Возврат На Главную

Перейти В Раздел История, Религия, Наука

Перейти В Раздел Новая История

Перейти В Раздел Карта Сайта

Перейти В Раздел Новости Сайта

Перейти К Следующей Странице


.. Руфь

Алексей Милюков

 

ВРЕМЯ

Часть 1. Было и прошло

Часть 2. Существуют ли пробелы в генеалогии Бытия?

Часть 3. «А не то что жить на земле»

Список используемой литературы


Часть 2. СУЩЕСТВУЮТ ЛИ ПРОБЕЛЫ В ГЕНЕАЛОГИИ БЫТИЯ?

1.

Одним из моментов, который помог бы нам объяснить ряд трудностей исторической библейской хронологии, является предположение, что родословия патриархов в 5-й и 11-й главах Бытия даны в сокращенном виде, то есть опускают часть некоторых неизвестных нам персоналий. В этом случае часть «истинной» хронологии остается за кадром, и в целом она удлиняется. Эта идея не нова; в ее пользу, равно как и против нее, высказано множество аргументов. Можно и не гадать, предположив, что наибольшее неприятие гипотеза пробелов находит среди библейских буквалистов – в частности, претензии «креационистов молодой земли» сводятся к сравнению сторонников пробелов с конформистскими методами теологических эволюционистов, то есть с аналогичным желанием любым способом растянуть библейское историческое время, чтобы оно не противоречило выводам науки.

Правомерно ли вообще говорить об этой гипотезе? Ведь даже весьма уважаемый мной Артур Кастенс утверждал, что идея пробелов в генеалогиях праотцов не имеет под собой никаких оснований. Однако прежде чем начать разбираться с этим вопросом, хочу сразу заметить, что любые претензии в желании «подтянуть» библейскую хронологию к принятой научной картине считаю несостоятельными. Очевидно, что гипотетическая «истинная» хронология, включающая пробелы, в любом случае не может быть растянута не только на миллионы, но даже на десятки тысяч лет, ибо то, что называется родственными или родовыми отношениями, должно как минимум иметь некую разумно ограниченную дистанцию и базироваться на более-менее живом и детальном опыте. Так что проблему совместимости с хронологией, принятой в науке, это никак не решает и отношения к эволюционным миллионам лет не имеет. Вера в относительно молодую Землю, как и факты, свидетельствующие в пользу этого, как говорится, остаются на месте. Задача тут одна – проанализировать и по возможности очистить толкования библейских генеалогий от утвердившихся светских или буквалистских стереотипов и попытаться привести порожденные ими неясности и нестыковки к разумному объяснению и пониманию. Дело в том, что при линейном (буквальном) подсчете возраста патриархов, как мы это рассмотрели на примере числовых значений Масоретского текста, возникают противоречия логического и семантического характера, явно связанные не с ошибками Библии (внутренне согласованной), а нашим непониманием каких-то ускользающих от нас критериев и деталей. Поэтому было бы весьма странным закрыть глаза на эти, вероятно, кажущиеся, нестыковки и не попытаться в них разобраться.

Условная хронология Септуагинты значительно сглаживает несуразности (скажем мягче, нелогичности) масоретских цифр. Если у масоретов послепотопный период до Авраама (чья история приходится уже на письменный период) длится всего 350 лет, то в Септуагинте 1130 лет – это время, в плане исторического существования и развития общества, вполне себе продолжительное. Из учебника мы знаем, что письменная история человечества соотносится с появлением первых цивилизаций и насчитывает порядка 5–6 тысяч лет; но все что старше этого – погружено во тьму неопределенности и предположений. Мы можем лишь точно сказать, что история от начала плейстоценового похолодания до возникновения первых цивилизаций реконструирована палеоантропологами, археологами, кабинетными историками и примкнувшими к ним радиометристами под «эволюцию» человеческого общества, в отсутствие письменности – и исключительно по косвенным признакам. По сути это не рассказ о реальных событиях, а цепь раз и навсегда сложившихся эволюционистских стереотипов.

Тем не менее, научная модель прямо связывает всплеск в развитии общества и возникновение цивилизаций с окончанием так называемого последнего ледникового периода 10–12 тысяч лет назад. Ни один народ не сохранил преданий о ледниковом периоде, зато вся ойкумена сохранила предания о потопе. Тем не менее, мы имеем общепризнанные 4–6 тысяч лет от окончания последнего планетарного катаклизма до возникновения первых цивилизаций. Говоря о событиях Септуагинты на языке принятой хронологии – 4–6 тысяч лет прошло от окончания глобального катаклизма до Авраама.

Как видим, в этом отрезке истории Ветхий завет (здесь и далее под Ветхим заветом и Библией как его синонимом будем понимать греческие переводы Писания) не совпадает с официальной картиной на несколько тысячелетий. Однако нам нет нужды пытаться растягивать тысячу послепотопных библейских лет до официально принятых четырех-шести тысяч, поскольку 1130 лет – это не строгая хронология, а схематическая условность, соответствующая принципам библейской стилистики, которую нельзя воспринимать как хронологию, поскольку эта «хронология» содержит пробелы. Ее можно сравнить с неким документальным историческим фильмом, который излагает события, действительно имевшие место в истории, но сам фильм при этом смонтирован из наиболее важных моментов и, соответственно, нами воспринимается только его собственный общий хронометраж. И тут нет каких-либо противоречий или ошибок Библии – мы считаем возраст от сотворения или от Адама как слагаемые возрастов лишь показанных, представленных нам персоналий, а не как хронологию в ее строго календарном значении.

Прежде чем перейти к аргументам, скажем вот что. Разбирая любой предмет, следует, наверное, прежде всего видеть иерархию его значений и не путать главное с второстепенным. Переводя на метафору с фильмом, буквалисты уверяют, что события, показанные в фильме, через сумму хронометража эпизодов содержат сведения об их общей продолжительности, тогда как цель фильма – рассказать об исторической значимости показанных событий. Ветхозаветные родословия, или генеалогии, это список людей, через которых в итоге должен был осуществиться приход Мессии. Цель всех библейских генеалогий, безотносительно к тому, содержат ли они какие-либо даты или нет, – прежде всего юридическая. Это документальное доказательство того, что обещанное Богом будет осуществлено через конкретных людей, составляющих цепочку родства от Адама до Мессии. Адам был сотворен для жизни в совершенном мире и в союзе с Богом, но выбрал «сепаратизм» и смерть. Прямому потомку Адама, праведному Ною Бог заповедал спасти человечество и восстановить его на земле, а потомку Ноя, Аврааму – пообещал, что в нем благословятся все народы земные, поскольку Мессия придет из его потомства.

В нашей стране после 1917 года генеалогии почти полностью утратили смысл по причине отсутствия собственности и так называемой классовой иерархии общества, то есть в силу утраты объектов родового наследования в самом широком смысле. Мы помним, что право на трон царь получал от своего предка, и знаем, что сегодняшний глава право на власть (пусть и формально) получает от народа, то есть с библейской точки зрения ниоткуда, не говоря уже о более локальных сегодняшних издержках такого подхода[8]. Но у древних евреев, как и на всем Древнем Востоке, родословие было, по сути, паспортом человека и документом о его статусе и праве на владение имуществом – от клочка собственной земли и стада скота до целого государства. При этом кровное родство было вторичным перед «родством правовым», юридическим, регламентируемым законами и спецификой древнего общества. Например, традиция так называемого левиратного брака обязывала младшего брата по смерти старшего взять в жены его вдову – при этом дети от этого нового брака по закону считались потомками умершего (Втор. 25:5–6). Также из родовой линии мог быть исключен тот или иной неугодный кровный наследник, а законным наследником считаться какой-либо родственник, по тем или иным причинам заслуживший это место. Иными словами, право родства могло передаваться другим родственникам и людям (Руф. 4:7).

В целом мы можем констатировать на уровне общего правила – в библейских родословиях хронология и «кровная» генеалогия безусловно приносятся в жертву юридическим аспектам, касающимся законности наследования или владения чем-либо. Те же правила распространяются и на генеалогию мессианскую, где первенцем может также считаться не реальный первенец или родственник по крови, а первенец или наследник «по духу», по его участию в деле исполнения мессианского обетования. Например, в составленной Матфеем генеалогии Христа автор пишет, что «Салафииль родил Зоровавеля» (Мф. 1:12). Однако из параллельных мест в Ветхом Завете выясняется, что Зоровавель был биологическим сыном Федаии, брата Салафииля, то есть отцу, «родившему» его юридически, он в терминах кровного родства приходился племянником (1 Пар. 3:17–19). Или – еще пример из родословия Давида, также прямого предка Христа. У женщины по имени Ноеминь был женатый сын, который умер, не оставив наследника. Невестка Ноемини, Руфь, вышла замуж вторично за человека по имени Вооз и родила от него сына Овида (будущего деда царя Давида). Ни Руфь, ни ее новый муж Вооз не являлись кровными родственниками Ноемини, но, поскольку Ноеминь сама была вдовой, то родившийся у вдовы ее сына Овид считается ее законным наследником и упоминается как ее сын (Руф. 4:17). Кстати, критики Библии указывают на «ошибки» в расхождениях некоторых родословий, а эти расхождения объясняются теми же принципами левиратных браков – один автор может упоминать биологического отца, а другой юридического. А родословная Христа у евангелистов совсем необычна, поскольку составлена по разным линиям – у Матфея юридически, по отцу (хотя Иосиф не был родным отцом Христа), а у Луки по линии матери. При этом вместо имени Марии стоит также Иосиф – не только в силу патриархальных принципов родословий, но абсолютно законно, поскольку, женившись на Марии, он стал сыном и наследником Илия, отца Марии, у которого не было сыновей. О том, что пропуски в родословиях Библии являются правилом, также хорошо известно, о чем скажем отдельно.

Исходя из всей этой специфики составления родословных линий, нужно очень осторожно подходить к утверждению, что кроме своего основного юридического назначения генеалогии выполняют еще и хронологическую роль – достаточно, мол, лишь сложить годы всех перечисленных в списке «субъектов права».
 

2.

Итак, почему из Библии, несмотря на то, что родословия патриархов содержат конкретные числа, нельзя получить точные хронологические данные? И каковы аргументы в пользу того, что родословия Бытия содержат пробелы?

1. Септуагинта имеет аналогичные проблемы с хронологией, что и масореты

Греческий перевод LXX, хотя и сглаживает нелогичную и «рваную» хронологическую линию масоретов, но полностью не избавлен от тех же трудностей. Время жизни Фалека, на которое пришлось Вавилонское рассеяние и разделение земель между народами, хронологически перекрывает время жизни патриархов Каинана, Салы и Евера (на приведенном Рис. 5 период жизни Фалека спроецирован на периоды жизни предшественников затемненной прямоугольной областью). Если бы в это время жил хотя бы Евер, отец евреев, разве он не попытался бы препятствовать строительству башни? А он еще и Фалека пережил – и тогда уж справедливее было бы сказать о временах Евера, а не Фалека. Сим, согласно такой хронологии, умер незадолго до рождения Фалека – однако основные события, приведшие единое послепотопное человечество к строительству Вавилонской башни, должны были начинаться и развиваться при его жизни, поэтому к хронологии Септуагинты, отраженной на Рис. 5, тот же вопрос, что и к МТ – где был Сим, главный вождь всех семитских народов, почему не воспрепятствовал самочинности своих ведомых? Все послепотопные события непротиворечивы лишь при существовании последовательных периодов, принадлежащих каждому патриарху; например, «во дни Фалека» – это именно в период жизни одного Фалека, когда все предшественники уже умерли и только его имя ассоциировано с разделением земель (Фалек, евр. פָּלֶג‏ – «раскол», «разделение»). Разумеется, это не касается случаев непосредственного родства «отец-сын», на которые автор Пятикнижия Моисей указывает явно.  

