробышевского, о котором мы упоминали выше.

Как на своем любимом коньке, продолжает скакать наш наездник на сто раз упомянутом так называемом критерии сторонника лженауки, если в его работах встречается выражение «официальная наука». «Я сам удивлен, друзья, насколько редко дает сбой этот критерий. ... Открою секрет: никакой «официальной науки» нет. Есть просто наука». Интересно, этот лингвист когда-нибудь угомонится? Граждане мракобесы и лжеученые! Переформулируйте, пожалуйста, ваши словосочетания. «Какова официальная точка зрения науки на такую-то проблему?» (Здесь «официальная» есть синоним «общепринятая», «наиболее распространенная» и пр., поскольку в науке могут существовать несколько мнений по одной проблеме).

Классификация ошибок в книге Соколова дело неблагодарное. Что перед нами? Логические противоречия? Двойные стандарты? Как это все разобрать? Двойные стандарты, появившись на первой же странице (даже начавшись с обложки), не исчезают уже до конца книги. Как и противоречия. Вот что еще характеризует сторонников лженауки: «Вместо того чтобы корректно процитировать ученого, с которым автор не согласен, можно пересказать доводы оппонента в искаженном виде, да еще поерничать, покривляться. Цель – показать, что неудобная гипотеза настолько абсурдна, что и обсуждать ее всерьез бессмысленно. Борьба ведется с соломенным чучелом, а не с реальным оппонентом». Ах, какие справедливые слова. Да только кто их говорит? Не совсем верится, что до таких высот справедливости дошел человек, у которого презрение к остальным людям является одной из характерных черт. Стройными рядами, как на параде, проходят у него «фоменкоиды», «пирамидиоты», «уфоложцы», «долбославы» и прочие «фрики». Оратором здесь «считает себя любой подвыпивший шпалоукладчик». Даже как бы аргументированный разбор доводов оппонентов идет с демонстрацией того, что оппоненты как бы не совсем люди, апелляция к ним как к личностям просто отсутствует. «Обратимся к четвертому доводу пирамидиотов – о невообразимом объеме труда строителей пирамид», – пишет, бросаясь на ходу «синонимами», Соколов. Когда во время проведения форума право задать вопрос из зала предоставили оппоненту, с ним не дискутируют, а принимаются публично унижать (скрин). То же касается и «лжеученых», которые у него тоже лишь какие-то тени, карикатуры, объект презрения. «Лжеученые же робко прячутся в закоулках демагогии – только красные дрожащие уши торчат».

Как мы отметили, у автора в продолжение повествования совершенно шизоидным образом то и дело меняются ролями субъекты произнесения реплик – от своего или чужого лица говорит автор, или от чужого, но как бы троллящий при этом сам себя? Внезапно в книге начинается раздел, совсем уж вшитый сюда белыми нитками и заявленный как рассмотрение способов, позволяющих оппоненту Соколова, то есть мракобесу, отбиться от нормальных (с точки зрения Соколова) людей. От таких грубых швов крыша человека, читающего строки автора впервые, должна нагреваться и начать потрескивать. Вот, например, дается такой вредный совет лжеученому: «Совет 12. «Узурпаторы истины!» Если у оппонента свое (устаревшее, ошибочное) видение, не надо его всем навязывать! У него одна гипотеза, а у вас – другая, и, если упереться лбом, никто не докажет, что она хуже». Читатель понял, о чем речь и кто тут на ком стоял? Вы разобрались, что автор советует лжеученому говорить эти слова нам, читающим, чтобы лжеученый в наших глазах выглядел дураком? Или: «Совет 15. «Да я у вас самого еще больше ошибок найду!» (То есть мог бы, если бы был таким же мелочным интриганом, как вы)». Читатель, а здесь вы что-нибудь поняли? Соколов иронично советует лжеученому отбиваться от нас, читателей соколовской книги, тем, что найдет у нас ошибок еще больше, это понятно. А вот мелочный интриган вы в чьих глазах? Соколова или лжеученого? Прямо какой-то сон во сне, как у Нолана.

