Главная Страница

Страница «История, Религия, Наука»

Карта Сайта «Golden Time»

Читать дальше



 

Составил А.А. Валентинов

ЧЕРНАЯ КНИГА («ШТУРМ НЕБЕС»)
 

Глава 1. Основные взгляды и задачи власти, определяющие уничтожение религии и церкви

Глава 2. Очерк гонений в период гражданской войны

Глава 3. Террор, гонения и «судебные» процессы в период ограбления храмов под предлогом «изъятия ценностей в пользу голодающих». Способы «изъятия». Статистика

Глава 4. Раскол среди духовенства и «ликвидация» церкви

Глава 5. Публичные глумления над религией

 

Глава 6. Развращение подрастающего поколения

Глава 7. Разрушение семьи, разрушение религиозных устоев в армии, противодействие населения

Глава 8. Методы антирелигиозной пропаганды. Способы разрушения религии и церкви

Глава 9. Дело Святейшего Патриарха Тихона

Глава 10. Дело архиепископа Цепляка и прелата Буткевича

Глава 11. Процесс Вениамина, Митрополита Петроградского


 

Глава третья

ТЕРРОР, ГОНЕНИЯ И «СУДЕБНЫЕ» ПРОЦЕССЫ В ПЕРИОД ОГРАБЛЕНИЯ ХРАМОВ

ПОД ПРЕДЛОГОМ «ИЗЪЯТИЯ ЦЕННОСТЕЙ В ПОЛЬЗУ ГОЛОДАЮЩИХ».

СПОСОБЫ «ИЗЪЯТИЯ». СТАТИСТИКА

При таких обстоятельствах в начале 1922 года власть обрела наконец давно жданный ею повод для открытой борьбы с церковью.

Это было в самый разгар голода: началась агитация за использование церковного имущества для оказания помощи голодающим1). Патриарх Тихон не возражал, как известно, против этого2), но требовал лишь контроля духовенства над расходованием вырученных от продажи ценностей денег. Правительство отказало в этом ходатайстве, – тогда начались процессы против духовенства, отказавшего в выдаче церковного имущества. Одновременно на почве резкого недоверия к власти начались и сразу широко распространились кровавые столкновения между населением и правительственными агентами, знаменующие собою следующий этап в глубоко продуманной системе антицерковной борьбы.

_______________

1) Агитация была открыта статьей «Кащей на сундуке», в № 28 «Московской Правды» от 5 февр. 1922 г., которая была снабжена следующим добавлением от редакции: «Вполне разделяя взгляд автора статьи, редакция просит читателей, особенно тех рабочих, красноармейцев и крестьян, которые считают себя верующими, высказаться коллективно (на собраниях) или в одиночку то затронутому здесь вопросу и присылать отклики в редакцию».

Ответы, составленные при участии и под давлением коммунистических агентов, начинают поступать уже с № 47 от 28 февраля 1922 г. после этой предварительной подготовки власть решается на опубликование официальной правительственной инструкции о порядке изъятия церковных ценностей, находящейся в ведении групп верующих».

2) См. (...) Воззвание Патриарха.

В бесконечной хронике, отмечающей эти столкновения, можно отметить следующее:

«Московские Известия» в № от 28 марта сообщают об одном из первых по порядку столкновений имевшем место в г. Шуе:

«Шуйский исполком по предложению Иваново-Вознесенской губернской комиссии по изъятию ценностей из храмов, образовал уездную комиссию. На понедельник 13 марта было назначено изъятие ценностей из Шуйского соборного храма. После богослужения к 12 часам в храм прибыла комиссия, встреченная отдельными враждебными криками толпы. Желая избегнуть столкновения комиссия решила отложить работу до среды и вышла из храма. Вслед комиссии посыпались толчки и удары. В среду 15 марта к церковной службе в храм на соборную площадь стали стекаться значительные толпы народа, много женщин и школьной молодежи. Подъехавшую конную милицию толпа встретила угрозами, камнями и поленьями. С колокольни начали бить набат. Набатный звон продолжался полтора часа и стянул на площадь огромные толпы народа.

Властями была вызвана полурота 146 пех. полка, а также 2 автомобиля с пулеметами. Войска были встречены градом камней и револьверными выстрелами. Четыре красноармейца были оттерты толпой к жестоко избиты. После первого залпа в воздух второй залп был дан по толпе. Этим залпом было убито 4 человека и 10 тяжело ранено, после чего толпа рассеялась.

К вечеру был произведен целый ряд арестов, и комиссия по изъятию ценностей продолжала свою работу, забрав из собора 3 1/2 пуда серебра» (№ 28).

Аналогичные события имели место также и в Ростове на Дону, где:

«11 марта, около часа дня в Донской исполнительный комитет явился секретарь Комиссии по изъятию церковных ценностей т. Скляревский и сообщил, что Комиссия, приступив к своей работе по изъятию ценностей в Кафедральном Соборе на старом базаре), стала осаждаться толпой, которая пытается забраться за ограду церкви, где находятся члены комиссии, чтобы с ними произвести расправу, что толпа все больше и больше увеличивается.

Выехали к собору. Там представилась жуткая картина. Вся площадь была окружена многотысячной толпой, которая окружила ограду церкви. Все улицы прилегающие вокруг площади, были сплошь усеяны толпами людей, которые со всех концов города потянулись к площади. Как разъяренные звери, толпа, прижавшись лицами к решетке, стремилась во внутрь, чтобы разорвать в клочки находящихся там представителей власти.

Получилось организованное контрреволюционное восстание» (№ 29).

В Смоленске изъятие церковных ценностей было назначено на 28 марта. Картина по данным советского официоза («Известия» № 166/1605) от 27 VII. 1922 г. рисуется следующим образом:

«Пятитысячная толпа в день изъятия церковных ценностей, собравшаяся по набатному звону, который раздался одновременно во всех церквах, пыталась пробраться сквозь цепь курсантов, причем рассеять толпу удалось только пулеметной стрельбой вверх» (№ 29-а).

«Красная Газета» (от 23 марта) сообщает, что в связи с изъятием церковных ценностей в Петрограде замечается сильное возбуждение, 15 марта громадная толпа, преимущественно женщин, не допустила ограбления Казанского собора. Через день толпа не допустила ограбления Спасской церкви на Сенной площади. Постоянно возникают слухи о том, что большевики идут громить Александро-Невскую лавру. На защиту лавры бросаются толпы народа. «Красная Газета» старается убедить, что все это возбуждение и возмущение среди православных вызвано «черносотенной агитацией духовенства» (№ 32).

Эти же события в частном письме, отправленном из Петрограда и напечатанном в русской варшавской газете «За Свободу» описываются следующим образом:

... «В пятницу (17 марта) к церкви на Сенной площади подъехал автомобиль с вооруженными красноармейцами и комиссаром для изъятия из церкви ценностей. Об этом узнала толпа, бывшая на рынке Сенной площади, и народом было принято решение защищать храм от oгpaблeния. Комиссар упорствовал в своем намерении. Толпа бросилась на него и избила. Это послужило поводом к оцеплению Сенной площади курсантами и конной милицией. Раздались выстрелы вверх, но толпа не расходилась, и коммунистам на этот раз пришлось отказаться от своего намерения ограбить церковь.

Ночью же был ограблен Казанский собор. Весть об этом облетела Петроград и вызвала сильное раздражение в народе, который открыто говорил, что не на хлеб для голодающих предназначаются ценности православных церквей, а на красную армию и на агитацию бoльшeвикoв за границей.