Рис. 5. Патриархи и годы их жизни согласно Септуагинте

2. Точную хронологию событий Библии установить невозможно

Выше мы говорили о главной цели библейской генеалогии. Хронология также должна соответствовать своей основной цели – извиняюсь за тавтологию, быть хронологически безупречной. Однако никакой такой безупречной хронологии в Библии не существует (под Библией мы продолжаем подразумевать аутентичный текст LXX). Мало того, что между собой и так разнятся три традиции (LXX, МТ и Самаритянское Пятикнижие). Но если всякий инструмент должен адекватно решать задачу, для которой предназначен, то хронология Библии эту задачу – быть хронологией – не решает. «На основе Библии, – пишет П. Кузенков, – точно рассчитать возраст мира невозможно: содержащиеся в ней хронологические данные не образуют неразрывной цепи, для некоторых периодов отсутствует точная хронологическая привязка» (Кузенков, 2014, с. 33).

Существует не менее 200 систем летоисчислений, по которым промежуток времени от Адама (или от сотворения мира) до Христа насчитывает от 3483 до 6984 лет (Климишин, 1985). Это касается и предположительно аутентичных чисел Септуагинты, согласно которой, например, Феофил Антиохийский насчитывал до Христа 5515 лет, Блаженный Августин 5351 год, Евсевий Кесарийский 5200 лет, а Климент Александрийский 5592 года. Неочевидными являются продолжительность пребывания евреев в Египте, общая продолжительность эпохи Судей, существуют разные варианты последовательности правления еврейских царей. Эти подсчеты по большей части зависят от собственных субъективных трактовок – и не потому, что библейские авторы путаются или неточны, а в связи именно со стилистическими особенностями изложения, о чем скажем далее. Тем не менее, о какой хронологии можно говорить, если по одной и той же Септуагинте получается разброс от 5200 до 6984 лет?

3. Два хронологических отрезка в Библии могут «законно» не совпадать

Например, от Исхода до строительства Храма (на 4-м году царствования Соломона) указан период 480 лет (3 Цар. 6:1), а в параллельных местах из сложения событий получается 573 года (40 лет в пустыне, 450 лет при Судьях, 40 лет при Сауле, 40 лет при Давиде и 3 года при Соломоне (Деян. 13:18–21; 3 Цар. 2:11; 3 Цар. 6:1). И это не ошибка, поскольку из других мест становится понятно, что эти недостающие 93 года не засчитаны народу Израиля за грехи. В Книге Судей находим, что евреи были наказаны за грехи пять раз в период между Исходом и царствованием Соломона – на 8 лет (Суд. 3:8), 18 лет (Суд. 3:14), 20 лет (Суд. 4:2–3), 7 лет (Суд. 6:1) и 40 лет (Суд. 13:1). В сумме это дает ровно 93 года, не учтенные в 3 Цар.6:1 (480+93=573). Отсюда выводится еще одна методологическая особенность Библии – не учитывать время неправедности сынов Израиля, когда они поклонялись иным богам и исключать имена неправедных персонажей. Уже из одного этого следует, что точная, «аптечная» хронология не является целью авторов Библии.

В других случаях на хронологические пропуски есть косвенные или даже вполне внятные указания, но о продолжительности опущенных периодов можно только догадываться. Так, например, даже в цепочке патриархов от Ноя до Авраама (святая святых для буквалистов), похоже, были люди, с точки зрения автора Пятикнижия, недостойные своей мессианской роли и из родословия исключенные. В книге вождя еврейского народа Иисуса Навина автор обращается к избранным потомкам Авраама с предостережением и напоминает, что отцы их служили иным богам. «И сказал Иисус всему народу: так говорит Господь Бог Израилев: «за рекою (т.е. в землях языческих, – примеч. А.М.) жили отцы ваши издревле, Фарра, отец Авраама и отец Нахора, и служили иным богам» (Нав. 24:2). Далее в дополнение к «издревле» Навин излагает и более современную израильтянам историю, в частности, отступничество во время пребывания сынов Авраама в Египте, но вновь упоминает отцов-отступников: «Итак бойтесь Господа и служите Ему в чистоте и искренности; отвергните богов, которым служили отцы ваши за рекою и в Египте» (Нав. 24:14). И еще раз: «Изберите себе ныне, кому служить, богам ли, которым служили отцы ваши, бывшие за рекою…» (Нав. 24:15).

Эти строки весьма любопытны. Мы знаем, что в роду Авраама идолопоклонником был лишь его отец, Фарра, находящийся в родословии Христа не только как непосредственный отец Авраама (а также Нахора и Арана), но и как человек, все же разорвавший с язычеством и ставший праведным. Однако из слов Иисуса Навина прямо следует, что у потомков Авраама в их роду «издревле» были еще какие-то «отцы» (во множественном числе), служившие иным богам, каковые «отцы», судя по упоминанию их в качестве негативного примера, в отличие от Фарры, видимо, не раскаялись. В любом случае мы можем заключить, что в родовой цепи Авраама перед Фаррой «издревле» были еще какие-то персонажи – идолопоклонники, не упомянутые в родословии. (Разумеется, не имеет смысла даже предполагать, что «отцами детей Авраама» Навин мог называть кого-либо еще, кроме прямых Авраамовых предков).

4. Сокращение библейских генеалогий – стандартное стилистическое правило

При этом исключение из родословий отступников – это только частный случай общего правила. Отдельно и специально стоит подчеркнуть, что сокращение генеалогий в Библии является не каким-то отдельным и вызванным драматической необходимостью исключением из правил, а стандартным приемом при их составлении. При этом удаление части персонажей из списка родственников может быть не связано с их неправедностью и отступничеством, а продиктовано теми же соображениями библейской стилистики.

Самый известный пример – родословная Христа от Матфея. Евангелист писал родословие преимущественно для евреев и, чтобы показать законность мессианства Христа, сразу прочертил ключевые для ветхозаветного сознания имена, открывая свое Евангелие «сверхкороткой родословной»: «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Аврамова» (Мф. 1:1), поскольку, согласно ветхозаветным пророчествам, Мессия должен быть потомком Авраама и царя Давида. Более же подробное родословие Христа евангелист разбил на три группы предков – от Авраама до Давида, от Давида до переселения в Вавилон, и от переселения в Вавилон до Христа. В каждую из трех групп Матфей включил по 14 человек (удвоенное число семь), но ради этой кратности 3×14 исключил из списка троих человек. Так, евангелист указывает, что «Иорам родил Озию» (Мф. 1:8), но намеренно пропускает имена, о которых мы знаем из параллельных мест – Охозию (2 Пар. 22:1), Иоаса (2 Пар. 22:11) и Амасию (2 Пар. 24:27).

Еще пример. Родословие Моисея дается в четырех местах (Исх. 6:16–20; Чис. 26:57–59; 1 Пар. 6:1–3; 23:6 и 12–13), нигде нет указаний на какие-либо пропуски, тем не менее, в сопоставлении с современником Моисея Иисусом Навином (Чис. 13:9, 17; 1 Пар. 7:20–27) мы видим, что у Навина на 430 лет пребывания в Египте приходятся 12 поколений, а у Моисея всего 4. Здесь впору использовать комбинацию из восклицательного и вопросительного знаков. Моисей является одной из ключевых фигур Священной истории, тем не менее, мы лишь по косвенным признакам выясняем, что его родословная основательно сокращена.

Сегодняшние наши генеалогии, если и не составляются лишь из соображений моды или престижа (вот, мол, мы из дворян, а наша прабабка сбежала с генералом), то с намерением как можно более детально проследить свое происхождение и учесть по возможности всех предков. В хорошем варианте это подробный источник информации о семье в контексте истории. В более распространенном это, по сути, коллекционирование родственников и даже нечто из разряда охотничьего азарта, когда удается добыть сведения о неизвестных предках и пополнить родовой список. Такой подход заставляет нас воспринимать библейские генеалогии по тем же собственным сегодняшним представлениям – как намерение авторов в точности указать всех предков Христа, – при этом теоретическое известие об отсутствии части из них воспринималось бы сегодня как серьезный недостаток родословной, как этакий неполноценный отчет. Тогда как любому родословию Библии достаточно лишь указать происхождение от определенного предка, а не точное количество поколений, всех звеньев цепи. Главное, что «Иорам родил Озию» или что Христос – сын Давидов, сын Авраамов.

Воспринимать библейские родословные как полные – это, кстати, довольно поздняя традиция, возникшая как желание рационально систематизировать накопленные знания, в частности, синхронизировать разные биографии и события в привязке к единой шкале времени, что привело к появлению именно такого, «коллекционерского» отношения к родословным и требования от них быть полными и подробными источниками информации. Тогда как жители древнего Востока прекрасно знали о методе построения генеалогий в своих священных книгах и не удивлялись, когда какие-то персонажи из них изымались, а какие-то добавлялись.

Так и список до- и послепотопных патриархов, скорее всего, был приведен к симметричной конструкции из равного количества имен по ту и другую стороны. Ной является законным наследником обетований, данных Адаму, и от Адама до Ноя включительно – автор называет десять имен. Поскольку послепотопное человечество в контексте задач Завета берет начало от патриарха Сима (Быт. 11:10), то от Сима до Авраама включительно – так же приведены десять имен (без учета «младшего Каинана», добавленного позже). Если бы автор стал указывать весь список живших патриархов – это было бы просто поперек всех библейских норм и правил. Такой подход – чтобы мы имели полную картину и могли черпать из этого хранилища самые мелкие подробности – как отмечено выше, соответствует лишь нашим стереотипам, но у древних евреев число три – это всегда число, указующее на святость, а 7 и 10 – числа полноты и завершенности, то есть в данном случае как бы уже достаточности нам сообщаемого. Поэтому при составлении ключевых исторических родословий у библейских авторов существует правило – количество людей, указанных в родословии, как правило, равно или кратно этим числам (Millam, «The Genesis Genealogies…»). Например, автор Бытия не может обойтись без краткого рассказа об истории первого рожденного на земле человека, ставшего убийцей – Каина. Включая самого Каина, перечислена его линия из 10 человек (Быт. 4:17–18). В Книге Руфь перечисляется род Фареса, откуда произошел предок Христа Давид – и тут названы 10 имен (4:18–22). В родословии народов Сима, Хама и Иафета, населивших послепотопную землю – названы 70 имен – то есть все народы земли, включая якобы проблемных австралийцев, происходят от семидесяти предков (Бытие 10:2–29; 1 Пар. 1:5–23). Вспомним упомянутых выше 70 потомков Гедеона или тех же 70 у Ахава. У евангелистов Матфея и Луки количество участников кратно семи – предки Христа у Матфея собраны в три группы по 14 имен, а у Луки – 14 имён от Авраама до Давида, 21 имя от Давида до переселения в Вавилон и 21 имя от переселения до Христа.

