Главная Страница

Страница «История, Религия, Наука»

Карта Сайта «Golden Time»

Новости Cайта «Golden Time»

 

История о том, как свиньи победили слонов... © Image by Golden Time

 

 Марвин Любенов


 

ЭТИ СТРАННЫЕ «ДАТСКИЕ» ИГРЫ…


 

© Оригинал статьи – Marvin Lubenow, «The Dating Game». Appendix to «Bones of Contention» (Grand Rapids: Baker, 1992, 1st ed.), pp. 247–266.

© Перевод А. Милюкова, 2008.

В обществе весьма популярен миф о том, что радиоактивные методы датирования являются независимыми свидетельствами, подтверждающими геологический масштаб времени и теорию эволюции человека. Этот миф включает идею, что именно независимость различных методов является надежной гарантией результата. Методы кажутся настолько внушительными, что даже многие креационисты приняли их в качестве доказательства древнего возраста земли. Возможно, лучший способ показать, что подобные вещи являются научной фикцией – это рассказать историю датирования восточноафриканского туфа KBS и известной окаменелости, черепа KNM-ER 1470, основываясь на том, как это изложено в научной прессе, в частности, британском журнале Nature.

Ричарду Лики (Richard Leakey), сыну знаменитых палеоантропологов Луиса и Мэри Лики (Louis and Mary Leakey), был только двадцать три года, когда он арендовал вертолет и впервые посетил богатые окаменелостями отложения к востоку от озера Рудольф (теперь Озеро Туркана) в северной Кении. Это было в 1967 году. Он был так ошеломлен увиденным, что немедленно организовал экспедицию в эту область для поисков окаменелостей гоминид. Результатом стало открытие стоянки, известной как Кооби Фора, где была сделана одна из самых поразительных находок во всей истории палеонтологии.

Самая важная обнаруженная здесь окаменелость, которая при всей ее известности так никогда и не получила своего имени, это – KNM-ER 1470. Аббревиатура «KNM» указывает место, где этот экспонат хранится (Кенийский Национальный Музей); «ER» (Восточный Рудольф) – это название места находки; и «1470» – номер в каталоге музея. Череп 1470 продемонстрировал весьма прогрессивную внешность*, но при этом, как тогда считали, имел возраст порядка 2,9 млн. лет. Это противоречие между его современной внешностью и древним возрастом было серьезным вызовом всем прежним и нынешним схемам эволюции человека. В связи со своим значительным возрастом находка породила конфликт, который длился десять лет.

Одним из первых геологов, работавших с Ричардом Лики в районе Восточного Рудольфа, была молодая сотрудница из Йельского Университета, Кэй Беренсмейер (Kay Behrensmeyer). Изучая запутанную геологию области, она обнаружила слой вулканического пепла или туфа, который, как оказалось, был маркирующим для датирования окаменелостей и экспонатов, найденных в ассоциации с ним. Участок, на котором она первоначально обнаружила туф, стал известен как участок Кей Беренсмейер (Kay Behrensmeyer Site). А вулканический туф стал именоваться с тех пор как туф KBS. Ричард Лики в своей Денверской лекции отметил с юмором, что Кей Беренсмейер – единственная женщина в мире, в честь которой назвали вулканический пепел.

Если бы туф KBS находился где-нибудь на другом участке, то никто не придал бы ему особого значения. Однако на Восточном Рудольфе это имело значение решающее. В первую очередь то, что если человеческие окаменелости и артефакты не могут быть непосредственно датированы радиометрическими методами, то туф KBS – может. Туф содержит радиоактивный калий-40, который распадается в аргон-40. Во-вторых, артефакты (каменные инструменты) были найдены в непосредственной близости от туфа KBS. Из этого следует, что возраст туфа можно соотнести с возрастом каменных инструментов. В-третьих, сотни фрагментов окаменелостей Homo и австралопитеков были найдены как выше, так и ниже туфа KBS. Возраст туфа таким образом становится максимальным возрастом для окаменелостей, найденных выше него и минимальным возрастом для окаменелостей, найденных под ним. Из всех окаменелостей, найденных в ассоциации с туфом KBS, череп 1470 являлся наиболее важным.

Туф KBS – часть формации Кооби Фора, мощность отложений которой составляет приблизительно триста футов (~90 м), плотных, простирающихся на восток до береговой линии озера Рудольф. Эти отложения охватывают пространство приблизительно в пятьдесят миль (~76 км) к северу и югу по берегу озера и тянутся от него приблизительно на двадцать миль (~30 км) к востоку. Толщина самого туфа KBS – всего приблизительно три фута (~90 см). Два других тонких слоя вулканических отложений залегают выше KBS, это туфы Карари и Окоте (Karari, Okote), и один лежит ниже KBS – туф Тулу Бор (Tulu Bor). Бóльшая часть отложений, в которых найдены окаменелости, к вулканическим туфам не относятся. Четыре перечисленных туфа можно сравнить с перекрытиями четырехэтажного здания, окаменелости в котором лежат как бы в районе комнат, между полами и потолками разных этажей.

Ричард Лики на раскопках в 1970 году. © Image by American Academy of Achievement ...

Ричард Лики на раскопках в 1970 году.
© Image by American Academy of Achievement

Хотя туф KBS имеет вулканическое происхождение, он не является первичным отложением, то есть образовавший его пепел не осаждался на землю из атмосферы непосредственно после извержения вулкана. Озеро Рудольф имело в те времена намного бóльшие размеры. Подавляющее количество пепла во время извержения вулкана попало в озеро и осело на дно. Часть была принесена в озеро рекой. Таким образом, вулканический пепел еще перемещался в воде и там же, в водной среде, был осажден. По этой причине он изначально имел в себе много посторонних вкраплений, что создает определенные трудности с получением чистых образцов для датирования.

Первое датирование окаменелого вулканического слоя, известного сегодня как туф KBS, было произведено с полным научным обоснованием еще в 1969 году, задолго до открытия черепа 1470. Ричард Лики предоставил образцы туфовой породы Ф.Дж. Фитчу (J. Fitch) из лондонского Биркбек-колледжа, Университет Лондона (Birkbeck College, University of London) и Дж. Миллеру (J.A. Miller) из Кембриджского университета (Cambridge University), которые были признанными авторитетами в области калий-аргонового (K-Ar) датирования. Множество видов млекопитающих уже было найдено ниже туфа KBS, также как окаменелостей австралопитеков и орудий труда человека. Необходимо было разместить эти находки в их надлежащих хронологических нишах.

В своем сообщении в журнале Nature1, Фитч и Миллер в первую очередь рассмотрели возможные источники ошибки в датировании. «Одной из самых серьезных причин ошибки, – заметили они, – может быть посторонний аргон, содержащийся в присутствующих более старых фрагментах породы»2. Чтобы проверить эту версию избыточного аргона, они исследовали образцы, представленные им Лики. Анализ дал результаты от 212 до 230 миллионов лет возраста. «Этот анализ показал, что из-за присутствия избыточного аргона искажение возраста имело место»3.