«Дабы придать обвинению дополнительный вес, настаивайте, что критиковать вас непатриотично – это попахивает диверсией против народа и государственности». Не углубляясь, опять же, в шизофренические переверточные дебри, сказанное автором означает издевку над позицией, когда оппонент запрещает вам его критиковать, ссылаясь на государственные интересы. В чистом, расшифрованном нами виде это насмешка над классической логической ошибкой под названием «довод к городовому», ибо с точки зрения Соколова смысл лишь в научной истине, а не в прикрытиях всякими патриотизмами и интересами страны. Безусловно. Однако в другом месте книги Соколов прямо пользуется этим доводом, озаглавив целый раздел: «Лженаука наносит стране материальный ущерб»! (и при этом увязывает все проблемы страны с недостаточным распространением научных знаний!)

«Что считается дурным тоном в выступлениях? – спрашивает Соколов, имея в виду просветительство. – Из выступления в выступление повторять одни и те же байки. Сейчас, в эпоху интернета, слушать вас приходят люди, которые вчера вечером смотрели ваши ролики на YouTube и ждут чего-нибудь новенького. Над старыми анекдотами никто не смеется. Не расслабляйтесь и регулярно обновляйте репертуар». (При этом сам он уже десять лет повторяет набор одних и тех же баек).

Соколов высмеивает ссылки оппонентов на интернет-ресурсы. Несерьезно, мол. «Что касается публикаций в блогах и соцсетях, то достоверность там нередко примерно такая же, как у написанного на заборе. ... А особенно умиляет, когда ссылками на любительские сайты, блоги и «Википедию» пестрит книга, сулящая читателю приобщение «к сокровенным тайнам человечества». Как говорится, ученые скрывают, а ролик на YouTube раскрывает». В то же время этот двойной бухгалтер, уничижительно отзывающийся о роликах на ютюбе, советует единомышленникам: «Чтобы вам поверили, не рассказывайте, а показывайте. В эпоху социальных сетей принцип можно переформулировать так: если ты говоришь правду, то где ролик на YouTube?»[7]

Итак, наверное, хватит. Здесь подытожим разговор о предмете, условно именуемом книгой, повторив еще раз – книга Соколова, как и его борода, как и костюмы «реконструкторов», как наполеоновская треуголка доцента-злодея, как поверхностные лекции форума «Ученые против мифов», есть лишь элемент прикрытия, сокрытия пустоты. Ошибки и противоречия создают здесь неразделимый конгломерат. У Соколова при всем желании не получается дать определение лженауки и классифицировать лжеученого. Книга его является хаотическим нагромождением плохо связанных друг с другом фрагментов и лоскутов, сшитых из прошлых бесконечных выступлений и интервью. Это книга человека, который одновременно и торопится, и не ладит с задачей писательства, и не очень уважает своих читателей, поскольку больше думает о других материях. Так сказать, плюнул своей книгой в историю просветительского движения страны! Проблема здесь не только в перечисленном. Основная же проблема книги, посвященной лженауке, и невозможность точно классифицировать эту лженауку в том, что сам термин, повторимся, неадекватен. «Лженаука» в понимании Соколова – это не синоним какого-нибудь знахарства и не определение неверной научной теории, а эмоциональная оценка с указанием угрозы, от которой нужно избавиться. Поэтому нашему конферансье, имитирующему написание книг и свою близость к науке, так и не удается дать точных определений, и он до умопомрачения читателей вынужден сочинять какие-то рандомные определения и признаки.
 

Зашквар

Все мы понимаем, о чем речь. Но странно – казалось бы, такие перспективы, такой поворот, а об этом ни у одного из антропогенезников ни слова. Почему так? Делать деньги на фрондирующей публике, а обращаться с нижайшими просьбами к источнику их фронды – это не парадокс и даже не наглость. Это просто не от большого ума и от неумения видеть свои репутационные перспективы.
 