И поэтому более чем вероятно, что список из 10 допотопных и 10 послепотопных патриархов – это родословие в жанре и контексте священных чисел и стилистической симметрии. Эта симметрия – и математическая, и символическая, – проявляется на разных уровнях. Например, если сделать акцент на патриархах как на отцах, давших ключевых для дела обетования наследников, то симметрия подкрепляется тем, что у Адама, Ноя и Фарры бытописателем выделены по три сына и в каждой семье один из троих является ключевой фигурой по последствиям в развитии мессианской линии. Сиф, один из троих сыновей Адама, стал первым из рожденных праотцов Христа в цепи, восстановленной после убийства Авеля. Сим, один из троих сыновей Ноя, стал отцом всех семитских народов. Авраам, один из троих сыновей Фарры, получил обетование, что из его потомства явится Мессия.

Тут следует еще обратить внимание, что история от Адама до Авраама изложена Моисеем очень кратко, как бы прочерчена быстрой пунктирной линией; поясняются лишь главные причинно-следственные связи событий и юридические составляющие Завета о «взаимоотношении сторон» – откуда и благодаря Кому появился этот мир, какие возможности были предоставлены человеку, почему все пошло наперекос и какова для людей цена и возможность это исправить. Это лишь с Авраама начинается подробная история земного рода Спасителя, и это Авраам уже живет в период письменной истории, и история его времени проверяется археологией и письменными источниками, то есть уже находится в рамках нашей «настоящей» хронологии. О периоде же от Адама до Авраама рассказано буквально конспективно, названы ключевые имена, давшие человеческой истории драматическое направление и имена людей из родовой цепочки от Адама к Аврааму с минимальными о них сведениями. И невероятно, чтобы при такой конспективности рассказа Моисей стал бы приводить все без исключения имена живших патриархов (позже мы увидим, что список этот был, действительно, по необходимости дополнен).

Числовая симметрия родословий, выраженная символическими цифрами, с точки зрения авторов Ветхого Завета, свидетельствует о священности и гармоничности того, к чему применяется. Как заметил мой добрый знакомый Юрий Гармай, симметрия также служит защитой от ошибки, гарантирует цельность описываемого предмета. То, что симметрично, то взаимно и неразрывно, и нельзя разрушить одну из частей – это как уравнение, которым проверяется достоверность всей конструкции[9].

Таким образом, еще раз – поскольку сокращение библейских генеалогий является правилом, то послепотопные десять имен патриархов, количественно симметричные допотопным, скорее всего, представляют собой выборочный список наиболее значимых патриархов, сокращенный в соответствии с библейскими правилами.

5. Числа в родословиях патриархов имеют иное значение, нежели хронологическое

Если, как утверждают буквалисты, указанный возраст рождения первенца у патриархов служит задачам хронологии (при сложении получается якобы непрерывная хронологическая цепочка), то указание лет, прожитых после рождения первенца, плюс указание всего количества прожитых лет – это для задач хронологии информация уже избыточная. Для получения возраста мира было бы достаточно складывать отрезки жизни патриархов от рождения до рождения сына, однако числа прожитых лет после рождения сына приведены с тою же регулярностью. Зачем приводить числа, не имеющие отношение к задачам хронологии? Почти несомненно, что числовое указание определенных отрезков жизни патриархов цельно и с авторской точки зрения выполняет какую-то иную задачу, кроме хронологической. Как мы заметили, история патриархов от Адама до Авраама прочерчена пунктирно. Практически без всяких подробностей перечислены имена патриархов, указаны годы их основных жизненных вех. Действительно ли – для вычисления с их помощью возраста мира? Но обратим внимание, что нам, кроме этих минимальных данных, приведенных Моисеем, знаний об этих людях, в отличие от времен Авраама, взять больше неоткуда. Поэтому перед нами, судя по всему, своего рода мини-биография каждого, некий конспект жизни. «Мафусал жил сто восемьдесят семь лет и родил Ламеха. По рождении Ламеха Мафусал жил семьсот восемьдесят два года и родил сынов и дочерей. Всех же дней Мафусала было девятьсот шестьдесят девять лет; и он умер» (Быт. 5:25–27). Всё, точка. Что нас могло бы впечатлить в самой краткой информации о человеке? Его рост, вес, хобби, какие-то индивидуальные умения, отличающие его от других? Но несомненно, что уже древних читателей Ветхого Завета впечатляло неимоверное долголетие патриархов, которое само по себе – знак Божьего внимания и благого расположения, ибо для жителей древнего Востока было очевидным, что такими долгими летами Бог награждает только праведников. Мол, вот какими славными были наши отцы, как долго ходили пред Богом, в каком преклонном возрасте могли продолжать род и сколь много оставили потомства. В этом слышна даже поэзия: какую долгую жизнь, не чета нам, отец наш Мафусал прожил, и вот, умер.

Люди с математическим мышлением, те же программисты, не могут допустить, что если в тексте есть набор каких-то чисел, то это не обязательно сигнал к тому, что с ними нужно произвести некую дальнейшую операцию. Рациональное мышление линейно, и в самом наличии предмета своих занятий, то есть чисел, они видят призыв вывести из этих чисел какие-то следствия, получить дополнительную информацию. Как же иначе? Раз мы так мыслим, значит, и древние мыслили так, оставив нам, так сказать, неприкрытое указание еще поработать с этими данными. Но приведены ли Моисеем эти данные для удовлетворения (с помощью, напомню, лишь части их) нашего любопытства о возрасте мира или это некая памятная табличка с минимальной информацией о каждом человеке – оставленная здесь потому, что вы об этом человеке больше ничего, никогда и ни от кого на этом белом свете не узнаете?

6. Возможность последующего изменения родословий исключает их хронологическое значение

Серьезным, и даже принципиальным подтверждением того, что в родословной библейских патриархов имеются пропуски, является ситуация с так называемым «младшим Каинаном», названым так потому, что еще один, старший Каинан, четвертый от Адама, уже находится в допотопном списке. Повтор имен в библейских списках не уникален (например, в этом же списке один из трех сыновей Авраама – Нахор, как и «старший» патриарх Нахор, предшествовавший Фарре), но проблема в том, что этот второй Каинан присутствует в Септуагинте между Арфаксадом и Салой (Быт. 11:12), что он упомянут в родословии апостола Луки (Лк. 3:35–36), но отсутствует во всех древнееврейских рукописях Ветхого Завета. Этого Каинана нет ни в одном из списков Масоретского текста, его нет в Самаритянском Пятикнижии (не прошедшем масоретскую обработку), его нет в арамейских Таргумах, в Вульгате. Его нет у халдейского историка Бероза (330–260 г. до н.э.), писавшего, по словам Флавия, об Аврааме, что тот жил «в десятом роде после потопа» (Лопухин, «Православная богословская…»). Имени этого Каинана нет в родословии у Евполема (II в. до н.э.), который в дохристианское время пользовался Септуагинтой и, предположительно, неисправленным Масоретским текстом (Кузенков, 2014, стр. 35–36). Его нет в «Иудейских древностях» у Флавия, который пользовался в I веке еще не редактированными еврейскими рукописями и Септуагинтой. Ситуацию осложняет и то, что Каинана нет в самых ранних известных рукописях Септуагинты уже христианской эпохи – причем, не только в основном тексте Быт. 11:32, но и связанных с ним Быт. 10:24 и 1 Пар. 1:18 и 1:24. Юлий Африкан (160–240 гг. н.э.) в своей упоминавшейся выше хронологии в 220 году использует числовые значения LXX, но годы Каинана в своей хронологии не учитывает. Его имя появляется в Септуагинте не ранее первой трети III века, и первым его признает Ипполит Римский (170–235 гг. н.э.) в своем труде «Обличение всех ересей». Ориген в своих Гекзаплах 245 года н.э. (шесть параллельных переводов Библии) над именем Каинана проставляет «обелос» – знак, показывающий, что Каинан уже находится в тексте LXX, но отсутствует в еврейском.

Как можно оценить эту ситуацию? Как свидетельство того, что генеалогии Бытия принципиально могут содержать и действительно содержат пробелы – да, пробелы в генеалогии несомненны, и их подтверждает сам апостол Лука. В списке его родословий праотцы делятся на группы числами, кратными семи – от Адама до Авраама 21 имя, от Авраама до Давида 14 имён, от Давида до переселения в Вавилон 21 имя, от переселения до Христа 21 имя. Согласно 5-й и 11-й главам Бытия, от Адама до Авраамаа 20 имен, а не 21. Но евангелисту именно для собственного варианта списка нужно кратное семи число, поэтому он «рассекречивает» для нас еще одного патриарха, не включенного в списки Бытия. Если бы современники Ветхого Завета, как и первые христиане, воспринимали библейские родословия в качестве инструмента точного летоисчисления, то добавление хотя бы еще одного имени с собственным хронологическим отрезком было бы абсурдом, нарушением самого принципа хронологии. Но обратное означает, что родословия не были хронологиями, тем более что христианские хронисты еще до включения Каинана в Септуагинту перешли к обобщенно-условной дате 5500 лет от Адама до Христа («эра Африкана»), а те, кто пытался заниматься «точными» подсчетами, после III века, включали в них и годы Каинана. В христианской среде Евангелие от Луки имело высочайший авторитет и получило широкое распространение, при этом нет никаких следов дискуссий между христианами (или обвинений со стороны иудеев) о нахождении имени Каинана в числе предков Христа. Наверное, можно не гадать – потому, что об этом Каинане, равно как и об избирательной, условной полноте послепотопного списка патриархов числом 10, было хорошо известно современникам. Сам апостол Лука непосредственно общался с Господом и Марией. Его вариант Евангелия наиболее информативен[10]. Нам же в данном случае пропущенное в книге Бытия имя помог открыть не только апостол, но и сам принцип построения библейских родословий.

Множество сегодняшних возражений скептиков (среди которых в первых рядах выступают протестанты-буквалисты) снимаются этим аргументом – то, что апостол не просто составил собственный список, а как бы «запаролил» его самим принципом симметрии и кратности, и Каинана оттуда нельзя изъять по чисто «математическим» соображениям, не нарушив всей конструкции.

Простой пример сказанному – имя Каинана, например, присутствует в древнееврейском апокрифическом источнике II в. до н.э. «Книге Юбилеев». Однако достоверность этого источника низкая, и не только потому, что до нас дошли лишь копии этой книги IV в. н.э., переведенные эфиопами-христианами. Были современные попытки сторонников Септуагинты отстоять аутентичность «Книги Юбилеев» с прицелом на поддержку LXX (мол, Каинан был там всегда), но симметрия, бессердечная ты штука… В еврейском оригинале «Книги Юбилеев» Каинан также изначально отсутствовал, поскольку даже в эфиопском переводе значится: «И было двадцать две главы рода человеческого от Адама до Иакова, и двадцать два труда совершены были до седьмого дня» (Юбил. 2:35). Цепочка патриархов «Адам – Иаков» составляет 22 человека. То есть эфиопы вставили имя Каинана, но талмудические «22» на «23» (с Каинаном) не исправили. Не буду утверждать, что проглядели, может быть, оставили маячок, что текст намеренно дополнен по Луке или Септуагинте.