По слухам арестован митрополит Вениамин3), который не дал своего согласия на разграбления храмов. В городе тревожно. Ходят усиленные патрули, пешие и конные, последние из «буденовцев» (№ 33).

_______________

3) Позже расстрелянный.

О положении в Петрограде говорит и «Морнинг Пост»:

«По сведениям газеты, переданным из Гельсингфорса 3-го апреля, там достоверно известно, что положение в Петроградe по прежнему очень напряженное. В рабочих кварталах и на рынках раздаются листки, обличающие правительство в том, что оно грабит церкви не для голодающих, а для себя. Большевики, с своей стороны, расклеивали по всему городу прокламации, разъясняющие населению, что духовенство и буржуазия обманывают народ и, в видах собственного обогащения подменивают драгоценные камни на ризах икон фальшивыми. Дабы прекратить эти преступные деяния, петроградский совет распорядился поставить в церквах стражу из надежных элементов красной армии.

В результате такого распоряжения, 28 марта, во Владимирском соборе, два комиссара, пытавшиеся насильно ворваться в церковь, двери которой были заперты, были убиты на месте разъяренной толпой. Сопровождавшие их красные солдаты разбежались. После этого несколько священников были арестованы «за пропаганду против советской власти». Из Вовгорода вызваны войска для усиления петроградского гарнизона» (№ 34).

То же происходит и в целом ряде других городов, сел, деревень.

Требуя отречения Патриарха, священник Красницкий заявил в № 110 коммунистической Московской «Правде», что «на местах было 1414 кровавых эксцессов» (№ 35). Та же коммунистическая Московская «Правда» (№ 100, 7-V 1922 г.) в следующих выражениях описывает ту обстановку, в которой приходилось работать в эти дни правительственным агентам, назначенным для изъятия церковных ценностей:

... «им плевали в лица, разбивали камнями головы, выбивали глаза, стаскивали с лошадей и били ногами и чем попало, убивали до смерти. Их встречали криками: «Красная сволочь», «красные жандармы», и осыпали самой гнусной бранью» (№ 36). При изъятии из Ростовского Собора:

«Молящиеся в соборе рыдали. Пели псалмы. Падали в истерику...

Комиссию вместе с представителями духовенства и церковного совета окружала толпа:

– Бей.

– Бей. На месте бей» (№ 38).

Одновременно общие собрания прихожан выносят постановления о недопустимости изъятия церковных ценностей, предлагая брать вместо ценностей деньги.

Образцом может служить напечатанный в № 75 «Правды» отчет об общем собрании причта церкви Св. Ермолая (присутствовало около 200 человек).

«Все выступавшие прихожане высказывались против изъятия ценностей и единогласно постановили: ценностей церковных не отдавать к вместо этого – «брать вместо ценностей деньги» (№ 39).

При таких обстоятельствах власть, найдя, наконец, необходимый предлог, переходить сразу к яростной, открытой борьбе с церковью и её служителями.

Террор против священников и мирян, сопротивляющихся передаче церковных ценностей комиссарам, с каждым днем усиливается. Советские газеты начинают открыто натравливать чекистов на патриарха и на епископов. «Правда» требует следующего:

«Надо сделать церковников и старост, распоряжающихся в церквах, лично ответственными за целость церковных ценностей.

Пусть за исчезновение ценностей они отвечают пред лицом ревтрибуналов в срочном порядке, как убийцы при отягчающих вину обстоятельствах.

Пусть кара будет скорая и беспощадная» (№ 39-а).

Начинается полоса отвратительных доносов в казенной печати на служителей церкви, доносов, связанных нeизбежнo с самыми тяжкими последствиями для тех, против кого они направлены.

В № 70-м (1509) «Известий В.Ц.И.К.» от 28 Марта 1922 года опубликовывается особый «Список врагов народа» с доносами на каждого архипастыря и священника в отдельности. В этот список вошли:

1) Патриарх Тихон «со всем своим церковным собором».

2) Епископ Нижегородский Лаврентий.

3) Митрополит Казанский Иаков4).

4) Уфимский Епископ Андрей.

5) Минский Епископ Георгий.

6) Митрополит Антоний,

7) Архиепископ Евлогий5).

_______________

4) Позже арестованный и заключенный в арестное помещение при Московском Г.П.У.

5) Ныне Митрополит Западно-Европейских русских православных церквей.

8) Сибирский съезд всего духовенства из 19 архиереев, 50 архимандритов и множества священников и монахов.

9) Монахи Cпaccкого монастыря (Ярославской губернии).

10) Pocтовские священники и монахи.

11) Митрополит Платон.

12) Омский Епископ Сильвестр.

13) Архангельское духовенство.

14) Митрополит Гермоген.

15) Епископ Нестор.

16) Священник О. Сергий и

17) Священник Путилин (бывшие в Кронштадте в дни восстания матросов),

18) Члены Карловицкого Собора (№ 40).

В № 51 «Правды» от 4 марта напечатан донос на еп. Ростовского и Таганрогского Арсения6), в № 52 на Олонецкого еп. Евфимия, в № 57 на настоятеля церкви семи вселенских Соборов в Mocкве, в № 73 от 3 марта на Митрополита Вениамина и на католическое духовенство и т.д. и т.д. и т.д. (№41). Вакханалия арестов среди духовенства достигает пределов. Нижеследующие извлeчeния из краткого перечня открытых судебных процессов могут до некоторой степени обрисовать обстановку, характеризующую этот этап борьбы и гонений: «Москва, 11 мая. – Во вчерашних газетах опубликован приговор суда по делу о лицах обвинявшихся в агитации пpoтив конфискации ценного церковного имущества. 12 человек – главным образом из православного духовенства – приговорены к смертной казни, – 4 человека к 5-ти годам тюрьмы, 13 – к 3-м годам и 10 – к 1 году тюремного заключения. По сведениям из Риги «Дацн. Цейт.», обвиняемых в этом процессе было всегo 54 чел., из них 20 высш. духовенства» (П.А.Т.) (№ 42).

Начало официального текста приговopa по этому делу, напечатанного в коммунистической газетe, гласит:

«Трибунал постановил: священников и благочинных: Заозерского, Добролюбова, Надежина Христофора, Вишнякова, Орлова, Фрязинова, Соколова, Телегина, а также гражд. Брусилову7), Тихомирова и Раханова подвергнуть высшей мере наказания. Крючкова, Надежина Виктора и Лепехина – 5 годам, 13 подсудимых приговорены к 3 годам заключения, 10 человек к 1 году заключения» (№ 43).

_______________

6) Позже арестованного и осужденного.

7) Жена сына ген. Брусилова.

В том же № «Правды» (№ 101) сообщается, что в ближайшие дни в Петроградском губернском трибунале будет слушаться новое дело в связи с изъятием церковных ценностей. Среди подсудимых профессор консерватории Ляпунов, священник домовой церкви консерватории Толстопятов, священник Волковского кладбища Никольский, дворянин Килибинский, бухгалтер Пешел и др. Всего 7 человек (№ 44). О том же сообщают следующие телеграммы:

Тюмень, 12 мая. – За попытку к сопротивлению изъятию арестован и предан суду епископ (№ 45).

Ростов н/Д., 11 мая. – Выездная сессия Ревтрибунала приговорила к расстрелу настоятеля архиепископской церкви свящ. Кравцова за сокрытие ценностей (№ 46).