Спектакль окончен. «Нас всех тошнит»

Я не имею права давать кому-либо советы. А на что право имею? Предостеречь? Тогда так. Ребята, – хочу сказать я тем, кто еще не разучился думать, предостерегающе указывая на Дробышевского в халате джедая, затем на конферансье Соколова в костюме ученого и с бородой и книгой, а затем и на доцента-расчленителя в костюме Наполеона. – Ребята! Всегда помните старую поговорку, «не суйся в ризы, коль не поп». Остерегайтесь прикрываться тем, что вам не свойственно, ибо все эти подделки, эти чужие костюмы, чужие ширмы и эти чужие легкие, но лживые решения рано или поздно станут вашей сущностью, подменившей настоящую. Остерегайтесь подделок!
 


 

Друзья! Прошу оказать поддержку в сложной для меня ситуации (подробнее здесь) Любое пожертвование будет принято с огромной благодарностью.
  • Яндекс-кошелек:   410012581577165    Ссылка на форму Яндекс-кошелька
  • Qiwi-кошелек:       +79265786404           Ссылка на форму Киви-кошелька
  • Карта Сбербанка:  2202 2009 7016 5286 (на имя Веры Антоновны А.)
Эл. почта для связи: am_milukov@mail.ru или форма Контакты

Примечания:

1 Примером такого обмана во имя эволюции может служить сделанное Марковым заявление о несомненном факте видообразования у мухи Rhagoletis pomonella (Марков, 2009). Эта новость в России стала сенсационной, поскольку, как пишет Рухленко, новые «яблонные мухи» пронеслись по среде верующих дарвинистов подобно урагану. И уже через полгода чуть ли не каждый второй верующий дарвинист, с которым я беседовал о проблемах эволюции, приводил мне этот пример «безусловного видообразования под действием естественного отбора» (Рухленко, 2015). В своей статье Марков ссылается на данные, опубликованные группой американских ученых в журнале Science (Forbes et al., 2009), якобы пришедших к такому выводу. В результате обращения к оригинальной статье выяснилось, что никакого видообразования не произошло – мухи в других климатических условиях лишь сменили «кормовую базу», сохранив все признаки прежнего вида. Маркова могло бы оправдать указание на то, что новым видом мухи стали лишь по его собственному мнению, но он заявил, что вывод об образовании нового вида сделали именно американские исследователи. А это уже намеренная ложь (см. краткий пересказ коллизии). Проблема заключается в том, что этот пример как «безусловно подтверждающий эволюцию» уже прочно обосновался в отечественных эво-публикациях и используется едва ли не во всех дискуссиях. Особенно замечательным все это выглядит в свете того, что Марков является лауреатом премии «За верность науке».

Другие примеры намеренного обмана со стороны А. Маркова я приводил в статье «Пустые множества». Постоянные передергивания, приписывания оппоненту несуществующих утверждений с целью показать их, оппонентов, недалекость, фантазии на пустом месте, намеренное введение аудитории в заблуждение (вроде того, что эволюция уже давно доказана на уровне таблицы умножения и пр.) и откровенный обман (напр., утверждение, что пиарщики за деньги наняли семью Шрайберов для участия в отечественном «обезьяньем процессе» и пр.) – все это стало узнаваемым творческим методом А. Маркова. [Вернуться к тексту]

2 Несмотря на то, что даже консервативные коллеги Панчина из «Антропогенеза» давно признали функциональность так называемой некодирующей части ДНК, Панчин продолжает пропагандировать устаревшую идею, что эти участки являются «мусорными» и никакой функции не имеют. При этом он ссылается на работу 2004 года, где удаление «мусорного» участка у мышей якобы не привело к каким-либо серьезным последствиям (см. «Зачем нам мусор в ДНК? Александр Панчин на QWERTY»). Казалось бы, Панчин должен знать (и не может не знать), что еще с 2013 года функциональность т.наз. некодирующих участков ДНК является научным фактом, однако у нашего пропагандиста свой собственный мир, где комфортней считать, что все идет по-старому и где допустимо игнорировать новые открытия.

Подробней – см. в заметке З. Гучетля «Мусорная ДНК или мусорная популяризация? Александр Панчин и устаревшая наука». [Вернуться к тексту]

3 В качестве одного из более-менее свежих примеров можно привести, скажем, реакцию Дробышевского на открытие в Китае инструментов возрастом 2,1 млн. лет в 2018 году (Дробышевский, «Древний человек в Китае …»). Яркое свидетельство того того, что это не научный комментарий, а, как и в примере с «Олегом Валерьевичем», произведение разговорного жанра.