Первый вопрос, который мог бы задать посторонний наблюдатель, это – откуда им это стало известно? Ответ – это «подсказали» им присутствующие рядом в отложениях окаменелости. Несмотря на всю нашу уверенность, что имеющиеся методы датирования представляют собой объективное и независимое от других подтверждение теории эволюции, окаменелости одним фактом своего присутствия определили границы для дат, которые могут считаться «подходящими». Базируясь на своих представлениях о предполагаемой эволюции австралопитеков и других млекопитающих, найденных в виде окаменелостей ниже туфа KBS, ученые решили, что возраст исследуемых отложений должен быть где-нибудь между двумя и пятью миллионами лет. Все иное должно было считаться очевидным результатом влияния избыточного аргона.

Даты в 212–230 млн. лет были без сожаления отклонены. Их принятие поместило бы туф KBS в триасовый период мезозойской эры – времена первых динозавров. Отсюда уже по умолчанию следовало, что эти даты были неверны. Вообще, при отсутствии руководящих окаменелостей у геолога нет никаких других надежных способов определить – являются ли предполагаемые даты «хорошими» или «плохими». Поэтому при других обстоятельствах, не будь в породе этих самых руководящих окаменелостей, геологи, возможно, приняли бы возраст туфа KBS как безусловно «подходящий». Необходимое требование эволюции – чтобы все геологические слои, залегающие на обширных географических пространствах, демонстрировали определенную последовательность, а находящиеся в них окаменелости соответствовали бы этой последовательности в хронологическом плане.

В качестве компенсации за свою очевидную ошибку в датировании туфа KBS, Фитч и Миллер заявили: «…единственная возможность правильной датировки туфа – это аккуратное изъятие из образцов для анализа несомненно молодых компонентов»4. Иными словами, ученые стали избирательно изымать из образцов породы только те компоненты, которые, как они думали, были «несомненно» молодыми, и которые не имели признаков внешнего воздействия и загрязнения. Опять же, посторонний наблюдатель, без риска показаться назойливым, может задать еще один вопрос – а откуда ученым в точности стало известно, какие компоненты породы являются «несомненно молодыми»?

Но этот факт положил начало долгой истории датирования туфа KBS – процессу, основанному на эволюционных и других философских предпосылках, в соответствии с которыми исследователь, имеющий дело с геохронологией, направляет или «прессует» результаты анализа, чтобы гарантированно получить подходящий возраст. Я хочу подчеркнуть, что такой ученый-геохронолог совершает это в абсолютной искренности. Он настолько верен теории эволюции, что весь его опыт как бы сам неявно подсказывает ему «правильное» решение, требуя удалить «ошибку» из неожиданных данных, чтобы получить настоящий правильный результат. Очевидная субъективность этого действия самому ученому не видна. Это – прекрасная иллюстрация догматического кругового мышления в рамках проводимых исследований. Экспериментатор сам направляет «истину» в нужном направлении. На языке программистов это называется – «шум на входе дает шум на выходе».

Фитч и Миллер попросили Лики представить им новые образцы туфа, содержащие «более свежие» («fresher») куски пемзы и кристаллы полевого шпата. Замеры проводились на пемзе и кристаллах полевого шпата отдельно, с использованием трех разных методик – определение возраста по K-Ar, полной дегазации 40Ar-39Ar и 40Ar-39Ar-возрастному спектру. Фитч и Миллер заключили, что туф KBS был «очень близок к возрасту 2,6 млн. лет (2,61±0,26 млн. лет)»5. Эта цифра – 2,61 млн. лет получила широкое освещение в научной и популярной прессе. Ричард Лики заявил, что череп 1470 был найден ниже отложения, которое было «аккуратно датировано»6, и «надежно датировано»7 возрастом 2,6 млн. лет.

В 1972 году, незадолго до того как череп 1470 был обнаружен (или, по крайней мере, до того как о находке было объявлено), Винсент Маглайо (Vincent Maglio) из Принстонского университета (Princeton University) опубликовал в Nature8 свою хронологию связанных с находками гоминид слоев к востоку от озера Рудольф, включающих также туф KBS. Его работа была основана на анализе фауны позвоночных. Несколько видов животных, казалось, демонстрировали картину значительных морфологических изменений в зависимости от их стратиграфического положения в колонке. Это интерпретировалось как свидетельство быстрых эволюционных процессов. Очевидно, что быстрые морфологические изменения в популяциях более пригодны для точного сравнения и анализа, чем медленные или вообще никакие. Исследуемые популяции животных включали два вида свиньи и один вид слона. Хотя с датировками Маглайо и существовали некоторые проблемы, но его даты (~2,5 млн. лет) отчасти совпадали с результатом, полученным Фитчем и Миллером с помощью радиометрии, и поэтому, как полагали, также подтверждали их результат.

В 1974 году в Nature9 Брук (Brock) из Университета Найроби, Кения (University of Nairobi, Kenya) и Айзек (Isaac) из Калифорнийского университета Беркли (University of California, Berkeley) представили третью хронологическую версию этой области. Измерения были проведены с использованием палеомагнитного метода, на 247 образцах, взятых из отложений ниже туфа KBS. Они объявили свои заключения для группы окаменелостей, включающих и череп 1470, следующим образом: «возраст от 2,7 до 3,0 млн. лет для этой группы твердо установлен («strongly indicated»)»10. Поскольку эта дата относилась к отложениям, в которых непосредственно был найден череп 1470, а туф KBS, лежащий выше, был датирован возрастом 2,61 млн. лет, то это заключение представлялось весьма эффектной иллюстрацией согласования трех различных методов. Заголовок статьи сообщал, что полученные результаты «обеспечены надежной проверкой с помощью других методов датирования»11. Позже ученые сказали, что именно из-за того, что изотопный и палеомагнитный возрасты так хорошо согласуются, «…эти независимые свидетельства значительно укрепляют предложенную нами хронологию»12.

При этом Брук и Айзек дали следующий комментарий:

«Корреляции, показанные на рисунке 4, не являются полностью независимыми, и полагаются частично на K-Ar и фаунистические свидетельства, также как и на основные данные по полярности.

Отправная точка для корреляции – возраст 2,61±0,26 млн. лет, полученный Фитчем и Миллером по отобранным кристаллам калиевого полевого шпата из образцов пемзы туфа KBS»13.

Этот комментарий показывает, что результат Брука и Айзека не был столь уж независимым от других методов датирования, как это ими утверждалось.

Также в 1974 году Энтони Херфорд (Anthony Hurford) из Биркбек-колледжа, Университет Лондона, предпринял исследование отложений Восточного Рудольфа, используя еще один метод – трековое датирование (fission-track dating) с использованием урана. Цель ученого заключалась в проверке неопубликованной гипотезы Фитча и Миллера о том, что обширные области отложений Восточного Рудольфа приблизительно 1,75 млн. лет назад подверглись воздействию высокой вулканической температуры или горячих грунтовых вод, что частично или полностью оказало влияние на завышение измеряемого возраста. И что это гипотетическое температурное воздействие стерло или затушевало предыдущие события.

По поводу своего образца, датированного трековым методом, Херфорд сделал заключение, что:

«Образец или вообще не испытывал никакого термического воздействия, или полностью (во всем объеме) был обожжен 1,8 млн. лет назад.

Поскольку этот туф находится в пределах формации Куби Алги (Kubi Algi) и стратиграфически ниже 2,6-миллионного туфа KBS, вторая альтернатива принята как правильная интерпретация»14.