Ростов н/Д., 11 мая. – На этих днях Донревтрибунал рассмотрел целый ряд дел о Ростовских священниках обвиняемых в сокрытии церковных ценностей (№ 47).

Харьков, 13 мая. – В уездах отмечено нисколько случаев сокрытия духовенством ценностей. Виновные арестованы (№ 48).

Новгород, 15 мая, – По делу о беспорядках в Ст. Pyccе преданы суду 22 человека. Ревтрибунал приговорил двух попов и 1 торговца к расстрелу, трех обвиняемых оправдал, остальных приговорил к лишению свободы на разные сроки. «Одновременно трибунал вынес постановление о привлечении к уголовной ответственности Патр. Тихона, Новгородского Митрополита Арсения и Старорусского Епископа Дмитрия» (№ 49).

Ростов н/Д., 15 мая. – В Новочеркасске закончился8) процесс священнослужителей и прислужников Александровской церкви (№ 50).

_______________

8) О начале процесса и приговоре никаких сообщений нет.

Харьков, 16 мая. – Киевские органы юстиции арестовали архим. Тихона, иеромонаха Инокентия и благочинного Серафима, обвиняемых в утайке церковных ценностей из Михайловскаго монастыря (№ 51).

Арестован Иркутский архиепископ, обвиненный в сокрытии ценностей (№ 52).

В Новочеркасске революционным трибуналом приговорены к расстрелу, за сокрытие церковных ценностей 2 священника, диакон, председатель церковного совета и бывший церковный староста (№ 53).

Смоленск, 17 мая. – Арестован Смоленский епископ Филипп (№ 54).

Чернигов, 17 мая. – За xpaнение на квартире старосты Твердовского (в г. Нежине), приговорены Ревтрибуналом; Твердовский к заключению в домe принудительных работ на 5 лет, игуменья Введенского монастыря Онищенко на три года, протоиерей Вербицкий на три года и ризничная Шабанова на один год (№ 55).

Витебск, 18 мая. – Бывший дворянин ксендз Трусковский за сопротивление при учете ценностей и за отказ присутствовать при изъятии приговорен Трибуналом к лишению свободы на 5 лет со строгой изоляцией (№ 56).

«Красная Газета» (21-го мая) сообщает, что от митрополита Вениамина отобраны подписка о невызде до окончания процесса в Трибунале (№ 57).

По сообщению в эти дни официальных «Известий» в петроградском революционном трибунале значится 40 дел по обвинению 150 духовных лиц и мирян в сопротивлении «изъятию» (№ 58).

Усиливаясь с каждым днем, террор парализует постепенно волю к сопротивлению населения, не говоря уже о духовенстве, продолжающем безропотно нести свой крест. Издевательства, глумления, и неслыханные кощунства сменяются расстрелами – ссылками, тюрьмами, самыми тяжелыми принудительными работами.

К концу мая преследования достигают таких пределов, что привлекают, наконец, внимание даже общественного мнения Европы. Благородный почин в этом деле принадлежит Архиепископу Кентерберийскому, выступившему 25-го мая в британской Палате Лордов с заявлениями, сущность которых излагается по отчету газеты «Times» следующим образом:

Палата лордов («Таймс». Пятница, 26-го мая 1922 г.).

Четверг, 25-го мая 1922 г.

«Архиепископ Кентерберийский спросил, может ли Правительство дать сведения относительно появившихся слухов об apecте Патриарха Русской Церкви и о смертной казни, угрожающей епископам и священникам. Неделю тому назад он получил письмо от 11-го мая из Берлина, от Митрополита Евлогия, который ведaeт русскими эмигрантскими колониями в Eвpoпе. В этом письме говорится: (перевод «Times»):

“Сегодняшняя газета принесла нам печальную новость об apeсте Патриарха Всея Руси Тихона Московскими Советскими властями, которые без coмнения не преминут применить к нему высшую меру наказания. Единственным возводимым на него обвинением является повиновение его чувству долга, выразившееся в отказe отдать на paзгpaблeниe церковное имущество, священные сосуды и утварь и все необходимое для совершения богослужения. Во имя Господа Нашего Иисуса Христа мы обращаемся в Вам и ко всем епископальным членам Английской Церкви с призывом поднять голос протеста против этого акта неслыханного нacилия и беззакония, направленных против высшего представителя Русского духовенства. Мы умоляем Вас использовать Ваше влияние, чтобы по мере возможности облегчить незаслуженные испытания Патpиapxa Тихона”.

Архиепископ Кентерберийский сказал, что считает своим долгом довести до всеобщего сведения нужду, которую, как ему кажется, Русская Церковь испытывает хотя бы в одном только сочувствии христиан всей Европы вообще, а также ознакомить общество с тем, что в настоящее время происходит. С возмутительной наглостью большевики говорят, что Русская Церковь несет теперь наказание за то, что она отказалась содействовать в деле помощи голодающему населению. На самом же деле в трех, если не в четырех отдельных случаях Церковь предлагала организовать в самой широкой мере сбор большего количества средств, чем те, которые могли бы быть собраны каким-нибудь иным путем, и следить за их правильным израсходованием. Однако эти предложения были категорически отклонены Советскими властями. Несмотря на протесты Патриapxa, церковные ценности были захвачены, при чем, если верить сообщениям, этот захват производился с ужасной грубостью и насилием; сам же Патриарх, если ему даже и не угрожает смертная казнь, все же арестован. Мы, как xpистианe, не можем смотреть безразлично на такое положение вещей (Внимание. Внимание. – прим. А. Валентинова).

Лорд Эммот, присоединяясь к высказанным Apxиепископом положениям, просил Правительство, чтобы оно сделало самое настойчивое напоминание Советскому Правительству о том, что всякая крайняя мера, направленная против Пaтpиapxa или против священнослужителей Русской Церкви, будет иметь самые плачевные результаты и пoвлияeт на осуществляемую нашей страной помощь голодающему населению, а также на отношение к более широкому вопросу о восстановлении России вообще.

Лорд Уэйрел рассказал о трудностях, с которыми пришлось сталкиваться в России организации помощи голодающим, в которой он состоит; он сказал, что несмотря на все, продукты питания прибывают с большей скоростью, чем это было раньше, и что работа протекает удовлетворительно (Внимание. Внимание. – прим. А. Валентинова).

В своем ответе граф Кроуфорд сообщил, что недавно Советское Правительство приказало произвести конфискацию церковных ценностей, что послужило причиной восстаний во многих местностях России. Поскольку это известно Британскому Правительству, эти восстания были произведены по собственному почину восставших, и нет указаний на то, что они являлись бы плодом заговоров, в которых бы были замешаны Патриарх или Церковь. Ряд священников был приговорен к смерти, но приговоры еще не приведены в исполнение (??? – прим. А. Валентинова).

Патриарх в свою защиту заявил, что он, как глава Церкви, должен иметь известный контроль в этом деле. Слухи, что Патриарх отрекся от своего сана, не отвечают истине.

Маркиз Салисбери: «Намерено ли Правительство предпринять какиe-нибудь шаги, чтобы сделать представления по этому поводу Советскому Правительству?»

Граф Кроуфорд: – «Если бы Министерство Иностранных Дел считало, что представления могли бы принести пользу, то я бы сделал об этом соответствующее заявление» (№ 58-а).