Перед прочтением статьи Дробышевского – к гадалке можно не ходить – предсказываем, что статья о пребывании людей вне Африки уже 2,1 млн. лет назад Дробышевскому «не понравится». Ибо считается, что самым ранним внеафриканским людям, дманисцам, 1,8 млн. лет, и те дальше Грузии из Африки не продвинулись. Читаем статью и ожидаемо получаем – придирки, сомнения, тонкие намеки на предвзятость китайцев. «Но насколько достоверна информация..? Ведь китайские учёные уже давно стараются доказать, что именно у них…» и пр. «А все ли из вас истинные Валерьян Борисычи?» А не бесспорен ли примененный метод датирования? Ведь «тогда вся возрастная модель становится очень ненадежной, а для столь важного (даже сенсационного) вывода … нужны более серьезные обоснования!» Но мало, мало компромата, нужно еще. «Другой аспект – очень небольшое количество каменных орудий в наиболее древних слоях стоянки Шанчен. В самом нижнем горизонте лёсса (L28) найдено всего шесть изделий рук человеческих; насколько они представляют собой артефакты, судить археологам». Всего шесть орудий, Карл! И прекрасный отсыл к археологам, с толстым намеком, что дело-то тут, поди, еще нерешенное. Камни-то, со следами намеренной обработки, вдруг не артефакты? Итог – «Присутствие человека в Китае около 2.1 млн. л.н. требует более серьезных доказательств, чем те, что представлены Дж. Жу с соавторами». То есть итог – дело темное, методы сомнительные, результаты неубедительные.

Вспоминается незабвенное: «А ведь он совсем не умеет ходить на лыжах, – подумал Штирлиц». В данном случае Дробышевский совсем не умеет даже скрывать свою предвзятость. Ибо если обратиться к оригинальной статье в Nature (Zhu et al., 2018), то эксперты, которые в теме, подтвердят вам, что все телодвижения китайцев соответствуют принятым в науке нормам, все сделано «по протоколу», поэтому претензии Дробышевского типа «А почему не датировали эмаль на зубах животных?» – являются не более чем все теми же придирками и желанием посеять сомнения. «А где ваша аптечка, предъявите, а где аспирин, а почему срок годности скоро истекает?»

Между тем нет никаких сомнений, что будь находка приятной для сердца нашего объективного исследователя, его бы устроило абсолютно всё; и методы датирования он назвал бы надежными, и скрупулезность китайцев – внушающей уважение, а уж число найденных инструментов в количестве шести штук в самых древних слоях было бы даже избыточным. «Всего-то шесть» превратились бы в «аж целых шесть!» А то и – «хватило бы даже одного, чтобы мы увидели их несомненную принадлежность человеку». [Вернуться к тексту]

4 Не путать реконструкторские баталии с массовыми театрализованными постановками на площадях, стадионах и пр., где соблюдается принцип подчинения единому режиссерскому замыслу, а участники выступают в роли классических театральных артистов, изображающих для зрителей заданные режиссером мизансцены и роли. [Вернуться к тексту]

5 Я уже говорил о представлении А. Соколова на передаче А. Пушного как ученого, антрополога, археолога и пр. После выхода передачи, отвечая на упреки в самозванстве (мы не знаем, сколько сообщений его однояйцевый брат вычистил из паблика «Антропогенеза»), наш новоявленный «ученый» придумал историю, что так его представили якобы самовольно, что он просил убрать регалии, но продюсеры их не убрали. В другой версии продюсеры якобы записали исправленный вариант, но по ошибке пустили в эфир старый и пр.