Все эти версии об «ошибке переводчика», о случайном «слиянии» двух Каинанов, о Каинане как втором имени того же Салы и прочее, и прочее – все эти версии идут в сад. Правдивость в данном случае проверяется верностью уравнения, «кодифицированием гармонии»; так же, как из ритмики четверостишья невозможно выкинуть хотя бы одну стопу или в «математической» иерархии Шестоднева поменять местами порядок событий.

Может возникнуть вопрос – правомерно ли поступили христианские редакторы Септуагинты со священным текстом? Нет ли тут какого-нибудь – нет, не антисемитизма, а самоуправства? Однако давайте попытаемся представить себе атмосферу Нового времени. Все сказанное пророками Ветхого Завета сбылось, Христос пришел в мир с Новой Вестью. Уже никому ничего не нужно было доказывать, Бог явился лично. Все вариации рассуждений на тему, кто от кого происходил, потеряли смысл, и даже апостол Павел говорит об этом несколько эмоционально, призывая увещевать некоторых, чтобы они «не занимались баснями и родословиями бесконечными, которые производят больше споры, нежели Божие назидание в вере» (1 Тим.1:3–4). Или еще одно предостережение: «Глупых же состязаний и родословий, и споров и распрей о законе удаляйся, ибо они бесполезны и суетны» (Тит. 3:9). А вопросы хронологии вроде возраста мира или исторических дат в раннее Новозаветное время не поднимались вообще. Все старое было исполнено – выражаясь современным языком, ракетоноситель Ветхого Завета уже вывел спутник христианства на мировую орбиту и обсуждать, правильное ли топливо было в баках носителя, уже было лишним. Но поскольку мнение апостола Луки, автора Евангелия и «Деяний апостолов», было весьма авторитетным, его дополнительное свидетельство о предках Спасителя внесли в текст Ветхого (Ветхого, то есть уже исполненного, неактуального) Завета. Еще раз – наличие в LXX Каинана, это свидетельство того, что генеалогия библейских патриархов есть не хронология, а схематическая юридическая конструкция, которую допустимо дополнять и сокращать.

Некоторые протестантские буквалисты, полемизируя с Септуагинтой, выдвигают версию, что имя Каинана недостоверно как таковое и даже в родословие Луки попало в результате всеобъясняющей «ошибки переписчика» (Morris, 1967). Хотя в большинстве имеющихся у нас рукописей Евангелия от Луки второй Каинан есть, Моррис указывает, что в двух известных науке манускриптах Луки его имя отсутствует. Но проблемы здесь у самих этих манускриптов. Септуагинта первоначально ходила во многих вариантах, и ею пользовались даже западные христиане, для которых Масоретский текст в виде Вульгаты стал каноническим гораздо позже, а до того LXX была переведена с греческого на латинский. Поэтому самая древняя из сохранившихся рукописей Евангелия от Луки («папирус Бодмера» P75, 175–225 г. н.э.) была предположительно намеренно исправлена переписчиком под «классическую» версию родословий Септуагинты, когда там еще не было Каинана – тем не менее, очевидно, что исправлена была вопреки гармоничной числовой составляющей. Второму манускрипту с отсутствующим Каинаном («кодекс Безы» Dea, V–VI в. н.э.), как свидетелю, доверия еще меньше, поскольку он не только гораздо более поздний, но его переписчик еще и обращался с документом по собственному произволу, в частности, инвертировал все родословие и поменял местами книги новозаветного канона. Можно было бы сказать, что некорректно судить о проблеме лишь по двум точкам, однако изначальное присутствие Каинана в тексте Луки подтверждается не только математической симметрией, но свидетельствами ранних рецензентов Евангелия (Лукиана Антиохийского, Оригена, Исихия Александрийского), имевших на руках если не автограф текста Луки, то непосредственные списки с него. Все независимые рецензенты знали, что Каинан отсутствует в LXX и МТ, однако все также знали, что Лука использовал это имя и оно присутствует в тексте его Евангелия.

7. Значения понятий «сын» и «родил» в Библии не тождественны нашим.

Один из самых серьезных доводов защитников полноты родословий – якобы неразрывное хронологическое единство цепи отцов и прямых наследников, то есть указание возраста, в котором каждый из патриархов произвел на свет сына, а также точная привязка имени отца к конкретному имени сына – например, Еверу было 134 года и он родил Фалека, Фалеку было 130 лет и он родил Рагава, Рагаву было 132 года… и так далее. Тут, казалось бы, никаких сомнений быть не может, что если сложить эти отрезки, то получится точная и неразрывная хронологическая цепочка. Какие здесь могут быть пробелы, если сказано, что Евер родил Фалека в 134 года?

Однако читатель уже знает, что у древних евреев в родословиях слово «сын» означало не только родного сына, но и отдаленного потомка (Христос – «сын Давидов» и «сын Авраамов»). Мы, сегодняшние, понимаем любую генеалогию как намерение кодифицировать человека в системе родства, указывая его точное местоположение в «сети родственных координат» – сын, правнук, праправнук, внучатый племянник, двоюродный брат жены и пр. Но цель древнееврейских родословий, как мы уже заметили, не в перечислении всех родственников, а констатация происхождения от определенного лица. Если назвать кого-либо в родословии сыном (בֵן – сын, «бен») или сказать, что такой-то «родил» (ילד – «ялад») такого-то – это будет абсолютным синонимом утверждения, что некто передал такому-то свои права, безотносительно к степени родства. Само значение слова «ялад» включает массу значений, от «рожать/рождать» до «объявлять свое родословие» (см. Стронг #3205). Действительно, в древнем мире не было нашей «сети родственных координат». Поскольку в патриархальном обществе женщина практически не имела юридических прав – не могла быть свидетельницей в суде и лишь в исключительных случаях могла быть наследницей, то в Библии женское родство представлено без ограничений, но только в «бытовом» значении – мать, сестра, тетка, сноха, невестка, свекровь и пр. Но из мужского родства «дядя» в Ветхом Завете (согласно русскому Синодальному переводу) встречается всего 4 раза и 1 раз «племянник». Часто употребляется «брат» и порядка десяти раз «внук» – но, как правило, все это родство указывается не в правовом контексте, а в бытовых сюжетных описаниях. Не говоря уже об «артефактах Синодального перевода» («И взял Фарра … сына Аранова, внука своего»; Быт. 11:31) – тогда как в еврейском оригинале значится не внук, а, согласно традиции, сын – «взял …сына Аранова, сына (בֵן) своего» (внук назван сыном); также в Септуагинте и церковнославянском переводе «сына Аранова, сына сына своего» («υιον τοũ υιοũ» – «сына сына»). Иными словами, родственники по мужской линии в подавляющем большинстве случаев описываются в бытовом контексте, либо в неопределенном смысле как семья или потомство. Однако когда дело касается библейских родословий, любые отношения между предком по мужской линии и его потомками – непосредственным ли сыном, своим ли отдаленным потомком, либо просто родственником – описываются исключительно в категории «сын такого-то» и «такой-то родил сына»[11]. Здесь и ниже рассмотрим сугубо теоретические варианты родства на примере «Евер родил Фалека».

Рис. 6.

Согласно еврейским правилам наследования, если чей-то сын умер молодым, не успев никак себя проявить («сделать себе имя»), либо оказался человеком, недостойным рода, его имя будет отсутствовать в списке, а первенцем по закону станет сын достойный. Тем более этот «бытовой» принцип проявляется в условиях, исторически уникальных – заповеданном приходе Мессии через родословие патриархов. Если в бытовых родословиях древних евреев речь идет о наследовании имущества и первенстве сына по праву рождения, то в данном случае мы имеем родословную в прямом смысле священную, где даже среди любимых и состоявшихся сыновей первенцем выступает сын по духу, по первостепенности того значения, которое он имеет в Священной истории. На приведенном Рис. 6 представлена гипотетическая ситуация, когда Фалек мог быть третьим сыном Евера, но в родословии представлен как первенец. Ровно такую ситуацию мы видим, начиная уже с Адама. Фактическим первенцем Адама был Каин, вторым сыном – убитый братом праведный Авель, но родословие человечества («Сия книга бытия человеча», Быт. 5:1) Моисей начинает с нуля – «Адам жил двести тридцать лет и родил [сына] по подобию своему [и] по образу своему, и нарек ему имя: Сиф» (Быт. 5:3). Это не означает, что Каин и Авель были рождены не по образу и подобию Адама, но это – именно история с нуля, и Сиф в ней – первенец Адама, рожденный отцом в 230 лет. То, что первенец по духовному статусу занимает место первенца фактического, видно также на примере Авраама. Авраам был вторым сыном Фарры, но как первый по своему месту в Священной истории упомянут в качестве законного первенца. «Фарра жил семьдесят лет и родил Аврама, Нахора и Арана» (Быт. 11:26). При этом Авраам был рожден Фаррой не в 70 лет, а в 130 лет (см. пояснение к Таблице № 2 в тексте). В данном контексте Нахор и Аран не могли не быть упомянутыми бытописателем, однако если бы они оказались людьми «не из той же истории», мы бы наверняка прочли, что Фарра родил первенца Авраама в 70 лет, а про других сыновей, возможно, ничего бы не узнали. Такие примеры «юридических первенцев» в Библии многочисленны. В книге Иеремии 31:9 читаем: «Ибо Я – отец Израилю, и Ефрем – первенец Мой». Но в Быт 48:14 – «Израиль простер правую руку свою и положил на голову Ефрему, хотя сей был меньший, а левую на голову Манассии. С намерением положил он так руки свои, хотя Манассия был первенец». Исаак, Иуда и Фарес также не были фактическими первенцами.

Следующим Рис. 7 проиллюстрируем еще один принцип исключения имен из родословий. Гипотетические сын, внук и правнук Евера по каким-то причинам могли быть пропущены в родословии, например, исключены за неправедность. Поскольку неправедные люди и неправедные годы могут быть вычеркнуты из Священной истории, мы получим в этом случае утверждение, что Евер родил своего сына и первенца Фалека в возрасте 134-х лет. Вспомним «отцов детей Авраамовых, служивших за рекой другим богам».

Рис. 7.

Три условных поколения на рисунке могли бы также быть пропущены в силу банального редакторского правила выбрать только ключевые, самые яркие фигуры для списка десяти. Проиллюстрируем это еще одним примером. В 1 Пар 26:24 о переписи Давидом населения читаем: «Шевуил, сын Гирсона, сына Моисеева, был главным смотрителем за сокровищницами». Также в 1 Пар. 23:16 – «Сыновья Гирсона: первый был Шевуил». Можно подумать, что Шевуил является сыном Гирсона и внуком Моисея, но Моисей и Гирсон жили во время Исхода, а Шевуил – в эпоху царя Давида, то есть лет 400–500 спустя. Это родословие предназначалось только для указания на происхождение Шевуила от Гирсона, но обратим внимание, что первым сыном назван потомок, живший полтысячелетия спустя.