Непосредственным результатом этого благородного выступления Архиепископа Кентерберийского, откликнувшегося немедленно на просьбу Митрополита Евлогия, явился протест советского торгового агента при правительстве Его Величества Короля Великобритании на имя архиепископа.

Газета «Timеs» сообщает об этом протесте следующее:

«Во вторник Красин препроводил Архиепископу следующее сообщение своего Правительства:

Нижеследующая разъяснения должны быть даны в ответ на протест группы церковных деятелей Великобритании по поводу дела Пaтриapxa Тихона:

1) Вопреки заявлению, содержащемуся в протесте, никакое нападение на Церковь не имело места. В действительности же было учреждено судебное преследование против индивидуальных представителей Церкви, в том числе и ее бывшего Патpиapxa, за сопротивление, организованное ими против мер Советских властей, каковые меры имели целью спасение десятков миллионов человеческих жизней, в том числе и детей.

2) В конфликте между Патриархом Тихоном и Советской властью большинство духовенства находится на стороне Советской власти и представляемых ею рабочих масс. На стороне же Патриарха Тихона стоит только незначительное количество духовенства из числа тех, которые были в наиболее привилегированном положении и развращены связью с царской знатью и с капиталом. Русское общественное мнение обращает внимание на то, что протестующие церковные деятели Англии выражают солидарность не с голодающими рабочими массами России, не даже с большинством духовенства, а с небольшой группой духовных лиц, которые всегда работали рука об руку с царями, с бюрократией и со знатью и которые теперь вступили в открытую борьбу с рабоче-крестьянской властью.

3) Русское общественное мнение обращает внимание также и на то, что в самый бесчеловечный период блокады, в которой принимало участие Британское Правительство, авторы протеста не поднимали голоса против задушения русских рабочих, крестьян и детей. Русский народ не слышал, чтобы подписавшие воззвание протестовали против попыток задушить рабочие массы России в петле ростовщичества.

4) Советское Правительство, так же как и рабочие массы, считает, что протест иерархов Великобританских Церквей продиктован узкой кастовой солидарностью, т.к. он всецело направлен против действительных интересов народа и против элементарных требований человечности» (№ 58в).

В ответ на этот протест секретарь архиепископа Кентерберийского по поручению последнего отправил торговому агенту ответ следующего содержания:

«В ответ на присланное вами от имени Российского правительства письмо сообщаю, что архиепископ Кентерберийский не может взять обратно ни одного из заявлений, сделанных им 25 мая в Палате Лордов, - заявлений, основанных на совершенно достоверных сведениях из России.

Сведения, имеющиеся в распоряжении архиепископа, подчеркивают тот факт, что Патриарх русской церкви неоднократно предлагал помощь церкви в деле помощи голодающим, и что предложения всякий раз отклонялись советским правительством.

Но в виду категорического опровержения, опубликованного советским правительством, архиепископ считает своим долгом просить о разрешении небольшой группе представителей различных церквей в Англии въезда в Россию для обследования положения на месте, дабы избежать недоразумений в будущем» (№ 59).

На это письмо некто Карахан - помощник комиссара по иностранным делам ответил следующим письмом:

«Милостивый государь,

В ответе на присланное Вами от имени архиепископа Кентерберийского письмо от 7 июня считаю долгом известить Вас, что рoccийскoe правительство не видело и не видит никакого основания настаивать на том, чтобы архиепископ Кентерберийский взял обратно заявления, сделанные им 25 мая в Палате Лордов. Наоборот, факт этих заявлений, почерпнутых явно из источников, не заслуживающих доверия в глазах трудящихся масс России и всего мира, только ярко демонстрирует классовую солидарность князей различных церквей, своим острием направленную против трудящихся масс.

Предложение архиепископа Кентерберийского послать в Россию комиссию из священников для обследования положения на месте представляет собой претензию во всяком случае менее обоснованную, чем явилось бы предложение со стороны советского правительства отправить в Англию небольшую комиссию для выяснения того, в какой мере иepapxи различных англиканских церквей эксплоатируют материально и духовно трудящиеся массы для поддержания господства эксплоататоров» (№60).

По сообщению «Times», это письмо было передано г. Клышко, сотруднику Русской Торговой Делегации в Лондонe. Подтверждая получение этого письма, Секретарь Архиепископа Кентерберийского уведомил, что ему поручено препроводить в ответ нижеследующий меморандум (перевод по газете «Times»):

«Apxиeпиcкoп Кентерберийский внимательно обсудил сообщение, переданное ему в ответ на его ходатайство от 7-го июня о допущении в Россию Советским Правительством небольшого числа представителей различных Церквей, от имени которых был отправлен протест от 31-го мая, Целью этой делегации было бы выяснить подробности действий Советского Правительства, послуживших основанием для этого Протеста.

Архиепископ обращает внимание на то обстоятельство, что полученный ныне ответ, отклоняющий его ходатайство, не опровергает сделанных заявлений по поводу ареста о пpeслeдованиях, полученных Архиепископом непосредственно.

Обвинение в том, что представители Английской Церкви, а также представители других Христианских исповеданий, подписавшие протест, были побуждаемы политическими или классовыми соображениями, лишено основания. Они были побуждаемы исключительно гуманитарными соображениями и Христианским чувством.

Архиепископ глубоко сожалеет об отказе Советского Правительства дать возможность получить желаемые сведения. Много лиц Великобритании стремятся к образованию дружеских взаимоотношений между Русским народом вообще с народами стран, говорящих на английском языке; письма, получаемые Архиепископом из Америки тоже говорят о наличии такого движения. Настоящее действие Советского Правительства, если не воспрепятствуют, то во всяком случае замедлит осуществление этой надежды. Если окажется, что сообщение, опубликованное в течение последних нескольких дней, о вынесении смертных приговоров представителям духовенства в России, имеет под собой основание, то результатом этого будет негодование и ужас цивилизованных народов всех стран» (№ 60-а).

Этот меморандум был помечен 10 июля 1922 года.

Однако и реакция мирового общественного мнения не оказывает ни малейшего влияния на положение вещей в России.

Хроника официально зарегистрированных в казенной печати судебных расправ, кощунства, глумлений продолжает расти.

Из нее можно выделить в виде примеров лишь отдельные случаи, имевшие место в отдельных районах. Эти случаи отмечены в следующих телеграммах:

Петроград. – Процесс церковников окончился. 11 человек в том числе и митр. Вениамин, еп. кронштадтский Венедикт, архимандрит Cepгий, проф. воен.-юрид. академии Огнев, проф. Новицкий, настоятель Казанского собора Чуков9), настоятель Троицкого собора Чельцов, настоятель Исаакиевского собора Богоявленский приговорены к расстрелу, 22 оправданы, 59 приговорены к различным срокам наказания. Трибунал постановил возбудить уголовное преследование против бывшего патриарха Тихона (№ 62).

_______________

9) Первый настоятель этого собора, (имеющего то же значение в России, какое имеет Notre Dame в Париже или собор Ап. Павла в Лондоне) протоиерей Орнатский был расстрелян раньше.

Иркутск, 15 июля. – Архиепископ Иркутский и Верхоленский Анатолий и бывший церковный староста Стефановский приговорены к расстрелу (по обвинению в сокрытии ценностей и в к.-р. деятельности).

Остальные приговорены к лишению свободы на разные сроки. Приговор может быть обжалован в течение 48-ми часов. Дело направлено на доследование в виду обнаружения преступления лиц ранее не привлеченных к делу (№ 63).