Эта версия (с самовольным представлением его как ученого и пр.) не клеится по многим причинам. Во-первых, протокол любого канала обязывает представлять гостя только так, как тот сам себя представляет. Если дело не касается самой простой идентификации (Иван Петров, болельщик), то редактор не имеет права (и ни за что не будет брать на себя ответственность) самовольно придумывать гостю титулы. Зная трепетное отношение Соколова к собственной персоне, трудно представить, что он не отсматривал заранее монтируемую версию передачи. Вариант с запущенной в эфир забракованной версией записи тоже не проходит. Такое практически невероятно с точки зрения технической и профессиональной (забракованный вариант помечается или сразу удаляется), но главное – Соколов никак не отреагировал после выхода «неправильной» записи в эфир. Как же так? Казалось бы, его подставили, выставили самозванцем, присваивающим чужие титулы, несмотря на данное обещание убрать их. Тут ему сразу бы предупредить читателей и объявить публично – граждане, мол, это подстава, да выкатить претензии редактору канала. Но нет, раз молчал до момента критики; значит, его все устраивало. Позже появилась какая-то странная переписка в фейсбуке, где Соколов спрашивает якобы продюсера этого канала: «Вы что, перепутали и поставили старую версию?» – «Да, похоже», – отвечает продюсер. – «А-а, ясно. Ну, тогда к вам претензий нет». То есть как это, претензий нет? Однако Соколову важно продемонстрировать подписчикам свою «невиновность», а достоверность реакции – дело уже десятое. Юмор еще в том, что на другом канале, «Спас», Соколов был также представлен как палеоантрополог и археолог. Наверное, на «Спасе» тоже представили самочинно или перепутали записи? На одном из последних форумов «Ученые против мифов» некий спикер прямо называет его ученым, но Соколов его и не думает поправлять. И т.д., и т.п. [Вернуться к тексту]

6 Некоторое время назад один коррупционер, подавая в суд на своего разоблачителя, но не имея фактов, сообщил, что от прочтения материалов разоблачителя испытал моральные страдания и чувство горечи. Примерно тогда же я, выдерживая свой пост в ироничном ключе и пародируя коррупционера, написал на форуме «Ковчег-онлайн», что очередная книга Маркова столь плоха и скучна, что при ее прочтении я испытал чувство горечи. Причем, я вещал даже не прямым текстом от себя, а указал, что пародирую чужую фразу. (Типа, как сказал бы такой-то, я испытал чувство горечи). Но знать бы мне уровень восприятия иронии моими оппонентами! То ли искренно по тупости, то ли намеренно, но они не услышали издевки и принялись один за другим выставлять себя болванами. Марков написал Еськову, что мол, Милюков ждал от моей книги полемики с собой, и, не найдя таковой, «испытал глубокое разочарование». Я подивился такому самомнению, но вскоре пошли клоны этой фразы от марковских почитателей. Самому Маркову мое разочарование так понравилось, что он его еще максимально домыслил, высосал из пальца все, что можно и даже поместил на закрепленную страницу критических отзывов о своей книге, называя меня по обыкновению креационистом: «Креационист разочарован, он ожидал, что я буду... спорить с креационистами и отстаивать истинность эволюционных взглядов. Делать мне больше нечего...» Шаблон был строго выдержан марковскими попу лизаторами: «Креационисты (и их рупоры типа А. Милюкова), трясясь от нетерпения, ждут какого-нибудь очередного сенсационного факта, "опровергающего теорию эволюции"», и когда не находят, «разражаются праведным гневом, смешанным с глубочайшим разочарованием» (некто Финкель). И вот, оказывается, и до Соколова дошел этот тренд. «Мне кажется, он надеялся, что... начнется словесный поединок. Почувствовав, что «попал в игнор», наш литераторор погрустнел». Обратим внимание, что практически во всех случаях недалекие сочинители переписывают друг у друга одну и ту же конструкцию, придуманную Марковым – якобы я ожидал дискуссии с оппонентами и, не встретив взаимности, испытал разочарование и погрустнел. Хотя в оригинале – читайте внимательно, балбесы! – было четкое – «испытал чувство горечи» (смайлик). [Вернуться к тексту]