Херфорд согласился с гипотезой Фитча и Миллера, что отложения были подвергнуты какому-то внешнему термическому воздействию в период приблизительно от 1,75 до 1,8 млн. лет назад. Нашему стороннему наблюдателю в очередной раз было бы позволительно задать вопрос – а почему обжиг более низких отложений возрастом 1,8 млн. лет не поставил под сомнение дату туфа KBS в 2,6 млн. лет?

Рассмотренные методы Херфорда являются иллюстрацией того, как догма проникает в науку. Ученый начинал с того, что назвал возраст туфа KBS «твердой датой». Очевидно, эта дата стала такой твердой потому, что Хелфорд чувствовал – она поддержана ископаемыми и палеомагнитными свидетельствами. Его не смущало, что ископаемая корреляция была только самого общего характера, и что палеомагнитная дата была основана на радиометрической. Несмотря на очевидную потребность в более критическом подходе, принятие Херфордом даты туфа KBS стало той точкой отсчета, на которой он базировал свои собственные интерпретации датировок, полученных методом трекового датирования урана.

Херфорд продемонстрировал какой-то странный сценарий. В отсутствие убедительных доказательств обратного, формация Куби Алги, находящаяся ниже туфа KBS, должна считаться, очевидно, все-таки старше, чем туф KBS, как это и было установлено изначально. Трудно понять, как могла формация Куби Алги испытать какие-то запутывающие датировку процессы 1,8 млн. лет назад, а затем позже перекрыться сверху туфом KBS, имеющим возраст 2,61 млн. лет. И если эти формации были отложены в их существующей последовательности, а затем некий тепловой фактор дополнительно воздействовал на Куби Алги 1,8 млн. лет назад, то – как мы узнаем, что туф KBS не был также затронут? Это, похоже, поставило бы под угрозу и «надежную дату» туфа KBS. Во всяком случае, становится ясно, что различные методы датирования всегда тесно связаны, а полученные результаты весьма зависимы друг от друга.

В конце 1974 года Фитч и Миллер опубликовали результаты нового уточняющего исследования, которое подтвердило их первоначальную датировку туфа KBS в 2,61±0,26 млн. лет. Они также сообщили о широком расхождении дат для десяти различных выборок в диапазоне от 0,52 до 2,64 млн. лет. Что касается других исследований, они заявили: «совместимость независимого свидетельства – очень сильный аргумент для принятия хронологии, предложенной теперь для Восточного Рудольфа»15. Однако мы видели на примере других исследований, что они весьма зависимы, будучи связанными с первоначальной радиометрической датой Фитча и Миллера.

... Череп KNM-ER 1470. © Image by Sibiloi National Park
Череп KNM-ER 1470
© Image by Sibiloi National Park

Таким образом, к концу 1974 года, спустя два года после того, как череп 1470 был представлен миру, туф KBS был датирован пять раз четырьмя различными методами. Предполагаемая совместимость четырех разных методов, казалось, стала осуществившейся мечтой ученых. Какого лучшего доказательства надежности датировок, подтвержденных независимыми методами, можно было еще желать? Поскольку 1470-й был найден ниже отложения, датированного в 2,61 млн. лет и выше отложения, датированного 3,18 млн. лет, череп, как его оценивали тогда, имел невероятные 2,9 млн. лет возраста. Ричард Лики нашел самую старую в мире окаменелость, принадлежащую роду Homo. Палеоантропологический мир, казалось, все еще сохранял былую безмятежность. Но – только внешнюю, поверхностную.

А «под ковром» уже всё бурлило и клокотало. Череп 1470 с его предполагаемой датой 2,9 млн. лет ставил эволюционный мир совершенно в невозможное положение. Ричард Лики вовсе не преувеличивал, когда заявил: «Или мы выбрасываем этот череп, или мы выбрасываем все наши теории происхождения человека»16. Проблема была крайне остра. Теория эволюции не допускала, чтобы череп столь современной морфологии был настолько древним. Это было абсолютно очевидно для каждого, кто присутствовал при развитии событий. Только три вещи, случись они на деле, могли бы снять напряжение, которое испытывала теория эволюции:

1). Если бы возраст черепа 1470 был пересмотрен;

2). Если бы череп 1470 получил статус самого дальнего родственника или примитивной формы Homo;

3). Если бы череп 1470 рассматривался в качестве представителя австралопитековой линии.

Надо отметить, что все три этих варианта в дальнейшем так или иначе осуществились. В конечном итоге датировка черепа 1470 была пересмотрена, окаменелость была назначена на Homo habilis, а некоторые из близких партнеров Ричарда Лики, например, Алан Уокер (Alan Walker), отнесли череп 1470 к роду австралопитеков. Когда эти перемены произошли, палеоантропологический мир вздохнул с явным облегчением.

Ричард Лики, однако, продолжал борьбу за первоначальную дату. Хотя он посвятил себя делу эволюции и хорошо понимал, какую проблему для нее создает датировка черепа 1470, его собственное положение в этой истории было всё же особенным. Он считался автором открытия, находки черепа 1470. (Хотя в строгом смысле череп был обнаружен Бернардом Нженео (Bernard Ngeneo), членом его команды).

Никто особо не удивится, если вы обнаружите самую старую в мире окаменелость, скажем, капусты брокколи, но если вы достаточно удачливы, чтобы обнаружить окаменелость самого древнего человека, мир будет устилать ваш путь ковровыми дорожками. Признание и престиж будут вашими спутниками – это вне всякого сомнения. Ведь древние человеческие окаменелости обладают волшебством особого рода. А Ричард Лики очень нуждался в этом волшебстве. Ему было всего двадцать восемь лет, когда череп 1470 был обнаружен, и Лики не имел никакого, даже формального научного образования. Он, что называется, впитал палеоантропологию с молоком матери, вырос в семье археологов, Луиса и Мэри Лики. Некоторые палеоантропологи так никогда и не простили ему того, что он вошел в их профессиональную область через черный ход.

Если черепу 1470 было 2,9 млн. лет, то выходило, что Ричард обнаружил самого старого в мире представителя рода Homo. И если бы 1470-й не был столь древним, он бы сразу потерял всё свое волшебство. Поэтому проблемы, которые возраст 1470-го ставил перед теорией эволюции, были даже не столь важны для Ричарда Лики, как важен был сам статус первооткрывателя черепа 1470, отводящий ему особое место в палеоантропологии. Понятно, что Лики сопротивлялся любым попыткам снижения возраста черепа.

Покуда Фитч и Миллер были заняты подтверждением своих первоначальных результатов, полным ходом шло уже новое исследование – Дж. Кертиса (G. Curtis) и его партнеров из Университета Калифорнии, Беркли. В 1975 году они использовали стандартное датирование по K-Ar на пемзе, взятой из трех отдельных областей туфа KBS. Они утверждали, что выделили две области туфа, различные по возрасту. Один туф – на участках 10 и 105 дал возраст 1,6 млн. лет, а другой, на участке 131, где был найден череп 1470, возраст 1,82 млн. лет. Эти даты были значительно моложе тех, что были получены пятью предыдущими сериями датирования.

Большое расхождение с результатами Фитча и Миллера Кертис объяснил так:

«Аномально старые даты могут быть объяснены загрязнением древнего слоя в течение отложения туфов, тогда как аномально молодые даты могут быть объяснены последующими изменениями, избыточным воздействием (судя по фрагментам пемзы, используемых для датирования) щелочных и, возможно, горячих грунтовых вод – как результат частичной потери радиоактивного аргона»17.