В Туле: еп. Ювеналий, прот. Успенский, староста Сынтарев и др. преданы суду за молебен пред иконой, найденной на колокольне Казанской церкви. Приговорен еп. Ювеналий к заключению на 10 лет, остальные на 5 лет со строгой изоляцией (№ 64).

Гомель. – В Гомельском peвтpибyнaле закончился суд над 11-ью евреями клерикалами во главе с раввином Барышенским. Равин приговорен к 3-летнему заключению, остальные к заключению на разные сроки, из них четверо условно (№ 65).

Рыбинск, 25 июля. – Ревтрибунал приговорил Рыбинского еп. Бориса к лишению свободы на 7 лет. Углинский еп. Серафим приговорен к лишению свободы на 3 года, пpoтоиерей Всехсвятский приговорен на 5 лет, 11 обвиняемых на разные сроки, 6 обвиняемых оправданы (№ 66).

Харьков, 18 августа. – В Балте закончился процесс 70 священников. Обвиняемые приговорены к 5-летнему тюремному заключению без применения амнистии (№ 67).

Москва, 23 августа. – Депутация от cъездa «живой церкви» передали Калинину 2 просьбы: 1) о помиловании приговоренного к paсстрелу Иркутского еп. Анатолия и 2) об освобождении из тюрьмы Ярославского свящ. Смирнова (№ 68).

Харьков, 22 августа. – В Кролевце Черниговской губ. закончился крупный процесс духовенства и монахов Рыхловскаго монастыря. Постановлением ревтрибунала настоятель монастыря Матвеев и благочинный Редченко приговорены к высшей мере наказания. Монастырь, как гнездo контр-революции, постановлено ликвидировать навсегда, а предметы религиозного культа передать другим церковным общинам (№ 69).

В Ростове на Дону Донской Области ревтрибунал приговорил еп. Арсения (Смоленец) к расстрелу, заменив наказание 10 годами тюремного заключения. 24 обвиняемых приговорены к тюремному заключению от 5 до 1 года. 7 обвиняемых оправданы (№ 70).

Харьков, 16 сентября. – Начато слушанием дело бывшего Харьковскего Архиепископа Нафанаила и др. Архиепископ приговорен к трем годам тюремного заключения с заменой высылкой (№71).

Тамбов, 24 октября. – Вчера в губернском ревтрибунале начался громкий процесс еп. Зиновия, благочинного Поспелова, старосты кафедр, собора бывш. прокурора Каменева и др. обвиняемых в утайке и краже церковных ценностей. Обвиняют губернский прокурор Худов и лектор по религиозным вопросам Кондратьев. Во время процесса в виду выяснившихся обстоятельств трибунал постановил: в отношении инж. Перцова, архит. Амохина, бывш. тов. министра Шейкина и бывш. прис. пов. Коготова изменить меpy пресечения и взять их под стражу (№ 72).

Тамбов, 27 октября. – Процесс продлился всего 4 дня. Суд приговорил благочинного Поспелова к 7-ми годам, епископа Зиновия к 6-ти годам, Каменева и Кудряшева к 4-м годам, Виссонова к 3-м годам тюремного заключнения. Срок заключения сокращен по амнистии на 1/3. Виссонову же, как происходящему из трудовой среды, на половину (№ 73).

Симферополь, 4 декабря. – Вчера ревтрибуналом при Крымском цике вьнесен приговор 73 церковникам. Ревтрибунал приговорил: архиепископа Никодима в мире Кроткова к лишению свободы на 8 лет со строгой изоляцией, обвиняемого Толчанова на 5 лет, 7 обвиняемых на 3 года каждого, 37 оправданы за недоказанностью обвинения, остальные, в том числе еп. Сергий, приговорены к различным наказаниям условно (№ 74).

Москва, 27 ноября, – В 7 час. вечера в Московском ревтрибунале под председательством тов. Бекари при членах т. т. Жлинкове и Oрехове началось слушанием дело 118 лиц – по обвинению в противодествии изъятию церковных ценностей и контрреволющонной пpoпaгaнде. В числе главных обвиняемых священник Успенский, настоятель Спаско-Преображенской церкви на Арбатe, игумения Пoбединcкaя, священники: Ревзинский, Паладин, член приходского совета Даниловцев, ассистент археологического института Алндр. Успенский, свящ. Соколов, диакон Ревенский из села Кривуши, свящ. Воинов из Топлого, свящ. Петров из с. Михайловского и др., а также священники из храма Христа Спасителя (№ 75).

В 7 часов утра 13 декабря был вынесен по этому делу приговор гласящий:

«Игумения Побединская, священник Хотовицкий и благочинный Успенский по совокупности статьи 62 и 119 приговорены к 10 годам заключения.

Подсудимые Белевич-Станкевич, Богоявленский, Миловский и магистр археологии Успенский по совокупности тех же статей к 7 годам заключения.

16 подсудимых приговорены к заключению на 5 лет. В числе их настоятель Храма Христа Спасителя Арсеньев, священник Знаменский, Кедров и Рождественский, проповедник Славский, проф. Петровской сел.-хоз. академии Борщ, бывш. тов. министра в правительстве Керенского Щепкин, а также члены приходского совета Храма Христа Спасителя Головкин и Каютов.

Профессор Петровской сел.-хоз. академии Турский и священник Артоболевский приговорены к трем годам заключения, проф. духовного права Громогласов к полутора годам. Остальные 51 чел. подсудимых, вина которых признана доказанной, осуждены на различные сроки тюремного наказания. 31 человек оправданы по суду.

Ко всем осужденным, за исключением 23 человек, которым обвинение было предъявлено по 62 ст. применена амнистия» (№ 76).

Суду предаются не только отдельные духовные лица, но и целые церковные причты:

В Туле трибуналом приговорен к 3-м годам заключения под стражу совет Казанской церкви в числе трех человек за отказ изъять ценности (№ 77). В Бежецке, Брянской губернии, арестован и предан суду трибунала церковный совет в числе 9 человек за злостную агитацию против изъятия церковных ценностей (№ 78).

Было бы бесполезным, да и технически не представляется возможным продолжать перечень сообщений, относящихся к аналогичным судебным процессам10).

_______________

10) На стр. этой книги совершенно не воспроизводятся многочисленные известия о процессах духовенства появившихся в западно-европейской пpeccе, но не отмеченный в коммунистической печати. В последней был отмечен бесспорно не maximum этих дел, но самый лишь ничтожный minimum. По этой причине в приведенном кратком перечне, составленном сплошь по данным исключительно коммунистических официальных изданий, пропущены даже наиболее крупные процессы, связанные с именами лиц высшей, церковной иерархии, как наприимер процесс Apxиeп. Агапита и Еп. Аверкия (Житомир), Еп. Павлина (Рыльск), еп. Сафрония (Забайкалье). Apxиеп. Григория (Екатеринбург), еп. Пахомия (Чернигов) и многих других, приговореннных к различного рода тяжелым наказаниям.

Приведенных образцов достаточно для уяснения как характера преследований, так и широты, до которой дошли гонения на служителей церкви в этот период.

Гонения коснулись не только православного духовенства. Значительно слабее они распространились, однако, и на инославное духовенство. Образцами могут служить нижеследующие сообщения:

Львов, 5 мая. – «В связи с декретом о реквизиции всех ценных предметов, из золота и серебра в церквах, большевистские власти ограбили костел в Каменце, сложив награбленное посреди двора. Прихожане толпою наводнили двор и начали отнимать церковную утварь. Вызваны были три сотни казаков, но и нагайками они не могли разогнать демонстрантов. Это удалось только при помощи штыков красноармейцев. В числе арестованных заместитель каменец-подольского епископа, ксендз Недзельский» (№ 79).