Соединяя воедино два условия, что часть имен могла быть исключена из списка и то, что названный в списке первенец мог быть таковым лишь юридически (а реально мог быть вторым, третьим или десятым), мы получим картину, приведенную на Рис. 8. Разумеется, это чистая условность, иллюстрирующая, что юридическая цепочка могла быть более сложной, чем известная нам в контексте «Евер родил Фалека», при этом три гипотетических поколения между ними оказываются также опущенными.

Рис. 8.

…Итак, допустим, что принципы составления родословий нам хорошо известны. Но тогда возникает еще один вопрос – зачем в этой своеобразной мини-биографии каждого патриарха указан точный возраст рождения первенца, если на самом деле он не соответствует рождению первенца мессианского? Зачем каждый раз, называя первого по мессианскому статусу, указывать возраст рождения реального фактического первенца, не имеющего к священному мессианскому никакого отношения? Люди с математическим мышлением, с которыми я обсуждал проблему родословий патриархов, просто насмерть стояли в том, что указание времени рождения фактического первенца с указанием числа лет прожитых после рождения, плюс с указанием «контрольной суммы» А+B=C (правда, такая схема присутствует только у допотопных патриархов, а у послепотопных сумма «С» не указана) – так вот, такой набор чисел имеет единственной своей целью навести нас на мысль, что числа лет можно суммировать. Мол, дата рождения фактического первенца именно для этого и приведена, чтобы мы из этих начальных «ступенек» построили неразрывную хронологическую лестницу. Эти ступеньки просто вопиют о том, чтобы мы их суммировали.

Но, как мы уже упоминали, проблема здесь кроется именно в современном мышлении. К «контрольным суммам» 5-й главы мы еще вернемся, но сейчас хочу сказать, что при всей натянутости утверждения, что генеалогия обязательно является и хронологией, нужно все же отличать генеалогию и ее цель от биографий патриархов (как мы их определили, мини-биографий), то есть индивидуальных сведений о каждом из них, какими бы скупыми они нам ни были представлены. Биография – это именно индивидуальная, личностная информация. В нашем случае это – родился, учился, женился, родил детей, дождался внуков, добился в жизни таких-то успехов, умер. Но в биографии патриархов, составленных по трем событиям, будут другие акценты – рожден таким-то отцом, в таком-то возрасте сам стал отцом (родил первенца), в таком-то возрасте умер. Или, короче – родился, родил сына, умер. Смысл в том, что цель жизни, мессианская задача этого человека была выполнена.

При этом год рождения первенца для древнееврейской ментальности – не просто одно из трех ключевых событий жизни, а именно центральное в плане осуществления главной цели жизни – время установления связи в родовой цепи между предками и потомками. Для нас это, возможно, не совсем постижимо, но у древних евреев считалось, что только с рождением сына, именуемого «начатком крепости» или «начатком силы», мужчина обретал некий полноценный статус, в нем в полной мере раскрывались его силы и энергия жизни. Это как инициация, переход жизни в новое качество, поскольку только через рождение сына он получал место в родовой цепи и осознание себя уже не последним, а именно связующим звеном меж всеми древними предками и всеми потомками. «Рувим, первенец мой! ты – крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества» (Быт. 49:3). Закон обязывал признать первенцем сына даже от нелюбимой жены при наличии второго сына от любимой, «ибо он есть начаток силы его, ему принадлежит право первородства» (Втор. 21:17). Самый тяжелый урон для врага – поразить не его самого, а «всякого первенца в Египте, начатки сил в шатрах Хамовых» (Пс. 77:51), или «И поразил всякого первенца в земле их, начатки всей силы их» (Пс. 104:36). В действительности, биография древнего израильтянина могла бы описываться лишь одной «ступенькой» с двумя ее значениями – рожден таким-то отцом, а в таком-то году сам родил сына, «начаток всей своей силы». Поэтому именно тот год, когда древний израильтянин становился отцом, замыкая цепь между предками и потомками, был рубежным для него, так сказать, в реальном календарном значении – однако в мессианских родословиях, включая патриархов, на этот рубежный год проецировался уже «первенец по мессианскому статусу». Поэтому в логике мессианского родословия правильным будет сказать, что в возрасте 134-х лет патриарх Евер не просто родил фактического первенца (см. Рис. 6–8), а сына по мессианскому статусу, Фалека, каковой сын есть истинный, духовный «начаток всей силы» и «верх достоинства и могущества» Евера.

Вообще же, обратим внимание еще раз и еще раз удивимся – если первенец есть понятие не абсолютное, а юридическое, и первым сыном может считаться потомок, живший 400–500 лет спустя, то о какой хронологии в принципе может идти речь?

8. Библия никогда не использует и не предлагает использовать родословия как основу для хронологии

Здесь совершим некоторый резкий вираж и скажем нечто, как бы идущее вразрез с предыдущим, однако это будет важное уточнение, сужение поля нашего исследования. Скорее всего, в списке допотопных патриархов пропущенных имен нет (то есть он полон), или он приведен в том виде, в каком о нем было известно Моисею. Все «проблемы» содержатся в списке послепотопном. Вопросы о способе получения Моисеем допотопной информации и ее хранении здесь обсуждать не будем. Иоанн Богослов в деталях видел будущее; таким же образом знание могло быть открыто и Моисею в готовом виде, без необходимости всяческих тысячелетних устных преданий и хранений записей на клинописных табличках. Вообще операционная система мозга и терабайты памяти наших предков требуют отдельного разговора. Это у нас, сегодняшних, память кратка, как тост генерала на охоте, как хвост габровской кошки, как передача «Говорим по-татарски» на «Эхе Москвы». Но древние могли видеть, слышать и помнить несравненно лучше нашего. Можно поинтересоваться, например – где вся документация на постройку пирамид IV династии в Гизе? Где хоть одна запись о строительстве мегалитических объектов IV династии, где расчеты, проекты, отчеты? По сегодняшним меркам логистика строительства потребовала бы документов едва ли не более объема самих пирамид. Но мы недооцениваем древних. Социолог Дж. Зерзан сообщает о сохранившихся вне контакта с современной цивилизацией племенах, представители которых были способны видеть Венеру при дневном свете или все четыре спутника Юпитера невооруженным глазом (Зерзан, 2007). Смутно вспоминаю рассказ какого-то исследователя об аборигене, который прикладывал ухо к земле и сообщал о приближающемся человеке чуть ли не за пару километров до него. И что тогда говорить о способности древних тысячелетиями хранить те же устные предания? Для них, как и для строителей пирамид, способность держать в памяти и оперировать массой информации была, возможно, на уровне нашей способности помнить о том, в какой руке держать вилку и нож – впрочем, эта тема для отдельного разговора.

Рис. 9. Допотопные патриархи и годы их жизни

Почему можно говорить о том, что в списке допотопных имен нет пропусков? Это вытекает из логики самого повествования. О Енохе сказано, что он был «седьмый от Адама» (Иуд. 1:14). Здесь можно, конечно, сослаться на стилистические особенности Библии и предположить, что «седьмый от Адама» употреблено в смысле «седьмой по представленному списку», безотносительно к тому, каким был исходный несокращенный список. Можно и поосторожничать, будучи знакомым с ролью числовых символов, в том смысле, что «седьмой» может означать какую-нибудь полноту свершившегося, достигнутого впервые от Адама качества праведности в роду патриархов, поскольку Енох, действительно, был первым из праведников, которого Бог изъял из этого мира живым в какие-то иные для нас измерения для реализации будущих планов. Однако, скорее всего, Енох был в прямом смысле, фактически, седьмым от Адама, по крайней мере, все основания считать иначе просто гадательны. Непосредственное родство Ламеха и Ноя (как, разумеется, и Ноя-Сима) обозначено напрямую – Ламех «нарек ему имя: Ной, сказав: он утешит нас в работе нашей и в трудах рук наших при возделывании земли, которую проклял Господь» (Быт. 5:29). В еврейской традиции, если сказано, что некто нарек имя сыну, то это может означать, что этот некто – только родной отец. Возможные пробелы между Мафусалом и Ламехом бессмысленны с точки зрения действия в этот период каких-либо дополнительных потомков, поскольку Мафусал умер незадолго до потопа. Имейся у Мафусала, так сказать, неучтенные в списке сыновья, «родившие» ему Ламеха, который бы считался его собственным законным сыном, сроки всех персонажей все равно упираются в границу начала потопа, и гипотетические неучтенные сыновья Мафусала пережили бы патриарха всего лишь на несколько лет. То есть пропуск в этом месте, имейся он реально, был бы вещью в себе, поскольку хронологически просто дублировал бы годы Мафусала и к допотопной хронологии ничего не добавлял. Остается единственная возможная точка разрыва между Енохом и сыном его Мафусалом, стоящими выше по списку, но тут в силу вступают уже логические соображения. Енох был взят Богом только после того, как сын Еноха, Мафусал, родил первенца, то есть продолжил мессианскую линию, которая не должна была прерываться ни при каких условиях. Поэтому пробел между Енохом и его сыном Мафусалом тоже исключен – если бы он составлял, скажем, даже одно-два поколения, Еноху все равно пришлось бы дожидаться рождения Мафусалом Ламеха, а это абсурд, поскольку взятие Еноха привязано к рождению своего «статусного» (вошедшего в родословный мессианский список) внука, Ламеха, и приблизительно синхронно с его появлением на свет.

Теперь посмотрим на тексты родословий 5-й и 11-й глав внимательно и сравним их. Всякому, кто изучает Библию, она может сказать даже то, о чем в ней прямо не написано, но что очевидно вытекает из логики ею сказанного. В допотопном списке патриархов, как мы увидели, пробелы, скорее всего, отсутствуют (по крайней мере, на предоставленном нам уровне изучения таковые не открываются). Но обратим внимание, что в каждом случае непосредственного родства отца и сына это специально подчеркнуто и обязательно оговорено тем или иным образом. В послепотопном списке безусловны прямые родственные связи «отец-сын» между Ноем и Симом и Фаррой и Авраамом. Первое родство очевидно из сюжета, второе отличается от прочих тем, что повествование от условно-риторического, рефренного, вдруг переходит на язык живого семейного повествования и бытовых деталей: «И взял Фарра Аврама, сына своего, и Лота, сына Аранова, внука своего, и Сару, невестку свою, жену Аврама, сына своего, и вышел с ними из Ура Халдейского, чтобы идти в землю Ханаанскую; но, дойдя до Харрана, они остановились там» (Быт. 11:31). Очевидно, что речь идет об одной конкретной семье и ее совместных действиях.