Поскольку целью ученого было установить истинный возраст туфа KBS, нелишним было бы задать еще один вопрос – а откуда Кертис узнал, что более старые даты или даты более молодые – были аномальными? Аномальными – в отношении чего? Слишком очевидно, что главным критерием тут стало лишь определение «подходящего» возраста. Каким образом этот «хороший» возраст должен быть получен? Ответ – в соответствии с концепцией эволюции. Туф KBS и череп 1470 должны были помолодеть по определению.

Статья Кертиса была серьезным вызовом работе предшественников – ставила под сомнение саму возможность использования метода 40Ar-39Ar для определения возраста в этой специфической ситуации, а также критиковала методологию Фитча и Миллера в целом. Автор писал: «…более старая пемза может также присутствовать в горизонте туфа KBS, что могло бы объяснить дату в 2,61 лет, названную Фитчем и Миллером»18. Критика образцов, использованных Фитчем и Миллером, их методов датирования и их лабораторной техники заняла бóльшую часть статьи Кертиса.

Стоит отметить, что все вышеназванные статьи сообщали о наличии определенных трудностей в выборке частиц породы или кристаллических образцов, которые не были бы изменены, не подвергались бы атмосферным воздействиям или не происходили бы из более старых слоев. Кертис с соавторами подробно описали усилия по извлечению из целых образцов тех частей, которые подходили бы для датирования. Однако Фитч и Миллер также удвоили усилия по экстракту из туфа подходящих для датирования частиц. И тут опять возникает вопрос – откуда каждый из них знал, что он располагает хорошими образцами для датирования? Единственный ответ на этот вопрос – что «хорошие» образцы, это такие, которые способны дать «хорошие» результаты, то есть результаты, соответствующие эволюционным схемам. «Плохие» образцы – это те, которые дают результаты, эволюционным схемам не соответствующие. Это – классическая, надо отметить, иллюстрация «кругового аргумента».

Кертис и коллеги также упоминали фактор, который, в конечном счете, определил дату черепа 1470, а именно – эволюцию свиней.

«Когда некоторые палеонтологи сравнили фауну, связанную с туфом KBS в Восточном Рудольфе с таковой из других, предположительно хорошо фаунистически калиброванных окрестностей, надежность даты 2,61 млн. лет для KBS была поставлена под сомнение. Хотя [ранее] Маглайо нашел, что морфология окаменелостей слона хорошо соотносится с датой 2,5 млн. лет, в 1972 году Кук и Маглайо указали, что окаменелости свиней, найденные ниже горизонта туфа KBS в Восточном Рудольфе, предположительно лучше всего коррелировали с таковыми из горизонтов долины реки Омо на севере Эфиопии, оцениваемыми около 2 млн. лет»19.

Любопытно, что эволюция слона соответствует более древней дате, а эволюция свиньи – более молодой. Но это соревнование в итоге выиграли свиньи. Это противоречит прежним утверждениям эволюционистов о целом наборе хорошо согласующихся результатов. Возможно, Маглайо «забыл» об этом еще и потому, что оставил свои занятия геологией ради медицины.

Любопытно было также наблюдать, как Кертис с соавторами требовали признания своих результатов на основании высокой степени корреляции в их исследованиях. Но ровно тот же аргумент был использован и его оппонентами для более древней даты. Кроме того, все пять различных серий датирования, использующих четыре различных метода, всё-таки согласованно давали бóльший возраст в пределах допустимой погрешности. Номер Nature от 28 октября 1976 года содержал рассказ даже не об одном, а уже о двух новых проектах по датированию  туфа KBS двумя различными методами. Оба они, казалось, сходились на более древней дате туфа и, следовательно, черепа 1470.

Первая статья представляла новые результаты, полученные теми же Фитчем, Миллером и П.Дж. Хукером (P.J. Hooker) из Кембриджского университета. Они повторно проанализировалили результаты своей работы 1969 года и объяснили почему:

«Изменения в аналитических методах датирования по 40Ar-39Ar, произошедшие с тех пор, позволяют более точно пересчитать полученные прежде результаты, кроме того, уточнить значение константы пропорциональности (J), использовавшееся в экспериментах 1969 года»20.

Новый перерасчет результатов датирования 1969 года образцов туфа с использованием методов K-Ar и метода 40Ar-39Ar дал им новые цифры для возраста туфа KBS – 2,42 млн.л.н. Калькуляция результатов с образцами туфа, полученная в 1971–73 годах с использованием только техники 40Ar-39Ar, дало минимальный возраст для туфа KBS 2,4 млн. лет. Близкая корреляция этих двух датировок различными радиометрическими методами дало ученым уверенность в точности этих результатов. Из-за существующих трудностей с получением надлежащих образцов для анализа они также обращались за поддержкой к другим методам. Эта поддержка освещалась в сопровождающей статье в том же самом номере Nature, возраст определялся методом трекового датирования с использованием циркона. Мы рассмотрим эту статью чуть ниже.

Фитч, Миллер и Хукер признали противоречия, бушевавшее вокруг возраста туфа KBS. Эти противоречия были вызваны, разумеется, в значительной степени наличием каменных инструментов, найденных в области туфа и одной очень человекоподобно выглядящей окаменелости (черепа 1470), найденной ниже туфа.

«За прошедшие пять лет оппозиция принятию 2,5-миллионнолетнего возраста для туфа KBS проистекала из трех источников – от археологов и палеоантропологов, встревоженных древностью окаменелостей гоминида и каменных инструментов, найденных близко или в связи с туфом KBS; во вторых, от палеонтологов, настаивающих на очевидном несоответствии датировок фауновых групп Восточного Рудольфа и других мест; и, в-третьих, из небольшого исследования по K-Ar образцов пемзы из Восточного Рудольфа, предпринятого в Беркли»21.

Мы рассмотрим эти возражения в обратном порядке. «Небольшое исследование» в Беркли основывалось на работе Кертиса и др., который датировал туф KBS в 1,6 и 1,82 млн. лет. Для Фитча, Хукера и Миллера эти даты представлялись очевидно неверными.

«...Разумеется, что даты по K-Ar в диапазоне 1,6–1,8 млн. лет, полученные для туфа KBS другими исследователями, расценены нами как несоответствующие, и, возможно, были получены на образцах, затронутых потерей аргона»22.

Такие упражнения можно с полным основанием назвать «играми в датировку». Правила ее просты; ваша дата – это очевидно правильная дата, а тот, кто получил более молодую дату, имел образцы, испытавшие потерю аргона. Дату же старше вашей можно получить в зависимости от вашего желания – хотите ли вы, чтобы образцы унаследовали лишний аргон от древней скалы. И попробуйте опровергнуть такую логику.

Вторая проблема, «очевидное несоответствие датировок фауновых групп Восточного Рудольфа и других мест», в конечном итоге, была решена волевым образом – победой свиней над слонами. Где еще, в каком мире научной фантастики противостояние свиней и слонов имеет такие маловероятные результаты?

Раскопки в Кооби Фора. © Image by La Trobe University ...

Раскопки в Кооби Фора
© Image by La Trobe University

А третья проблема наиболее показательна. Она напрямую касается археологов, которые «встревожены древностью окаменелостей гоминида и каменных инструментов, найденных близко или в связи с туфом KBS». «Встревожены» – кажется странным словом, характеризующим ученых, которые по идее должны позволять фактам говорить самим за себя. Мне кажется, что выражения «заинтересованы», «удивлены» или «заинтригованы» были бы намного более уместными. «Встревожен» обычно тот, кто чувствует угрозу. Впрочем, так оно и было. Вся концепция эволюции человека была поставлена под удар.