Минск, 3 мая. – «На 2-ое мая было назначено изъятие ценностей из костелов. Ксендзы, ведшие предварительную агитацию против изъятия, отказались отдать ключи и присутствовать при изъятии. Ксендзы Лисовский и Василевский арестованы. Дело будет передано на днях суду трибунала. Вечером 2-го мая арестован польский уполномоченный по репатриации Беда-Петрович, ведший в костеле контрреволюционную агитацию, называя, в присутствии верующих изъятие грабежом» (№ 80).

По этому делу ксендзы: Лисовский, Василевский и Томашевский были приговорены к тюремному заключению от пяти до трех лет. Коснулись преследования также и еврейского духовенства: «Одесский революционный трибунал приговорил раввина Гуровича за оскорбление комиссии по изъятию церковных ценностей к двум годам тюрьмы и денежному штрафу в 300 миллионов рублей» (№ 81).

Основными чертами обстановки, в которой протекали самые процессы являются: 1) постоянные ожесточенные требования казенной коммунистической печати применить «высшую меру наказания», требования, печатающиеся систематически во время хода самого процесса и 2) и крайнее отягощение условий защиты как для самих подсудимых, так и для их защитников.

В дни майских процессов коммунистическая Московская «Правда» (№ 100 от 7 мая 1922 г.) требовала: ... « Пусть эти церковные воротилы понесут по заслугам всю тяжесть революционного правосудия». И еще:

... «Будет великим истязанием над народом, если трибунал отнесется снисходительно к его врагам. Во всяком случае обвинение требует высшей меры наказания для идейных вдохновителей сопротивления, благочинных Вишнякова, Соколова и Надежина» (№ 82).

И еще: (по поводу процесса Смоленского духовенства и мирян:

«Мы твердо надеемся, что Верховный Трибунал, в лице военной коллегии, ответит должным образом организаторам мятежа...»11) (№ 83).

_______________

11) Хотя наказание требуется за организацию «мятежа», тем не менее почти рядом в этом же номере официальной газеты в следующих выражениях отмечается, что духовенство никакого участия в событиях не принимало: «Во всех событиях, предшествовавших кровавому столкновению, обращает на себя внимание совершенно пассивная роль местного духовенства, которое не только не принимало мер к успокоению толпы, но даже не являлось в храм во время собраний»... (№ 83-а).

Достойное поведение подсудимых или свидетелей служит также поводом для издевательства в казенной печати. По поводу поведения Патриapxa Тихона, (вызваннаго тогда еще лишь в качестве свидетеля) по делу 54 священннков см. докум. №№ 42 и 43 «Правда» (№ 101 от 9 мая 1922 г.) издевается:

«Патриарха просто вызвали для дачи показаний по судебному делу. Его потребовали к красному столу, за которым чинят суд три человека из безбожников. Хуже! Его, Патриарха всея России, привлекают к суду просто, как гражданина Белавина, распространяющаго контрреволюционные воззвания.

Случай неслыханный!

В политехнический музей на процесс «благочинных» и на допрос Патриарха набилась тьма народу...

... Патриарх смотрит на беспримерный вызов и на допрос свысока. Он улыбается наивной дерзости молодых людей за судейским столом. Он держится с достоинством. Но мы присоединимся к грубому святотатству московского трибунала и вдобавок к судебным вопросам бухнем еще один, еще более не деликатный вопрос:

«Откуда такое достоинство у Патриaрxa Тихона?» (№ 84).

Исключительно мужественное поведение приговоренного к смертной казни и позже расстрелянного Иеромонаха Фудова монастыря Телегина (монашеское имя его не сообщается). (Дело по поводу восстания народа в Шуе) (Смотр. докум. № 28) приводит к помещению на столбцах «Правды» (№ 95 от 30 апреля 1922 года) следующего описания картины допроса покойного:

«Я по убеждению монархист, заявляет Иеромонах Чудова монастыря Телегин.

– К партии принадлежите?

– Нет, я беспартийный ... Служитель Престола ... Трибунал заинтересовывается столь неожиданно вынырнувшим монархистом...

– Как же вы монархист, когда Монарха нет? Ведь Апостол Павел говорит: «повинуйтесь существующей власти»?

– Я и повинуюсь: живу тихо, смирно, как все смертные, власти не касаюсь ...12)

– Где же вы служите ?

– Был штатным священником 1-й Донской казачьей бригады. Теперь служу в домовой церкви патриаршего подворья.

– Это вы там оскорбили комиссию? – Да я называл членов ее грабителями и насильниками... Я служитель престола и мне очень тяжело, когда отбирают священные предметы» ... (№ 85)13).

_______________

12) По поводу ответов покойного «Правда» замечает, что «навряд ли верно утверждение, что Иеромонах Телегин психически здоровый человек». Тем не менее это замечание не помешало ни вынесению смертного приговора, ни приведению его в исполнение.

13) Так же мужественно держал себя убитый мученик до последних минут своей жизни. В нескольких строках описания, посвященного этим последним минутам, читаем:

«Сидевший с ним в одной тюремной камере священник рассказывал, как Телегин нетерпеливо ждал казни: «Жду не дождусь – говорил он – встречи с Господом моим Христом». Священник Заозерский, тоже осужденный за противодействие ограблению храмов, когда его вывели после суда на Лубянскую площадь в Москве, широким крестом крестил приветствовавшую его толпу. Обритого и остриженного, его вместе с иеромонахом Телегиным и тремя представителями Белого духовенства застрелили в роковом «корабле» чрезвычайки. Было удивительно, – добавляет еще автор, – поведение вдов. Одна из них, из под черного головного платочка сияя глазами, говорила другой: «Как мы счастливы с вами, матушка, как мы счастливы. Какой смерти сподобились мужья наши. За веру венец мученический прияли. Теперь нам только молиться за них надо. Нет, и молиться не надо: это они за нас перед Господом молятся»...

Попытки защиты облегчить предрешенную участь подсудимых в подавляющем большинстве случаев не приводят ни к чему. Обвиняя покойного Иеромонаха Телегина, обвинитель прочел следующую нотацию защите:

«He уместен также вопрос защиты, почему вы обвиняете монархиста Телегина, когда другой бывший монархист генерал Слащев находится теперь на службе у советской власти.

Между Слащевым и Телегиным неизмеримая разница. Слащев раньше боролся против нас, но потом, разочаровавшись в деле, которому служил, пришел к нам и честно сознался в своей ошибки. Теперь он работает на пользу республики, отдавая свои знания в военном деле Красной армии» (№ 86).

В процессе 118-ти (см. докум. №75 и 76):

«Защитник свящ. Громогласова правозащитник Комозов просит приобщить к делу две книги со статьями своего подзащитного, из которых одна трактует об отношении церкви к государству и в ней проводится мысль, что религия никоим образом не должна способствовать достижению каких-либо политических целей, а в другой выражается протест против произнесенной в свое время в Государственном совете речи еп. Антония Храповницкого о том, что с христианской точки зрения смертная казнь допустима» ... Ревтрибунал в приобщении книг к делу отказал, разрешив лишь ссылку на них» (№ 87).

Аналогичных случаев бесконечно много.