Мне могут возразить, что указано также прямое родство «Сим-Арфаксад», привязанное к определенной дате: «Сим был ста лет и родил Арфаксада, чрез два года после потопа» (напомню, «во второе лето по потопе», то есть не через два, а в год окончания потопа, – примеч. А.М.) (Быт. 11:10). И что прямое родство также указано во фрагменте из так называемого родословия народов 10 главы, где, кажется, явно идет речь о непосредственном родстве: «У Евера родились два сына; имя одному: Фалек, потому что во дни его земля разделена; имя брату его: Иоктан» (Быт. 10:25).

В первом случае, с Симом и Арфаксадом, приведенная дата, кажется, однозначно указывает на ближайшее родство, поскольку Арфаксад родился у Сима в тот же год по выходе семьи Ноя из ковчега и ни о каких пропусках имен после Сима тут речи идти не может. Примем пока этот довод как аутентичный, хотя с ним не все так просто.

Представление же о прямом родстве Евера и Фалека возникает лишь в рамках Синодального перевода, в котором ситуация на слух воспринимается как реалистично-семейная, но в греческом и еврейском оригиналах повествование аналогично традиционным для Библии родословным: «και το Εβερ εγενήθησαν δύο υιοί·» и וּלְעֵבֶר יֻלַּד שְׁנֵי בָנִים שֵׁם – то есть «Евер родил двух сыновей», что в библейской семантике, как мы выяснили, не равнозначно непосредственному ближайшему родству и может указывать на отдалённых потомков в линии родства. При этом Фалек и Иоктан могут быть как родными братьями от прямого потомка Евера, так и «юридическими», происходящими на разных линиях от одного отца, поскольку речь в их случае идет именно о разделении земель и факторах владения. Главным же аргументом против ближайшего родства Евера и Фалека остается прежний – если Фалек не пережил более авторитетного по старшинству отца, Евера (с которого и начинаются евреи как этнос), то не в правилах патриархальных отношений говорить, что земля разделена во дни Фалека, когда старший по иерархии находится рядом.

От буквалистов, как мы уже упоминали, можно услышать упрек, что поиск пробелов в родословиях есть привнесение неких новшеств в традиционные толкования Библии. По сути это запрет исследовать Писание с исторической точки зрения. В библеистике существуют определенные правила изучения текста, при соблюдении которых о произволе и добавлении чего-то от себя речи просто не идет (все сказанное должно восприниматься впрямую, но с учетом жанровых и стилистических особенностей, рассматриваться в контексте всего Писания, сопоставляться с параллельными местами, изучаться с привлечением других письменных источников и пр.). Поэтому я сам хотел бы заметить буквалистам некоторые вещи. Автор генеалогий Библии нигде и никогда не суммирует годы жизни участников событий для получения хронологического отрезка. Также нигде не говорит, что эти годы можно суммировать. И даже не намекает (вроде того что «имеющий ум да сочтет»), что их можно суммировать. И уж тем более ни речи, ни намека, ни полнамека нет, что их суммировать нужно.

Проблема в том, что в Ветхом завете, когда называются несколько чисел, требующих сложения, их сумма всегда обязательно оглашается. Например, в 46 главе Бытия приводится список всех родственников Иакова перед их переселением в Египет. Следует полный и подробный перечень. «Это сыны Лии, которых она родила Иакову в Месопотамии, и Дину, дочь его. Всех душ сынов его и дочерей его – тридцать три» (Быт. 46:15). «Это сыны Зелфы, которую Лаван дал Лии, дочери своей; она родила их Иакову шестнадцать душ» (Быт. 46:18). «Это сыны Рахили, которые родились у Иакова, всего четырнадцать душ» (Быт. 46:22). И так далее, и так далее. Список же завершается оглашением суммарного числа людей: «Всех душ дома Иаковлева, перешедших [с Иаковом] в Египет, семьдесят [пять]» (Быт. 46:27).

Еще пример. Когда Бог приказывает Моисею составить перечень колен Израилевых после выхода из Египта (Чис. 1:1–3), то список этот после долгого перечисления к 46-му стиху также заканчивается суммарным числом: «И было всех вошедших в исчисление шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят» (Чис. 1:46). В том случае, когда автору необходимо указать продолжительность некоего значительного события, он его указывает прямо, причем, это указание дней или лет имеет не хронологическое, а символическое (священное) или нравоучительное значение. Например, число «сорок» в библейской традиции всегда выражает полноту испытания, отсюда – сорок лет Моисей водил евреев по пустыне, сорок дней постился Христос и после Воскресения сорок дней пребывал на земле, 400 лет угнетения израильского народа в Египте были предсказаны Аврааму и др. Авторы Библии всегда указывают продолжительность событий, лишь имеющих важное значение для истории древнего Израиля или носящие прообразный характер, как, например, время пребывания евреев в Египте (Исх. 12:40) или период от Исхода до создания Храма (1 Цар. 6:1). Хронологический же отрезок от Адама до Авраама сам по себе таковым не является – здесь указаны ключевые катастрофические события в истории человечества и его падения, объясняющие необходимость заключения Завета с Богом, но в первую очередь в этом изложении важен факт преемственности между праотцами. Более того, от допотопной истории и оставлена лишь, собственно, линия патриархов и несколько катастрофических сюжетов, а сама история отсутствует по причине своего отступнического характера и тупиковости для мессианской задачи. Иными словами, если бы родословие патриархов в 5-й и 11-й главах составляло какой-то неразрывный хронологический период или, тем более, продолжительность этого периода имела бы какое-то мессианское значение, Моисей бы обязательно указал суммарное число, мол – всех же лет от потопа до Авраама было столько-то. Однако он этого не сделал. Более того. Именно то, что он этого не сделал, как раз и свидетельствует, что родословия не могут использоваться как основа для хронологии, что хронологии здесь нет и что хронология этого периода как таковая автора попросту не интересует[12].

Отцы церкви верили в недавнее происхождение мира, но их вера была связана не с суммированием чисел родословий, а проекцией дней творения на предполагаемый возраст мира, а также убеждением о шести тысячах лет как сроке, отпущенном миру и возможности с помощью этих цифр предсказать скорое пришествие Христа. Но из дня сегодняшнего – говорит ли сама Библия о возможности суммирования чисел родословий или это собственная творческая инициатива буквалистов?

Рис. 10. Послепотопные патриархи и годы их жизни

Итак, ряд названных чисел в Библии обычно суммируется, а продолжительность важных периодов прямо указывается. Мы видим это и в допотопном, предположительно полном родословии. Сообщается возраст патриарха от рождения до появления первенца, затем годы, прожитые от рождения первенца до смерти и указывается общее количество прожитых лет. Например: «Сиф жил двести пять лет и родил Еноса. По рождении Еноса Сиф жил семьсот семь лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Сифовых было девятьсот двенадцать лет; и он умер» (Быт. 5:6–8). Это все в полном соответствии с правилами – суммируется число лет жизни каждого патриарха, но – внимание – не суммируется весь условно хронологический допотопный ряд. Что бы это могло значить? В любом случае, это означает, что полный возраст каждого патриарха, указанный как итог, можно считать точным, а якобы сумма в 2262 года от Адама до потопа является лишь нашим предположением и остается, что называется, на нашей совести, раз сам автор однозначно не называет этот возраст как суммарно точный.

Но еще более любопытна ситуация с родословием послепотопным. Мы видим на Рис. 10, отражающем числовые значения 11-й главы, что суммарные годы жизни указаны только у двух патриархов, и именно тех, на чью непосредственную связь «отец-сын» несомненно указано в Библии – это Ной и Фарра. «Всех же дней Ноевых было девятьсот пятьдесят лет, и он умер» (Быт. 9:29). «И было дней жизни Фарры [в Харранской земле] двести пять лет, и умер Фарра в Харране» (Быт. 11:32). У остальных же послепотопных патриархов, несмотря на то, что по отдельности указаны годы двух периодов, сумма лет жизни не указана (см. Быт. 11:11–25). Это странно, это поперек традиции и поперек симметрии с допотопными патриархами. Казалось бы, две ключевые даты приведены и их можно суммировать, например – Евер 134+370=504, Фалек 130+209=339 и т.д. Но сумма – не указана! (Не говоря уже о том, что не указана, как и у допотопных праотцов, сумма всего хронологического послепотопного ряда). Это может говорить только о том, что даже указанные числа событий жизни патриархов суммировать нельзя. Автор Пятикнижия сам этого не делает и нам делать не предлагает. Причем, рефрен о сумме всех дней жизни 11-й главы отсутствует в обеих текстовых традициях, не только в греческом LXX, но и в еврейском Масоретском тексте, и в его западных переводах.

Мы упомянули о том, что Сим и Арфаксад, казалось бы, связаны непосредственным родством. «Сим был ста лет и родил Арфаксада, чрез два года после потопа» (Быт. 11:10). Однако в свете того, что ключевым для патриарха является год рождения «начатка крепости», но при этом «мессианский первенец» может замещать первенца фактического, лично я бы уже не удивился, что пробелы в хронологии начинаются с Сима. Первенец Сима мог умереть в юном возрасте, мог оказаться неспособным для мессианской задачи и пр. В этом случае все «неудачные дубли» могли быть вычеркнуты, а прямой потомок Сима Арфаксад, как «начаток духовной крепости» Сима, записан его сыном, рожденным во второе лето по потопе – и, слава первопроходцам, – юридически первым человеком, рожденным на новой земле, если главным критерием считается священность родовой линии. Это предположение о разрыве между Симом и Арфаксадом, разумеется, абсолютно спекулятивно и держится лишь на том моем личном недоумении, почему Моисей не суммировал даже явно просящиеся к суммированию цифры, в том числе и цифры Сима (см. Рис. 10).

Но если копать дальше, то мы увидим, что у всех не отмеченных суммированием патриархов отсутствует также прилагающаяся ко всем допотопным мини-биографиям итоговая деталь, а именно констатация – «и умер». Не просто отсутствует указание суммы всех прожитых лет, но и этот аккорд, подводящий черту и ставящий точку. Надо, правда, уточнить, что переводчики или поздние редакторы Септуагинты, судя по всему, исправили этот как бы недостаток еврейского текста и дописали для симметрии этот элемент в греческий текст. Интуитивно понятно, что в данном случае первичен именно масоретский вариант (точнее, еврейский текст для LXX), где парная асимметрия является логичной – если отсутствует итог всех лет жизни и биография почему-то обрывается, то и завершающий рефрен «и умер» отсутствует. Напротив, в Септуагинте, также при отсутствии суммирующего итога, рефрен «и умер» выглядит именно как намеренно добавленный для завершения этих «повисших в воздухе» биографий.

Первое предположение просится само собой – то, что годы жизни патриархов не суммированы, означает, что точная сумма эта не была известна самому автору и одно из слагаемых было предположительным или символическим. И что здесь не мини-биография каждого, а, возможно, действительно, некий символический счет, поскольку автор просто не берет на себя ответственность объявить суммарный итог прожитых лет каждого из патриархов от Сима до Нахора включительно.