Это было реальной проблемой ввиду того противоречия, которое бушевало в течение десяти лет вокруг некоего пепла из вулкана в Восточной Африке.

Еще одна деталь должна быть здесь упомянута. Фитч и соавторы прокомментировали тот факт, что группа из Беркли получила расхождение в их датах в пределах от 1,5 млн. лет до 6,9 млн. лет. Фитч же сообщил, что их собственные расхождения в датах лежат в пределах от 0,5 млн. лет до 2,4 млн. лет. В некоторых случаях это расхождение интерпретировалось как внешнее воздействие на породу или загрязнение. В других случаях, «непослушные» кристаллы были удалены, чтобы дать ученым результаты, более соответствующие главному принципу, стоящему за всем этим – теории эволюции.

Вторая статья в том же номере Nature от 28 октября 1976 года была написана Херфордом, Глидоу (Hurford, Gleadow) из Университет Мельбурна, Австралия (University of Melbourne, Australia) и Низером (Naeser) из Американской геологической службы Денвера (U.S. Geological Survey, Denver). Она рассматривала результаты трекового датирования циркона в образцах, взятых из туфа KBS. Авторы статьи начали с довольно любопытного утверждения относительно методов датирования по K-Ar и 40Ar-39Ar:

«Методами K-Ar и 40Ar-39Ar были исследованы более 100 скальных фрагментов и минеральных образцов из Восточного Рудольфа, но их возрасты были установлены не напрямую, а как интерпретация полученных этими методами результатов. Геологические и аналитические факторы, как постулировалось, объясняли разброс возрастов по K-Ar и по 40Ar-39Ar, полученных на вулканических санидин-анортоклазовых кристаллах, выбранных из кусков пемзы из туфов»23.

Авторы не имели в виду, что радиометрические рабочие датировки были недобросовестными. Они действительно говорили, что интерпретация дат опирается на гипотетические и философские предположения, которые в свою очередь сами опираются на подобные «полученные» с их помощью результаты… (Это, между прочим, слово в слово повторяет креационистское определение методов датирования). Эти же авторы заявили, что их исследование проводилось из-за очевидного конфликта между методами датирования по K-Ar и 40Ar-39Ar, результатом чего было занижение некоторых дат в предыдущих исследованиях.

Их заключение было таким – туф KBS имеет возраст 2,44 млн. лет. Это было очень близко к оценке Фитча, озвученной в этом же номере Nature. После изложения своей методологии авторы писали:

«Используя эти методы и значение постоянной самопроизвольного распада урана-238, λ из 6,85×10-17 yr-1, мы получили возрасты на стандартных цирконах, которые очень близко совпадают с их возрастами, полученными независимо»24.

Эта замечательная корреляция дат, использующая два независимых метода датирования, казалось, подтверждала расхожие представления, гласящие, что существующим методам датирования можно доверять – именно потому, что независимые методы дают одни и те же результаты.

Однако в номере Nature от 16 июня 1977 года появилось письмо от Г.А. Вагнера (G.A. Wagner) из института Макса Планка в Западной Германии (Max Planck Institute, West Germany). Вагнер утверждал, что существует неопределенность в отношении постоянной самопроизвольного распада урана-238, и что Херфорд должен был использовать различные значения:

«…множество специалистов в области трекового датирования больше не используют значение 6,85×10-17 yr-1, но используют теперь в качестве постоянной распада 8,46×10-17 yr-1; так как есть серьезные основания для этого предпочтения. Если использовать эти более точные параметры для постоянной распада, возраст пемзы в туфе KBS трековым датированием урана пересчитывается как 1,98 млн. лет, что соответствовало бы возрасту по K-Ar, полученному [ранее] группой Кертиса»25.

Херфорд с коллегами защищали использование ими постоянной для урана-238:

«Когда это применяется в соответствии со стандартами ядерного распада американского Национального Бюро Стандартов, мы получаем по K-Ar лучшее соотношение возраста взаимосвязанных окаменелостей, и по этой причине мы ее и используем»26.

Другими словами, истинное значение постоянной спонтанного распада урана-238 неизвестно. По крайней мере, два значения используются в настоящее время. Таким образом, в деле определения возраста каждый волен использовать те формулы, которые дают ему желаемый ответ. Можно заставить возраст туфа KBS соответствовать результатам Фитча или Кертиса, в зависимоcти от того, кому какой больше подходит. Расхождение в этих двух датах – почти полмиллиона лет, с диапазоном от около двух до двух с половиной миллионов. Это едва ли можно назвать точным датированием.

Поскольку авторы обеих статей 1976 года в Nature (Фитч и Херфорд с соавторами) имели тенденцию подтверждения древней даты черепа 1470, оба их исследования, определяющие возраст туфа KBS в 2,4 млн. лет, разумеется, лишь сеяли еще бóльшую смуту в эволюционных кругах. Херфорд с соавторами говорил в статье: «Кертис оценил первоначальные даты туфа KBS 2,61±0,26 млн. лет как весьма подвергаемые сомнению в частных антропологических и палеонтологических кругах»27. Так как антропологи и палеонтологи обычно не имеют возможность провести техническую экспертизу радиометрических методов, они не могли усомниться в методологии и полученных результатах. Но они отклоняли более старую дату исключительно в силу ее философской составляющей. Проблемой была прогрессивная морфология KNM-ER 1470, идущая вразрез с положениями теории эволюции.

Новое исследование формации Кооби Фора палеомагнитным методом было опубликовано в начале 1977 года. В нем сообщалось, что предыдущее палеомагнитное исследование использовало «… предварительно объявленный возраст 2,6±0,26 млн. лет для туфа KBS как фиксированное значение»28. Исследование процитировало результаты дополнительных палеомагнитных исследований в качестве гарантии переоценки измерений по магнитной стратиграфии.

Исследование дало две разных интерпретации данных, основанных на двух разных предложительных возрастах туфа KBS. Это ясно показало, что даты, полученные палеомагнитным методом как «независимое подтверждение других результатов датирования», на самом деле привязаны к радиометрическим результатам, которые они используют как отправную точку. Поскольку туф KBS является верхней точкой нижнего слоя формации Кооби Фора, то следующая цитата показывает, насколько могут разниться результаты, если в этих «датских играх» используются другие отправные точки:

«В обеих интерпретациях возраст верхнего слоя, который находится выше туфа KBS, составляет между 1,2 и 1,8 млн. лет, однако возраст верхней границы более низких слоев варьирует в пределах 1 млн. лет»29.

Около 1976 года имя большого озера, в районе которого работал Ричард Лики, было переименовано кенийским правительством с Рудольф на Туркана. Это переименование стало причиной постоянной путаницы, поскольку окаменелости, найденные на востоке от озера, продолжают индексироваться как восточно-рудольфские (ER), тогда как окаменелости, найденные к западу от озера, уже в соответствии с новым названием, обозначаются как западно-турканские (WT). В данной статье мы использовали название озеро Рудольф до той поры, пока этому было историческое соответствие, далее же будет использоваться новое имя озера – Туркана.