Чрезвычайно велико количество дел, возбужденных против духовенства и членов церковных причтов, по обвинению не только в сокрытии, но и... в ограблении храмов.

При совершенной постановке в современной России коммунистически-полицейского сыска, при широко развитой системе шпионажа и доносительства, едва ли возможно представить себе, что сокрытие ценностей в большинствe случаев было производимо членами церковных причтов14), а не соучастниками власти или просто близкими ей же уголовными преступниками15).

_______________

14) Можно лишь отметить отдельные случаи, когда духовенство пыталось спасти, укрывая в храмах или вне их наиболее чтимые освященные реликвии.

15) Документально преступления последних подтверждаются ниже.

Образцами информации о случаях этого рода могут служить следующие телеграммы и заметки официальной прессы:

Казань, 10 апреля. – «4-го апреля комиссия по изъятию церковных ценностей обнаружила в Грузинской церкви гор. Казани недостачу ценностей. На иконе Грузинской Божией Матери (украшенной тремя бриллиантовыми звездами, вензелем из роз и проч., не оказалось самых ценных камней: 3-х бриллиантовых звезд громадной ценности и двух маленьких звезд. На ризах остались пустые места» (№ 88).

Петроград, 21 апреля. – «19 апреля ограблены все ценности в церкви Скорбящей Божией Матери» (№ 89).

Харьков, 17 апреля. – «Киевская губкомиссия по изъятию церковных ценностей при осмотре Михайловского монастыря обнаружила недостачу многих предметов высокой ценности. Не оказалось золотой лампады, весом в 6 фунтов, многих бриллиантов, жемчужных подвесков, двух перстней с бриллиантами и многих других вещей.

Дело передается в ревтрибунал, для привлечения виновных к ответственности» (№ 90).

Тамбов, 22 апреля. – «Из Собора - Ильинской церкви в Козлове похищены ценности. По этому делу обвиняются Протоиерей собора и несколько священников (№ 91).

Пятигорск, 24 апреля. – «В Георгиевске из местного собора похищены все золотые и серебряные вещи. Газета «Терек» требует строжайшего расследования и берет под подозрение «князей церкви» (№ 82).

Воронеж, 24 апреля. – «В Благовещенской церкви, Острожского уезда, пропали все ценности. Ведется расследование. Церковный причт привлечен к ответственности» (№93).

«25 апреля ограблен исторический Троицкий собор, построенный Петром I, в котором хранились выдающиеся по своей ценности исторические предметы» (№ 94).

Ростов на Дону, 3 мая. – «Самые ценные предметы в Новочеркасском женском монастыре оказались похищенными» (№ 96).

Харьков, 6 мая. – «При изъятии церковных ценностей в Преображенской церкви в Полтаве было обнаружено, что часть ценностей скрыта. Виновные привлекаются к ответственности» (№ 97).

Вопреки категорическим утверждениям коммунистической печати, будто все такие случаи должны быть приписаны только духовенству, нижеследующие факты, почерпнутые из той же прессы, указывают на иных виновников:

Харьков, 4 мая. – «В течение последних 3-х месяцев из разных церквей Харькова было выкрадено разных ценностей на сумму несколько десятков миллиардов рублей. Удалось напасть на след грабителей у которых найдено 15 пудов утвари. По их показаниям много серебра ими перепродано разным лицам. Всего задержано 14 человек. Дело передано в ревтрибунал» (№ 98).

«Известия» № 171 (1610) от 2 августа 1922 г. сообщают:

«В среду 2 августа, московским ревтрибуналом будет слушаться дело по обвинению группы лиц в противозаконном сбыте церковных ценностей для переправки их заграницу через курьеров эстонской дипломатической миссии» (№ 99).

О широте с какой было поставлено дело, дает представление отчет, напечатанный в «Известиях» № 173 (1612) от 4 августа 1922 г.:

«Состав подсудимых самый пестрый – проводники дипломатических вагенов Педлер, Поорто, истопник Лепп и гр. Кодра, Демин и Зеликович с женами, Манзон, Шварц, Лопатников и Данилов. Далее следует активные посредники, занимавшиеся скупкой и доставкой товаров, – Парфенов, Павлов, Прейс, Куликов, Златоградский, Орлов и Никифоров.

Последнюю группу образует «мелкая рыбешка» общим количеством в 35 человек» (№100).

Параллельно в еврейской и русской эмигрантской печати появились сообщения следующего рода:

«I-е. Константинополь, 8 апреля. – На пароходе «Поликсен» и на других пароходах были доставлены церковные и иные ценности Одесского внешторга. В тот же вечер они были перевезены в русский комиссионный магазин, помещающийся в самом людном месте Пэры.

В огромных витринах магазина, среди больших портретов верховных союзных комиссаров-генералов Гаррингтона, Нелле, маркиза Гаррони, были разложены: 12 церковных риз, кадила, огромные серебряные жбаны, вазы, кольца, цепочки, портсигары, – все с царскими коронами, вензелями и именными надписями и монограммами.

Внутри все полки огромного магазина были заставлены такими же вещами, а также иконами на полотне медалями и монетами, с сохранившимися даже музейными номерками и проч... Возле витрин быстро собрались толпы русских беженцев. Отдельные лица вбегали в магазин, крича: «Позор! Кровь наших замученных родных залила ваши вещи. Кощунство!» и проч.

Ввиду угрожающего поведения толпы, владельцы поспешили убрать во внутрь наиболее характерные предметы. Остальные продолжают красоваться в витринах» ( № 101 ).

Телеграфное «Славбюро» сообщает:

«II-е. Львов, 12 июня. – Львовские ювелиры бросились к советской границе для закупки церковных ценностей, высылаемых для продажи в Польшу из Каменца и Проскурова, при чем грамм золота продается большевиками в два раза ниже его рыночной стоимости».

Польская газета «Подзенна» добавляет следующие подробности:

«Филиал Внешторга в Орипине получил из Каменец-Подольска большой транспорт драгоценностей церковных и костельных. Между драгоценностями имеется: 7 фунтов ломанного золота, много золота в кусках, 40 золотых чаш, 3 золотых креста с хоругвей, 10 кусков золотых листов, 20 фунтов серебра в чашах и подсвечниках, 25 штук бриллиантов с чудотворной иконы Божьей Матери из костела в Каменец-Подольске, много образов и т.д. Эти драгоценности продавались большевистскими агентами в Гусятине и Скале» (№ 102).

Московская «Правда» сообщает об еще более характерном эпизоде, знаменующем с точки зрения православной религии кощунственное надругательство над одной из первых святынь храма. По словам этой газеты: «Котельнический коммунистический совет, изыскивая средства для пополнения своей кассы, продал плащаницу Александровской церкви, оставшуюся вместе с прочим инвентарем по ликвидации в церкви бывшей женской гимназии». Этот случай вызвал возмущение верующих. Произошли беспорядки, которые были подавлены вооруженной силой.

«Правда» по этому поводу замечает:

«Костельнический коммунистический совет в роли продавца плащаниц – это уже слишком. Изобретатели выхода из тяжелого финансового положения хватили через край» (№ 103).

В эти же дни телеграмма из Риги от 22 августа сообщает:

«За последнюю неделю в витринах комиссионных магазинов Риги появились в значительном количестве церковные ценности, привезенные из сов. России. Среди них обращают внимание: митра с бриллиантовыми украшениями, панагии, наперстные кресты, старинные иконы и церковные облачения в распоротом виде» (№ 104).