7 «С третьей стороны» можно вспомнить, как, присутствуя на встрече самого высокого должностного лица с представителями общественности в Череповце, Соколов, судя по всему, решил перехитрить это самое должностное лицо (в соколовском понимании – сделать правильный личностный пиар-ход) и заявил, обращаясь к нему, что «в интернете сейчас черти что творится», зато вот «в регионах люди все равно смотрят телевизор», поэтому он просит помощи для создания мультсериала на тему эволюции для показа его по телевидению. Некоторые моменты в этом выступлении Соколова мне показались, мягко говоря, странными: а). При общении с человеком, распоряжающимся всем в стране, в том числе и телевидением, довольно забавно просить себе каких-то профитов для исправления этого телевидения, аргументируя тем, что «мракобесие всякое в эфире». То есть, конечно, это чистая правда, но Соколов по узости имел в виду только всяческую уфологию на РенТВ, однако люди из окружения должностного лица понимающе переглянулись и заулыбались; б) Строя пиар под определенную личность, не очень правильным ходом было хвалиться, что единственную существующую сегодня серию соколовского мультфильма оценили и крутят в какой-то школе в Калифорнии – в данном случае такой пиар работает в обратную сторону; в) Также не очень хорошая идея, на мой взгляд, в подобной компании козырять тем, что специалисты государственных учреждений – ведущие ученые, а также профессиональные киношники, дизайнеры и композиторы, в свободное от работы время на одном лишь энтузиазме, с горящими глазами помогают созданию этих мультфильмов. Возможная внутренняя реакция должностного лица – чего ж тебе еще желать, хороняка, вот пускай они тебе и помогают, если у них свободного времени и энтузиазма полно; тут люди о более насущных вещах просят. Кроме того, в логике государства профессиональный опыт и знания госслужащего даже в его свободное от работы время принадлежат государству; г) Учитывая специфику профессионального мышления собеседника, мне кажется, излишним было хвастаться, что, скажем, музыку к мультфильму совершенно бесплатно, лишь на голом энтузиазме, пишет один из самых высокооплачиваемых композиторов сопредельного государства. Есть профессии, представители которых слова о бесплатной помощи от граждан другого государства понимают по-своему. Ну, вот так их восприятие устроено. Говорю все это не вполне серьезно, и не в качестве описания какой-нибудь правильной пиар-стратегии (что с моей стороны было бы странным), но лишний раз удивляюсь, насколько стереотипно мыслит Соколов, казалось бы, специально обученный «Пропиарить свой курс, товары или услуги». [Вернуться к тексту]
 

Использованные материалы:

Белковский С. Философия запрета. Культура и искусство, 11 июля 2014 г.

• Встреча В. Путина с представителями общественности в Череповце 4 февраля 2020 г. (https://www.youtube.com/watch?v=1XLA9JE8veE).

Дробышевский С.В. 100500 косяков антрополога (https://vk.com/@15342645-100500-kosyakov-antropologa)

Дробышевский С.В. Древний человек в Китае 2.1 миллиона лет назад: впереди всей Евразии? (http://antropogenez.ru/single-news/article/724).

Дробышевский С.В. Специальный пост во ВК автора (https://vk.com/id15342645?w=wall15342645_35047).

Журавлев А. Палеохалтура: 100–500 ошибок доцента. PaleoNews, 5 мая 2020 (https://paleonews.live/exclousive/1375-zhuravlev-review)

Марков А.В. Цепная реакция видообразования. «Элементы», 11.02.2009 (https://elementy.ru/novosti_nauki/431001).

Рухленко И.А. Что ответить дарвинисту? В 2-х т. ЛитРес; сетевая публикация, 2016. (Часть 1; Часть 2)

Соколов А. Ученые скрывают? Мифы XXI века. Альпина-нон-фикшн, 2017.

• Сообщение ТАСС (https://tass.ru/obschestvo/7682473).

Zhu Z., Dennell R., Huang W., Wu Y., Qiu S., Yang S., Rao Z., Hou Y., Xie J., Han J., Quyang T. Hominin occupation of the Chinese Loess Plateau since about 2.1 million years ago // Nature. 2018. V. 559. № 7715. P. 608–612.




Российский триколор © 2020 А. Милюков. Все права защищены. Revised: июля 03, 2020


Возврат На Главную В Начало Страницы


Рейтинг@Mail.ru