20 марта 1980 года еще два исследования по датировке туфа KBS появились на страницах Nature. Вспомним, что два более ранних исследования – трековым датированием циркона и датированием по 40Ar-39Ar кристаллов полевого шпата – дали возраст туфа KBS 2,4 млн. лет. Близкая корреляция двух независимых методов приводилась в качестве подтверждения их надежности. Теперь же два трековых датирования, циркона и ортоклаза (калиевого полевого шпата), дали возраст туфа KBS – 1,87 или 1,89 млн. лет. И в этом случае близкая корреляция двух независимых методов датирования также была преподнесена в качестве свидетельства точности измерений для пересмотра даты. Новое трековое датирование было сделано Э. Дж. Глидоу. Исследование по K-Ar было сделано Иеном Макдаугаллом, Робином Мейром и П. Сезерленд-Хоуксом (McDougall, Robyn Maier, P. Sutherland-Hawkes), учеными из Австралийского национального университета Канберры (Australian National University, Canberra) и тем же Глидоу.

Тогда же, в конце 1981 года, Иен Макдаугалл опубликовал в Nature еще одну датировку по 40Ar-39Ar туфа KBS, показавшую возраст 1,88 млн. лет. На этом десятилетнее противостояние по проблеме возраста туфа KBS было закончено, а тема закрыта. Соответствие более молодой дате было, наконец, достигнуто.

На первый взгляд это могло показаться большой победой эволюции и униформистских методов датирования. Мы знаем, что наука часто проходит испытание ошибками и противоречиями. Факт удивительной корреляция между «показаниями свиньи» и тремя различными радиометрическими методами (трековым, K-Ar, и 40Ar-39Ar) был «хоть сомнительным, но приятным». Зато возраст туфа KBS теперь перестал быть проблемой. И все же были факторы, которые требуют более пристального взгляда на ситуацию.
 

... Свинья-бородавочник. © Image by PBase.com

Свинья-бородавочник
© Image by PBase.com

Сила свиного авторитета

Проблема датирования туфа KBS, однако, была решена не в 1980 и 1981 годах победой трех радиометрических методов. По сути, она была решена еще в 1975 году… свиньями. Дональд Джохансон рассказывал о посещении Бишопской конференции по антропологии и геологии в Лондоне (Bishop Conference on anthropology and geology in London). Датирование туфа KBS и его значение было тогда главными темами беседы. Гленн Айзек, который придерживался более древней даты, прибыл на конференцию с готовностью противостоять «свидетельствам, предоставленным свиньями», а по сути, говоря более широко – противостоять некоему «свинству» человеческому.

Основной доклад была сделан Бейзилом Куком (Basil Cooke) из Университета Делхауз, Галифакс (Dalhousie University, Halifax), изучившим последовательность залегания окаменелостей свиней в горизонтах Омо (области в Южной Эфиопии, богатой ископаемыми окаменелостями, на реке Oмо, впадающей в озеро Туркана с севера), в Хадаре (эфиопском местонахождении, где работал Джохансон), и в Олдувайском ущелье (где Луис и Мери Лики работали много лет). Согласно Куку, даты озера Туркана, основанные на известных методах, должны быть уменьшены приблизительно на 800 000 лет. Так «подсказали» ему свиньи Турканы. Он даже носил галстук с вышитыми на нем изречениями из лексикона так называемого СМШ («свинского мужского шовинизма») и шутил, что на самом деле они демонстрируют реальность корреляции свиней мезохорус (Mesochoerus) в разных географических районах.

Мезохорус был одним из родов ископаемой свиньи, ставшей стержнем его аргументации. Дональд Джохансон написал в 1975 году с конференции: «Почти каждый из работавших на озере Туркана [Ричард Лики и его партнеры] ушел убежденным, что даты туфа KBS и черепа 1470 должны быть пересмотрены»30.

Изумление в этой истории вызывает то, что антропологи отвергли те же самые – объективные и научные – данные, к которым они традиционно обращаются в своей деятельности. В то время радиометрическое свидетельство для признания древней даты было весьма сильно – в результатах пяти различных методов датирования имелась и внутренняя логическая последовательность, и высокая степень корреляции. Главное, чему не соответствовали эти старые даты, была теория эволюции – свиньи и человека.

Эволюция свиньи, как считается, стала четким ответом на проблему датирования Кооби Фора, так же как и других мест в Восточной Африке, но этот «ответ» – более чем сомнителен. По филогении, то есть, эволюционному родству свиней (кистеухой свиньи, лесного кабана, бородавочника и др.) Бейзил Кук составил генеалогические деревья для трех таксономических групп31. Две из этих групп имели в своем основании гипотетического свиноподобного предка. Двадцать видов свиней, которые составляли эти три группы, были показаны параллельными линиями, связанными только пунктирами. Эти пунктиры означали, что не существует никаких реально известных отношений между любым из этих свиных видов. Диаграмма из таких же параллельных линий с тем же основанием могла быть нарисована и креационистами.

Большинство находок ископаемой свиньи было представлено разрозненными зубами. Существование нескольких видов было преподнесено в самых скупых терминах – «недостаточно известный», «редкий», «неполный», а отношения внутри группы в значительной степени были результатом лингвистических изысканий. Использовались такие обороты как:

«…вероятно, является потомком…»,

«…кажется, представляет…»,

«…эволюционировавший, как предполагается, независимо…»,

«…должен, на данном этапе, также дать начало…»,

«…вероятно, предковый…»,

«…предположительно происходящий от…»,

«…возможно, отделился…»,

«…почти наверняка отделившийся от…»,

«…требуемое происхождение от общего предка…».

Статья Кука была написана в ответ на аналогичную работу Тима Уайта и Харриса32. Кук имел три таксономических группы, в то время как Уайт и Харрис рассматривали четыре. В этих двух таксономических схемах существовали различия, но Кук утверждал, что они не имели большого значения. Он объяснял, почему разновидности, которые Уайт и Харрис объединяли, должны быть перегруппированы или, напротив, почему другие должны быть объединены. Это созидание и уничтожение видов прихотью таксономиста «из-за того, что мы имели различную базовую философию на природу видов в палеонтологии»33 показывают, насколько гибка и субъективна эта наука. Я не приуменьшаю трудностей проблемы видов в палеонтологии, равно как и не критикую саму возможность или попытки ученых разрешить имеющиеся трудности. Я просто заявляю, что тот апломб, с которым палеонтологи делают догматические заявления об эволюции свиней, никак не поддержан фактами. Палеонтологам явно не помешала бы лишняя скромность – как это имеет место быть в других научных дисциплинах.

Исследования 1980 и 1981 годов по датированию туфа KBS года содержали большое количество критики всех работ предшественников, прямо подвергая сомнению объективность и законность использовавшихся методов. Этот процесс начал Глидоу [в упоминавшемся выше номере Nature от 20 марта 1980 года]:

«Результаты K-Ar-датирования Кертиса, показавшего, что участки туфа KBS за номерами 105 и 131 имели несколько отличающийся возраст, теперь отклонены с обнаружением систематической ошибки в нижних (1,6 млн. лет) датах»34.