Второе предположение можно сделать уже в контексте мессианской родовой задачи патриархов. Это мое личное мнение, но мне кажется, что «четверная» (из четырех элементов) полнота мини-биографий допотопных праотцов (родил первенца, жил после первенца, итоговая сумма лет, рефрен «и умер») отражает исполненность каждым из них своей главной задачи еще при жизни. Каждый из отцов родил мессианского наследника, продолжателя священного рода, которого видел собственными глазами, посему бытописатель и сообщает о конце его дней в стилистике итога состоявшейся жизни – «Всех же дней Сифовых было девятьсот двенадцать лет; и он умер». Эта самая точка в биографии и означает, что патриарх умер, исполнив и завершив всё, в спокойствии и с осознанием переданной эстафеты. Напротив, у послепотопных патриархов как бы только по факту сообщается, кто кого «родил», а открытая биография и отсутствие подводящей жизнь черты может означать, что передача отцом священной эстафеты совершилась уже не при его жизни. Он видел своих ближайших наследников, детей и внуков, но о нем нельзя сказать, что он умер, исполнив и завершив свою главную мессианскую задачу. Если рождение наследника – ключевая дата в жизни патриархов, то – да, он родил фактического первенца, но на эту ключевую дату лишь позже придется и будет засчитано рождение отдаленного потомка в качестве первенца юридического. Нам по сути сообщают только две даты вокруг ключевого события – годы до рождения первенца и годы после. «Евер жил сто тридцать четыре года и родил Фалека. По рождении Фалека Евер жил триста семьдесят лет и родил сынов и дочерей». И всё. Биография повисла в воздухе. Дальше автор переходит к следующему патриарху, а предыдущий как бы «брошен» автором, без итога лет и сообщения о конце жизненного пути. Что же все-таки имел в виду Моисей? Такая открытость и незавершенность послепотопных биографий, их несимметричность относительно допотопных должны, просто обязаны иметь определенный смысл.

9. Имена юридических первенцев могли быть даны постфактум или спроецированы с одного потомка на другого

Есть еще одна деталь не в пользу хронологии – то, что имена якобы первенцев у патриархов часто несут пророческий смысл. Ламех, нарекая сыну имя Ной, допустим, заранее знает о будущей его миссии. И то, что потомки Каина пытаются обезьянничать, копируя пророческие имена Адамовой линии, тоже неудивительно. Но «имя одному: Фалек, потому что во дни его земля разделена» – больше похоже на употребление имени постфактум, нежели наречение отцом в том значении, которое оно приобретет в будущем (напомню, что имя Фалек означает «разделение»). Возможно, Моисей, составляя родословие, отбирал наиболее значимых праотцов по именам, данным постфактум за участие в уже совершившихся делах и событиях, которые их, собственно, прославили или отличали от других. Не исключен и вариант, что имя Фалек Евер мог пророчески дать фактическому первенцу, но «настоящим» Фалеком стал называться позже первенец юридический, исполнивший пророческий смысл, вложенный отцом в это имя.

10. Симметрия родословных и круглые числа – признак следования стилистическим, а не хронологическим правилам

Будем равняться на симметрию родословий и приведем десятый довод в пользу существования в них пробелов. Я уже привел доводы, что так называемый младший Каинан был вставлен в Септуагинту позже, в III в. н.э., когда родословия уже утратили смысл, а хронологическая эра Юлия Африкана была принята как неизменные 5500 лет. О том, что Каинан был добавлен в список из уважения к авторитету апостола Луки, говорит еще и тот факт, что редакторы III века не знали точных лет жизни Каинана, поэтому просто сделали его цифровой копией соседствующего с ним патриарха Салы (их числовые значения абсолютно идентичны, 130 лет до первенца и 330 после). Но тогда возникает вопрос – а почему более поздние хронисты, как и современные буквалисты, считающие годы от Адама или сотворения мира по Септуагинте, считают эти годы вместе с Каинаном?

Не знаю, проделывал кто-либо приводимые ниже подсчеты ранее, но, по крайней мере мне ни разу не встречались попытки убрать из этого списка 130 лет Каинана, добавленных в условную хронологическую послепотопную цепочку позже. Удивительно даже, почему не было попытки привести родословие к первоначальному виду? Убираем Каинана – видим мысленно как будто некий дисплей с мелькающими цифрами, стоп – и эти цифры выстраиваются в совершенно новом замечательном значении, в виде абсолютно круглых чисел, «юбилейных» (см. Рис. 11). Если допотопные числа выглядят как естественные (хотя, возможно, некоторые тоже минимально округлены), то явная юбилейность послепотопных сумм чисел гораздо больше похожа на некую рукотворную условность. Тогда, возможно, мы получаем ответ на вопрос о нежелании Моисея суммировать общие годы жизни каждого послепотопного патриарха. Скорее всего, какие-то частные цифры приведены точно, но некоторые округлены так, чтобы общие итоговые значения имели явный символический характер. Без Каинана от потопа до Авраама получается ровно 1000 лет – то же символическое число полноты, кратное десяти, как и десяти послепотопным патриархам. Если критерием брать отцовство, позволившее дать ключевых для мессианской задачи наследников (а таковыми являются Ной и Фарра), то сумма лет жизни всех патриархов до рождения первенца на линии Ной – Фарра составляет 1600 лет. Сумма лет жизни после рождения первенца Ной – Фарра составляет 2800 лет. А сумма всех лет жизни Ной – Фарра составляет 4400 лет. Как видим, цифры округлены значительно, с шагом в столетие. Все сказанное, разумеется, не означает, что цифры Септуагинты неточны или кем-то правились. Нет, этот ряд, скорее всего, изначально содержался в Септуагинте, как и в том источниковом тексте, с которого LXX переводилась. Однако многое (в том числе и отказ автора суммировать числа) свидетельствует, что послепотопное родословие патриархов было построено исключительно по правилу симметрии относительно допотопного и сокращено до десяти патриархов и до 1000 лет от потопа до Авраама. То есть – еще раз – в этой родословной присутствуют пробелы, этот ряд нельзя использовать как хронологический, и годы жизни приведенных патриархов округлены, чтобы в сумме составлять гармоничные круглые числа (хотя при желании можно усмотреть символику, связанную с числами 4 и 7). Ну и очевидно, что в отсутствие Каинана годы Фалека, точнее, время Вавилонской башни и разделения земель, накладываются на годы жизни всех патриархов после Ноя, включая праотца Сима. Что говорит даже о бóльшей условности изначальной схемы LXX, чем схемы с Каинаном (Рис. 11).

Рис. 11. Патриархи и годы их жизни согласно Септуагинте без так наз. младшего Каинана

3.

Я считаю, что единственный довод за полноту библейских родословий, заслуживающий внимания, принадлежит уже упомянутому выше Артуру Кастенсу (1910–1985), писателю и исследователю, чьи работы лично я ценю очень высоко. Довод Кастенса таков – о наличии пробелов в генеалогиях нам известно только по той причине, что сама Библия заполняет их в других, параллельных местах, но если эти пробелы заполнены, то они уже не являются пробелами. Поэтому говорить о наличии пробелов и невозможности использовать генеалогию патриархов в качестве хронологий нет никаких оснований (Custance, 1967).

При всем уважении к одному из самых ценимых мной авторов, хочу возразить, что основания все-таки есть, и основания существенные. Можно вернуть Кастенсу его собственный мяч – из параллельных мест мы и узнаем о пробелах только потому, что сокращение генеалогий является правилом, нормой. И если у какого-нибудь родословия нет параллельных мест, раскрывающих его сокращения, то это вовсе не основание говорить о его полноте и хронологической аутентичности – напротив, зная манеру авторов следовать общим правилам составления родословий, мы первым делом должны критически отнестись именно к кажущейся полноте списка. Еще одна причина, по которой мы встречаем заполненные пробелы в параллельных местах, это то, что все персоналии после Авраама действовали в условиях письменной истории, где события задокументированы и описаны уже несколькими авторами, с множеством параллельных мест. Исторический же отрезок от Адама до Авраама уникален – он описан однократно, одним автором (прочие только цитировали Моисея) и описан крайне конспективно. Но именно потому, что этот отрезок истории уникален и ему нет параллелей, к его предположительной полноте нужно относиться с особой осторожностью и исследовать на предмет всех других имеющихся параллелей – а именно на предмет особенностей, характерных для генеалогий Библии в целом.

Основания предполагать неполноту есть. Изучая стилистику Писания, мы видим, что точную цифру из суммы библейских «хронологий» получить невозможно: что послепотопные патриархи не могли быть современниками Авраама: что генеалогии носят следы искусственной симметрии; что они составляются не по правилам биологического родства или указания всех действующих лиц, а с целью указания субъектов права; что пробелы в генеалогиях являются не предположением, а правилом; что Моисей суммирует периоды жизни допотопных патриархов, но никогда не суммирует их годы в хронологическом значении и не указывает, что они должны суммироваться; что слова «сын» и «родил» в генеалогиях могут относиться даже к потомку, жившему сотни лет спустя после указанного отца; что указанные в списках первенцы могут не быть таковыми, а юридически и хронологически занимать места фактических первенцев: что чересчур круглые суммы жизненных лет и событий наводят на мысль об их искусственности; что список патриархов не может считаться хронологическим, если допустимо его пополнение, как в случае с Каинаном – и, напротив, само такое пополнение и его принятие современниками уже прямо указывает на существование пропусков. Поэтому тот, кто утверждает, что пробелов в родословиях патриархов нет, тем самым утверждает и то, что знает о методе их составления наверняка, и способен обосновать их полноту. Автор этих строк привел аргументы, что библейские родословия подчиняются общим стилистическим правилам, которые не позволяют считать этот список хронологическим. Поэтому если кто-то утверждает, что генеалогия патриархов является хронологией, он должен привести аргументы, указывающие на их полноту и буквальность, то есть доказательство этого утверждения лежит на утверждающем.

Подводя итог этой части, заметим следующее. Вопреки мнению Кастенса, у нас есть все основания принимать идею пропусков в родословии послепотопных патриархов. Однако у нас есть и основания согласиться с формулой Кастенса – если некие промежутки заполнены в других параллельных местах, то они уже не промежутки. Лично я не признаю официальную точку зрения о миллионах лет человеческой истории, но считаю очевидным, что в качестве параллельной информации для заполнения белых пятен может выступать тот отрезок истории, который нам известен достоверно. От окончания всемирного катаклизма (который в науке именуется ледниковым периодом) до времени возникновения первых цивилизаций (совпадающего с временем Авраама) в общепринятой исторической схеме прошло несколько тысяч лет. Очевидно, что вся библейская послепотопная история, включая умножение численности людей, Вавилонское рассеяние и создание первых городов-государств, приходится на этот доисторический период. Если мы примем идею, что в послепотопной генеалогии патриархов содержатся пробелы, соответствующие хотя бы нескольким тысячелетиям, то библейская история «от конца потопа до Авраама» и история верхнего палеолита «от конца оледенения до первых цивилизаций» в качестве более-менее известной и доступной изучению параллели библейской истории – эти две как бы антагонистические истории в этом случае уже способны перестать конфликтовать между собой. Упрямая буквалистская позиция, приписывающая Библии собственные домыслы и вынужденная мириться с хронологическими накладками вроде жизни Сима во время Вавилонской башни, делает саму Библию непоследовательной в логике, внутренне и исторически противоречивой, тогда как подход к ней с учетом ее собственных стилистических особенностей способен дать нам гораздо больше подсказок по поводу реальной истории.