Харбинские газеты сообщают, что через Харбин проследовали: «большие количества награбленных в церквах драгоценностей для продажи их американцам на китайских рынках. В том числе митра Филарета литого золота весом в несколько фунтов в оправе мелких образков, усеянных опалами, смарагдами и бриллиантами» (№ 105). «Новая Русская Жизнь» заимствует из местной Шведской газеты сообщение о том, что «В ночь на понедельник на льду у Териок было задержано нисколько финских контрабандистов, которые шли по льду из Сов. России, имея с собой несколько десятков кило серебряных вещей, среди которых были церковные украшения, подсвечники и проч. Все контрабандисты задержаны» (№ 106).

Подобных сообщений множество. Приведенными определяется лишь расстояние между географическими пунктами вывоза контрабандным путем награбленного имущества.

Означенные сообщения дают вполне удовлетворительное объяснение недоумению и сожалению правительственного органа («Известия» № 287 (1728) от 19 августа) относительно ничтожности (см. ниже № 111) количества ценностей, поступивших в фактическое пользование Помгола (комиссии помощи голодающим), не взирая на то, что после первых «изъятий» назначаемы были «новые повторения» (ряд примеров в № 287 (1726) «Известий»), а «...утайщиков ценностей советская власть весьма сурово карала» (№ 107). (...)

*   *   *

Читайте продолжение, 3-ю часть публикации

УКАЗАТЕЛЬ ИСТОЧНИКОВ

№ 28 – «Известия» от 28 марта 1922 года.

№ 29 – «Патриарх Тихон и его церковь», Ионы Брихневича (Антирелигиозная брошюра, «правительственное» издание).

№ 29-а – «Известия ВЦИК» № 166 (1605) от 27 июля 1922 года.

№ 32 – «Красная Газета» от 23 марта 1922 года.

№ 33 – Частное письмо (Напечатано в Варшавской газете «За Свободу» № 130 от 11 апреля 1922 года).

№ 34 – Информация газеты «Морнинг Пост», переданная из Гельсингфорса 3-го апреля 1922 года.

№ 35 – «Правда» (Москва) № 110 1922 года.

№ 36 – «Правда» (Москва) № 100 от 7 мая 1922 года.

№ 38 – «Правда» (Москва) № 73 от 31 марта 1922 года.

№ 39 и № 39-а – «Правда» № 70 (1509) от 28 февраля 1922 года.

№ 40 – «Известия ВЦИК» № 70 (1509) от 28 февраля 1922 года.

№ 41 – «Правда» (Москва) №№ 51, 52, 57, 73.

№ 42 – Телеграмма польск. телегр. агентства (по «Известиям ВЦИК» от 10 мая 1922 года).

№ 43 и № 44 – «Правда» № 101 1922 года.

№ № 45–48 – «Правда» (Москва) № 106 от 1922 года. 49–51 – «Правда» (Москва) № 108 от 17 мая 1922 года.

№ 52 – «Красная Газета» от 16 мая 1922 года.

№ 53 – «Известия ВЦИК» от 17 мая 1922 года.

№ 54 – «Правда» (Москва) № 110 от 19 мая 1922 года.

№ 55 – «Правда» (Москва) № 108 от 17 мая 1922 года.

№ 56 – «Правда» (Москва) № 111 от 20 мая 1922 года.

№ 57 – «Красная Газета» от 21 мая 1922 года.

№ 58 – «Известия ВЦИК» от 19 мая 1922 года. 58-а – «Таймс» от 26 мая 1922 года

№ 58-в – «Таймс» от 8 июня 1922 года.

№ 59 и № 60 – По «Известиям ВЦИК» № 169 (1608) от 30 июля 1922 года.

№ 60-а – «Таймс» от 11 июля 1922 года.

№ 62 – «Правда» (Москва) № 148 от 6 июня 1922 года.

№ 63 – «Правда» (Москва) № 148 от 6 июня 1922 года.

№ 64 – «Правда» (Москва) №№ 158 и 159.

№ 65 – «Правда» (Москва) №№ 158 и 159.

№ 66 – «Правда» (Москва) № 166 от 27 июля 1922 года.

№ 67 – «Правда» (Москва) № 166 от 27 июля 1922 года.

№ 68 – «Правда» (Москва) № 188 от 23 августа 1922 года.

№ 69 – «Правда» (Москва) № 188 от 23 августа 1922 года.

№ 70 – «Известия ВЦИК» № 200 (1639) от 7 сентября 1922 года.

№ 71 – «Известия ВЦИК» № 211 (1650) от 20 сентября 1922 года.

№ 72. – «Правда» (Москва) № 268 от 26 ноября 1922 года.

№ 73 – «Правда» (Москва) № 270 от 29 ноября 1922 года.

№ 74 – «Правда» (Москва) № 275 от 5 декабря 1922 года.

№ 74-а – «Правда» (Москва) № 269 от 28 ноября 1922 года.

№ 75 – «Известия ВЦИК» № 283 (1722) от 14 декабря 1922 года.

№ 76 – «Правда» (Москва) № 86 от 20 апреля 1922 года.

№ 77 и № 78 – «Правда» (Москва) № 86 от 20 апреля 1922 года.

№ 79 – «За Свободу» № 147 от 3 мая 1922 года.

№ 80 – «Правда» (Москва) № 99 от 6 мая 1922 года.

№ 81 – «Руль» № 457 от 19 мая 1922 года.

№ 82 – «Правда» (Москва») № 100 от 7 мая 1922 года.

№ 82 и № 83 – «Известия ВЦИК» № 166 (1605) от 27 июля 1922 года.

№ 85 – «Правда» (Москва») № 95 от 30 апреля 1922 года.

№ 86 – «Правда» (Москва») № 276 от 6 декабря 1922 года,

№ 87 – «Правда» (Москва») № 101 от 9 мая 1922 года.

№ 88 – «Правда» (Москва») № 86 от 20 апреля 1922 года.

№ 89 – «Правда» (Москва») № 91 от 26 апреля 1922 года.

№ 90 – «Правда» (Москва») № 86 от 20 апреля 1922 года.

№ 91 – «Правда» (Москва») № 92 от 27 апреля 1922 года.

№ 92 и № 93 – «Правда» (Москва») № 91 от 26 апреля 1922 года.

№ 94 – «Последние Новости» № 632 от 9 мая 1922 года.

№ 96 – «Правда» (Москва) № 99 от 6 мая 1922 года.

№ 97 – «Правда» (Москва») № 102 от 10 мая 1922 года.

№ 98 – «Правда» (Москва») № 99 от 6 мая 1922 года.

№ 99 – «Известия ВЦИК» № 171 (1610) от 2 августа 1922 года.

№ 100 – «Известия ВЦИК» № 173 (1612) от 4 августа 1922 года.

№ 101 – «За Свободу» № 149 от 25 апреля 1922 года.

№ 102 – «Газета Подзенна» – июнь 1922 года.

№ 103 – «Правда» (Москва) см. комплект от марта 1923 года.

№ 104 и № 105 – «Последние Новости» № 841.

№ 106 – «Новая Русская Жизнь» (перепечатка из Шведской газеты).

№ 107 – «Известия ВЦИК» № 287 (1726) от 19 декабря 1922 года.



Российский триколор  2010 «Golden Time»

Назад Возврат На Главную Кнопка В Начало Страницы


Рейтинг@Mail.ru

Каталог сайтов Всего.RU