После демонстрации наличия загрязнения во всех его собственных образцах, а также чрезвычайных трудностей датировок по циркону в интервале 1–3 млн. лет, Глидоу продолжал:

«Поэтому кажется весьма вероятным, что полевые шпаты, отобранные для датирования калий-аргоном, могли также содержать следы намного старшего, нижележащего полевого шпата. Это согласуется с утверждением, что большие калий-аргоновые и аргон-аргоновые возрасты являются результатом загрязнения. Как показано выше, возрасты Херфорда, полученные трековыми и др. методами, судя по всему, являются слишком старыми в силу аналитического характера, в первую очередь ошибочной трактовки остаточного количества игольчатых включений или скоплений в качестве следов, а также, возможно, субъективной выборки крупиц для подсчета»35.

В этом же номере Nature [20 марта 1980 года] сообщалось об исследованиях группы Иена Макдаугалла по датированию туфа KBS по K-Ar. Они начались с признания, что «обычные методы датирования обломков породы пемзы из области туфа по K-Ar, 40Ar/39Ar и трековому – привели к мучительно большому («distressingly large») диапазону возрастов»36.

После этого они объяснили, что Фитч и Миллер в свое время сообщили о результатах в пределах от 0,52 до 2,64 млн. лет для одной группы образцов и о датах от 8,43 до 17,5 млн. лет для другой группы – перед тем, как объявить дату в 2,61 млн. лет, которую они позже пересмотрели как 2,42 млн. лет. Они также объяснили, каким образом Кертис и др. достигли их «согласующихся» возрастов:

«Игнорируя четыре серийные K-Ar-датировки, полученные на полевом шпате из образцов пемзы туфа KBS в диапазоне 2,01–6,9 млн. лет и полагая, что это вызвано обломочным загрязнением, Кертис и др. получил согласующиеся возрасты по K-Ar на полевом шпате и образцах стеклянной пемзы, найденных в этом горизонте со средней оценкой в 1,82±0.04 млн. лет и 1,60±0,05 млн. лет для двух других областей соответственно. Впоследствии, Дрейк (Drake) и коллеги сообщили об ошибке в измерениях калия на образцах, предварительно датированных ими, которые дали возраст 1,6 млн. лет»37.

При этом Макдаугалл продемонстрировал, как «замечательно согласовались» его собственные даты в 1,9 млн. лет после удаления из числа рассмотренных образцов тех, которые дали возрасты 4,11 и 7,46 млн. лет. Он объяснил эти аномальные возрасты следующим образом:

«Трудности с точным определением возраста мы связываем с присутствием переменных малых количеств старого обломочного калиевого полевого шпата в веществах, используемых при экстракции аргона. Аккуратная петрографическая экспертиза минерального концентрата, однако, не приводит к положительной идентификации этого калиевого полевого шпата. Однако нет сомнения, что старый обломочный материал приносился в восточный бассейн Турканa в течение смещения отложений»38.

В результате этой чистой победы философии над реальностью группа Макдаугалла использовала соответствие своих результатов и трактовок с результатами Глидоу, чтобы придать законность их возрасту туфа KBS.

Так как датировки туфа KBS трековым методом и по K-Ar были теперь согласованы с датой, продиктованной эволюцией свиней, единственной проблемой оставались более старые возрасты по 40Ar-39Ar, о которых сообщал Фитч. И Макдаугалл решил эту проблему в 1981 году. Он заявил, что в некоторых частях его работы расхождений данных было больше, чем можно было бы объяснить экспериментальной ошибкой, и что в эксперименте с пошаговым нагреванием образцов необходимо было некоторые результаты не учитывать.

«Плато и возрасты регрессии были получены с использованием данных пошагового эксперимента с нагреванием, так же как и исключением последствий, которые давали противоречивые возрастные значения. Критерий для исключения таких значений был тот, что расчетный возраст отличался более чем двукратной ошибкой (2s) от плато»39.

Однако Макдаугалл утверждал, что такие погрешности были не очень значимыми и выражал полное удовлетворение своей датой 1,88 млн. лет для туфа KBS. Он также не забыл упомянуть, что эта дата прекрасно согласовывалась с другими недавними датировками туфа KBS.

Тогда же Макдаугалл высказал один из самых язвительных упреков в адрес коллеги, которые мне только доводилось встречать в научной литературе. Он дал определенную оценку группе Фитча и их ранней датировке туфа KBS, когда сказал:

«На основе большого разброса значений возрастов и малой пропорции 40Ar в газе, извлеченном из концентратов анортоклаза (калий-натриевого полевого шпата), я полагаю, что проанализированные результаты менее точны, чем это представлено авторами.

Я предлагаю, чтобы с помощью всех непризнанных ими результатов при анализе, указанных как ошибки, они дали объяснение их ранее полученным по 40Ar-39Ar датам»40.

Макдаугалл обвинял Фитча в тенденции, которая в научных кругах мягко именуется «завиральным фактором» («the fudge factor») – по сути, в преднамеренной фальсификации данных для достижения желаемого результата.

Обзор десятилетнего противоречия в датировании туфа KBS чрезвычайно впечатляет. Хотя публика и принимает на веру, что имеющиеся методы датирования очень объективны и точны, сама научная литература демонстрирует, что они очень субъективны. Нет никакого сомнения, что исследуемыми образцами часто манипулируют для достижения желательных результатов. Нет также никакого сомнения, что эти манипуляции совершаются порой совершенно с чистым сердцем и с самыми благородными намерениями. Но это, тем не менее, все-таки манипуляция. «Плохой» материал должен быть удален, чтобы дать возможность «хорошему» материалу быть правильно датированным. Но нет никакого способа знать заранее и наверняка, какой из материалов реально является «хорошим», а какой «плохим».

История датирования туфа KBS наглядно показывает, что вне зависимости от того, насколько ученый аккуратен в отборе образцов и выполнении лабораторных работ, он, случись ему получить неправильную дату, искренне полагает тому виной использование загрязненного материала или ошибочную методологию. Его подозрения лежат вне области каких-либо доказательств. Сам факт того, что он получил неправильную дату – лучшее доказательство. И если даже научная литература утверждает, что такое-то радиометрическое датирование было вполне валидным, то в реальности отбор образцов, которые могут быть гарантированно чистыми, без малейших примесей – требует всеведения, которым простые смертные не обладают. Радиометрические методы датирования – классический пример самообмана и кругового рассуждения. Это – один из мифов эволюции человека. Низер сказал об этом:

«Точность любого возраста может быть только предположением, в котором истинного возраста какого-либо геологического образца мы не знаем. Мы можем лишь бороться за более точное согласование с K-Ar и другими методами датирования»41.

Я не сомневаюсь, что мои друзья эволюционисты возразят, что я был несправедлив. «Ситуация с восточным берегом Туркана, – скажут они, – является все-таки уникальной. Это не тот случай, чтобы такую ситуацию, со всеми ее проблемами, воспринимать как норму». В подобном возражении мои друзья будут правы и неправы одновременно. Нет никакого сомнения, что геология формации Кооби Фора, с ее туфом KBS, является чрезвычайно сложной. Однако, Кооби Фора далеко не единственное местоположение с находками окаменелостей, которое имеет очень сложную геологию. То, что является истинно уникальным в Кооби Фора, – пока не было упомянуто никем.