Отец буквалистского креационизма Генри Моррис отрицал, но в качестве варианта не исключал пробелы в хронологии Бытия от потопа до Авраама, которые он оценивал до 5000 лет (Morris, 1976, стр. 489). Противник буквализма Джон Миллам, химик-теоретик из Университета Райса (кому еще анализировать сложные взаимосвязи, как не химику) проанализировал и оценил степень сокращения некоторых библейских генеалогий, для которых существуют параллельные места, заполняющие пробелы (Millam, «The Genesis Genealogies…»). В приведенных им примерах уровень полноты родословий оценивался от 15% (Иерия, сын Хеврона – четыре поколения охватывают период примерно 900 лет) до 50% (от Авраама до Давида 14 поколений за примерно 1000 лет). Между тем речь идет об историческом времени, где события и связи поддержаны многочисленными «перекрестными ссылками» и пересечениями биографий участников, но тем не менее родословия сильно сокращены. По словам Миллама, существуют оценки пробелов в хронологии, согласно которым возраст человечества составляет от 10 до 30, и даже до 60 тысяч лет (W.H. Green, B.B. Warfield, C. Hodge, J.O. Buswell, R.K. Harrison, F. Schaeffer).

Однако нас сейчас не интересует «весь» возраст мира. В этой части работы мы пришли к выводу, что если хронологический отрезок от окончания Потопа до Авраама составляет хотя бы порядка четырех-пяти тысяч лет, то на этом «участке фронта», возможно, две антагонистические хронологии уже не конфликтуют. О продолжительности же периода до потопа – в заключительной главе.

Читайте продолжение: Часть 3. «А не то что жить на земле»

Перейти к списку используемой литературы
 

    ПРОСЬБА ПОДДЕРЖАТЬ АВТОРА
  • ЮMoney: https://yoomoney.ru/to/410012581577165
  • PayPal:   https://www.paypal.com/paypalme/floro22
  • Qiwi-кошелек: https://qiwi.com/p/79265786404

  • Карта Сбер: 2202 2008 1061 5078 (на имя Веры Антоновны А.)

Примечания:

8«…Не говоря уже о прочих сегодняшних издержках такого подхода» – И, кстати, наша существующая в широких народных массах приверженность каждому вождю, который может быть вполне случайным человеком, объясняется как раз этой не пережитой до сих пор патриархальностью, убеждением, что любой наш правитель – это наш общий отец и непререкаемый глава, источник нашего права на существование. [Вернуться к тексту]

9«…И нельзя разрушить одну из частей – это как уравнение, которым проверяется достоверность всей конструкции». – На форуме «Ковчег-онлайн» я уже приводил пример с расхожим выражением «Растекаться мыслью по древу» из «Слова о полку Игореве». Читаем современный перевод:

«Тот Боян, исполнен дивных сил,

Приступая к вещему напеву,

Серым волком по полю кружил,

Как орёл, под облаком парил,

Растекался мыслию по древу».

Древнерусская литература выросла из библейской стилистической традиции, поэтому приведенная строфа сразу выламывается из стилистического ряда, режет слух. Симметричная трехчастная структура предполагает наличие трех животных, с которыми сравнивается Боян. Читаем в оригинале:

«Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то растекашется мысию по древу, серым вълком по земли, шизым орлом под облакы».

«Мысь» – это на старославянском белка, поэтому все гадания на тему, что означает выражение «растекаться мыслью по древу», можно закончить и выражение это перевести в разряд неграмотных. Сравнение, где Боян уподобляется белке, волку и орлу, троекратно. Сказитель, описывая событие, пытается охватить его взглядом со всех сторон, объемно, как бы на трех уровнях обзора, поэтому растекается по древу белкой, рыскает по земле волком, парит под облаками орлом. И обратим внимание на точность метафоры – белка именно как бы плывет, растекается по стволу дерева. Таким образом, верный ответ найден благодаря тому, что конструкция «застрахована» стилистически.

Еще пример – в Масоретском тексте отсутствует 13-й стих псалма 144, присутствующий в Септуагинте. Очевидно, что тут налицо не добавление в LXX, а изъятие из МТ, поскольку псалом написан акростихом (каждый стих начинается с очередной буквы еврейского алфавита), но стих на букву «нун» отсутствует. В переводе же LXX 13-й стих, начинающийся с этой буквы, на месте: «Верен Господь во всех словесах Своих». В этом случае стилистика опять «охраняет» содержание.

Также можно привести пример попытки эфиопов-христиан вписать имя Каинана в «Книгу Юбилеев», о чем чуть подробнее будет рассказано в основном тексте. [Вернуться к тексту]

10«Его вариант Евангелия наиболее информативен». – Википедия, которой можно доверять в случае общеизвестной и легко проверяемой информации, сообщает:

«Только в Евангелии от Луки приводятся сведения о родителях Иоанна Крестителя, о событиях, связанных с его рождением, и о посещении Девой Марией Елисаветы, матери Иоанна. Исключительно здесь говорится о поклонении пастухов родившемуся Младенцу, о Сретении и о посещении 12-летним Иисусом Иерусалимского Храма. Также тексту этого Евангелия мы обязаны знакомством со знаменитым благодарственным гимном Богородицы Магнификат (Величит душа Моя Господа…) (1:46–55), песней Захарии, отца Иоанна Предтечи (Бенедиктус) (1:68–79), песней Симеона Богоприимца (2:29–32) и с ангельской песней «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение» (2:14), вошедшей в состав древнейшего богослужебного песнопения – Великого славословия, в латинской традиции – Gloria.

Только здесь упоминаются такие чудеса, как невидимое удаление Спасителя от врагов (4:30), воскрешение сына Наинской вдовы (7:11), исцеление согбенной женщины (13:11), больного водянкой (14:1), десяти прокажённых (17:11) и Малха, раба первосвященника (22:50)».

Апостол также приводит 17 притч Христа, не встречающихся в других Евангелиях. Тот же источник сообщает:

«Авторство Луки подтверждают древние христианские писатели. Ириней Лионский писал: «Лука, спутник Павла, изложил преподанное Апостолом Евангелие в отдельной книге» (Против Ересей, III,1). Также об авторстве Луки пишут Евсевий Кесарийский, Климент Александрийский, Ориген и Тертуллиан. Евангелие от Луки входит в Мураториев канон.

В ранней Церкви подлинность Евангелия и авторство Луки не подвергались сомнению, и никаких альтернатив не обсуждалось.

Косвенным подтверждением авторства Луки служит тщательное описание недугов, от которых излечивал Иисус, в то время, как в Послании к Колоссянам апостол Павел сообщает, что Лука был врачом по профессии. Кроме того, только Лука описывает гематидроз – кровавый пот во время Гефсиманской молитвы.

Большая часть современных библеистов разделяет традиционную точку зрения об авторстве Евангелия. Отвергают принадлежность Евангелия перу Луки, главным образом те исследователи, которые датируют Евангелие II веком (Напомню, что общепринятая точка зрения на время создания Евангелия от Луки – вторая половина I в. н.э. – Примеч. А.М.) (ссылка на источник) [Вернуться к тексту]

11«…Описываются исключительно в категории «сын такого-то» и «такой-то родил сына». – Иногда от буквалистов, особенно протестантских, можно услышать возражение, что «родил» употребляется только в случае непосредственного родства, однако это утверждение едва ли не лукавое. В родословиях «родил» (ילד – «ялад») может относиться не только к любому отдаленному потомку, но даже целым племенам («От Ханаана родились: Сидон, первенец его, Хет, Иевусей, Аморрей, Гергесей, Евей, Аркей, Синей, Арвадей, Цемарей и Химафей. Впоследствии племена Ханаанские рассеялись» (Быт. 10:15–18). А во Второзаконии Бог напоминает израильтянам, что Он «родил» их: «А Заступника, родившего тебя, [Израиль] ты забыл, и не помнил Бога, создавшего тебя» (Втор. 32:18). [Вернуться к тексту]

12«...И что хронология этого периода как таковая автора попросту не интересует». – Оппонировавшие мне товарищи указывали на то, что датам и числам в Писании все же придается большое значение в том смысле, что они всегда указываются неслучайно. «И вышел народ из Иордана в десятый день первого месяца и поставил стан в Галгале, на восточной стороне Иерихона» (Нав. 4:19). Однако это возражение обоюдоострое. Точные даты и числа указываются по двум причинам – во-первых, когда автор намеренно хочет зафиксировать точную хронологию значительного (внимание – для истории исполнения Завета!) события или периода и делает это открыто и недвусмысленно (чего мы не наблюдаем в списке патриархов), либо даты имеют прообразный или пророческий характер. Зачем, например, автор Бытия указывает события потопа вплоть до дней, не хотел ли он таким же образом, через годы жизни патриархов, сообщить нам и возраст мира? «И остановился ковчег в седьмом месяце, в семнадцатый день месяца, на горах Араратских»» (Быт. 8:4).

Но сюжет с потопом является подтверждением сказанного, поскольку он, как и его хронология, важны для мессианской истории. Седьмой месяц здесь – это первый весенний месяц (нисан). То есть завершение катаклизма и спасение семьи Ноя, с которого началась история нового мира, произошло 17 нисана. Почему приведена точная дата? Потому что Христос был распят перед наступлением еврейской Пасхи, то есть 14 нисана (фиксированная дата), и, согласно Матфею, пребывал в гробу три дня, то есть воскрес того же 17 нисана (Мф. 12:40; Ин. 19:14; упоминается также обещание Христа: «После трех дней воскресну»: Мф. 27:63). В Новом Завете Церковь названа кораблём, или Ковчегом спасения. Обитатели ковчега в этот день обрели спасение, как и человечество в этот день обрело спасение Воскресением. Отсюда и зеркальность дат, и прообразность ковчега как Церкви Христовой, спасающей от смерти человечество. Самым же потрясающим примером пророческого использования хронологии является, безусловно, предсказание Даниила о времени пришествия Христа (Дан. 9:24–27). С этим пророчеством не сравнится никакое наше любопытство о возрасте мира, саркастически говоря, полуприпрятанном в списках патриархов. Нет, здесь прямо названы точные сроки и даны событийные привязки (подробнее).

Здесь же еще раз отметим, что с появлением христианства потеряли свое значение не только родословия, но и, назовем ее так, аутентичная священная ветхозаветная хронология – по причине того, что все было исполнено и состоялось в срок. При этом удивительно, что мы не знаем даже точную дату рождения Христа и точное время Его служения. По нашим представлениям казалось бы – такое событие должно быть зафиксировано с точностью до дней, но апостолы не сочли нужным заниматься аспектами хронологии. Тем более – была ли какая-то необходимость Моисею точно хронометрировать период, отмеченный лишь падениями человечества и катастрофами? [Вернуться к тексту]
 



 

Российский триколор © 2020 А. Милюков. Revised: июня 27, 2021


Возврат На Предыдущую страницу Возврат На Главную В Начало Страницы Перейти К Следующей Странице


 

Рейтинг@Mail.ru