Радиометрическая дата 2,61 млн. лет для туфа KBS была установлена до того, как был обнаружен череп 1470. Эта дата была поддержана фауновой корреляцией, палеомагнитным и трековым методами. Вплоть до самого момента находки черепа 1470 костные останки и артефакты, найденные в ассоциации с туфом KBS, были более или менее совместимы с древней датой. Более чем вероятно, что если бы череп 1470 никогда не был найден, туф KBS был бы до сей поры датирован возрастом 2,61 млн. лет. Мы продолжали бы повторять слова о «надежной дате», основанной на точности радиометрии и «независимых» подтверждениях другими методами, которые дружно показали одинаковые результаты. Это было шокирующим открытием – морфологически прогрессивный череп 1470, расположенный значительно ниже туфа KBS, который спровоцировал десятилетние конфликты.

Обычная практика при обнаружении ископаемых останков – это первичность находки самих останков и попытка их датирования с учетом тех страт, в которых окаменелости найдены. В этих случаях палеоантрополог имеет некоторую степень свободы для манипуляции результатами. Он волен отклонить даты, которые не соответствуют сценарию развития организмов, найденных им в виде окаменелостей. Он даже не обязан обнародовать «явно аномальные» даты. Результат – очень жизнерадостная и вводящая в заблуждение картина соответствия человеческой «летописи окаменелостей» концепции эволюции человека. Если многие из нынешних местоположений датированы еще до обнаружения в них окаменелостей, то эволюционисты не смогут гарантировать, что бурная история туфа KBS не будет повторена еще неоднократно.

Итак, свиньи победили. В десятилетнем противостоянии по проблеме датирования одной из самых важных человеческих окаменелостей, когда-либо обнаруженных, победили свиньи. Свиньи нокаутировали слонов. Свиньи выиграли калий-аргоновое датирование. Свиньи выиграли датирование по аргон-аргону. Свиньи выиграли трековое датирование. Они одержали победу по палеомагнитному методу. Свиньи выиграли всё что можно и взяли все призы. Но в действительности, если быть точным, то «победившие свиньи» были тут не самыми главными победителями. Главным победителем тут была – эволюция. В этих странных «датских» играх эволюция побеждает всегда42.

*   *   *

Ссылки
 

1. F.J. Fitch and J.A. Miller, “Radioisotopic Age Determinations of Lake Rudolf Artifact Site,” Nature 226 (18 April 1970): 226–28.

2. Fitch and Miller, 226.

3. Fitch and Miller, 226.

4. Fitch and Miller, 226.

5. Fitch and Miller, 228.

6. Detroit Free Press, November 10, 1972.

7. R.E.F. Leakey, “Evidence for an Advanced Plio-Pleistocene Hominid from East Rudolf, Kenya,” Nature 242 (13 April 1973): 447.

8. Vincent J. Maglio, “Vertebrate Faunas and Chronology of Hominid-bearing Sediments East of Lake Rudolf, Kenya,” Nature 239 (13 October 1972): 379–85.

9. A. Brock and G. Ll. Isaac, “Paleomagnetic stratigraphy and chronology of hominid-bearing sediments east of Lake Rudolf, Kenya,” Nature 247 (8 February 1974): 344–48.

10. Brock and Isaac, 347.

11. Brock and Isaac, 344.

12. Brock and Isaac, 347–48.

13. Brock and Isaac, 346.

14. Anthony J. Hurford, “Fission track dating of a vitric tuff from East Rudolf, North Kenya,” Nature 249 (17 May 1974): 236.

15. Frank J. Fitch, Ian C. Findlater, Ronald T. Watkins, and J. A. Miller, “Dating of a rock succession containing fossil hominids at East Rudolf, Kenya,” Nature 251 (20 September 1974): 214.

16. Richard E. Leakey, “Skull 1470,” National Geographic, June 1973: 819.

17. G.H. Curtis, Drake, T. Cerling and Hampel, “Age of KBS Tuff in Koobi Fora Formation, East Rudolf, Kenya,” Nature 258 (4 December 1975): 395.

18. Curtis et al., 398.

19. Curtis et al., 396.

20. F.J. Fitch, P J. Hooker, and J. A. Miller, 40Ar/39Ar dating of the KBS Tuff in Koobi Fora Formation, East Rudolf, Kenya,” Nature 263 (28 October 1976): 741.

21. Fitch, Hooker, and Miller, 742.

22. Fitch, Hooker, and Miller, 740.

23. Anthony J. Hurford, A. J. W. Gleadow, and C. W. Naeser, “Fission-track dating of pumice from the KBS Tuff, East Rudolf, Kenya,” Nature 263 (28 October 1976): 738–39.

24. Hurford, Gleadow, and Naeser, 739.

25. G.A. Wagner, letter, Nature 267 (16 June 1977): 649.

26. Naeser, Hurford, and Gleadow, letter, Nature 267 (16 June 1977): 649.

27. Hurford, Gleadow, and Naeser, 739.

28. J.W. Hillhouse, J. W. M. Ndombi, A. Cox, and A. Brock, “Additional results on palaeomagnetic stratigraphy of the Koobi Fora Formation, east of Lake Turkana (Lake Rudolf), Kenya,” Nature 265 (3 February 1977): 411.

29. Hillhouse et al., 414.

30. Donald C. Johanson and Maitland A. Edey, Lucy: The Beginnings of Humankind (New York: Simon and Schuster, 1981), 240. Bracketed material added for clarity.

31. H.B.S. Cooke, “Suid Evolution and Correlation of African Hominid Localities: An Alternative Taxonomy,” Science 201 (4 August 1978): 460–63.

32. T.D. White and J. M. Harris, “Suid Evolution and Correlation of African Hominid Localities,” Science 198 (7 October 1977): 13–21.

33. Cooke, 460.

34. A.J.W. Gleadow, “Fission track age of the KBS Tuff and associated hominid remains in northern Kenya,” Nature 284 (20 March 1980): 229.

35. Gleadow, 230.

36. Ian McDougall, Robyn Maier, P. Sutherland-Hawkes, and A. J. W. Gleadow, “K-Ar age estimate for the KBS Tuff, East Turkana, Kenya,” Nature 284 (20 March 1980): 230–31.

37. McDougall et al., 231.

38. McDougall et al., 232. Emphasis added.

39. Ian McDougall, “40Ar/39Ar age spectra from the KBS Tuff, Koobi Fora Formation,” Nature 294 (12 November 1981): 123.

40. McDougall, 124.

41. Naeser, Hurford, and Gleadow, letter, Nature 267 (16 June 1977): 649.

42. Chapters 9 and 10 of Roger Lewin’s Bones of Contention contain his account of the ten-year history of dating the KBS Tuff. Since my account was written independently of his, it would be an enlightening experience to read his account also. By omitting many of the details that I have included, he is able to make the affair a graphic victory for the dating methods. Accounts like his explain why many people continue to put almost unlimited faith in the dating.
 


Примечание А. Милюкова:

* Автор статьи, Марвин Любенов, долгое время отстаивал идею, что череп KNM-ER 1470 принадлежит «истинному человеку». Его точку зрения разделяли также креационист Мальколм Бауден и некоторые эволюционисты. Впоследствии эта точка зрения оказалась ошибочной, чему причиной была изначально неверная реконструкция черепа 1470, представлявшая его в чересчур «очеловеченном» виде. Подробней на эту тему см. статью Б. Меллерта «Взлет и падение черепа 1470».

 


Российский триколор  2008 «Golden Time». Revised: февраля 15, 2015


Назад Возврат На Главную В Начало Страницы

 

Рейтинг@Mail.ru

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU