Главная Страница

Страница «История, Религия, Наука»

Карта Сайта «Golden Time»

Читать Следующую Часть

 

Алексей Милюков

ОПЕРАЦИЯ «ЫСЬ»: ЛЮДИ, ПРИШЕДШИЕ ИЗ МОЖЖЕВЕЛЬНИКА

Ответ литератора его научным оппонентам

Эволюционный держите шаг!

Креационный не дремлет враг!

Почти по Маяковскому

Итак, под страхом смерти,

разойдитесь!

Шекспир


 

Для тех, кто не знает, о чем пойдет речь или немного подзабыл, кратко напомню историю вопроса. Некоторое время назад мне довелось познакомиться в интернете со статьей А. Лаломова и А. Хоменкова «Эволюционизм: наука или идеология?». Заинтересовавшись дискуссией ученых-креационистов с представителями эволюционного лагеря, я занялся самостоятельным изучением дополнительных интернет-материалов на эту тему. Надо сказать, изучение это до поры до времени шло тихо, мирно, не причиняя никому ни вреда, ни даже беспокойства. Немало трогательных ностальгических минут и воспоминаний о комсомольской юности мне доставило посещение атеистических сайтов, которые и доныне своей просветительской деятельностью заставляют всякого сомневающегося сделать безоговорочный выбор в пользу веры и креационизма. Но затем мне попалась на глаза статья некоего Атеолога под названием «Креационизм: наука или религия?» [1], качественно написанная в литературном плане и весьма убедительная фактологически - если, конечно, не проверять факты. В этой работе, ставившей целью показать ни больше ни меньше «несостоятельность креационизма», мне многое «послышалось поперек музыки». Я написал креационистам письмо, выдержанное в жанре литературной полемической статьи. Эта статья [2] была опубликована двумя креационными сайтами, и в рекордно короткие, ударные сроки объектом эволюционистской критики стал я сам [3], [4], [5].

Из всех оппонентов, уделивших мне немного своего внимания, к сожалению, только у одного я предполагаю наличие настоящего имени – Василия Томсинского. Если, конечно, я не обольщаюсь. Мою статью критиковали также некто З.В. Неизвестный, собственно Атеолог и еще кто-то, всех не упомнишь. Вот вкратце и все. Итак, в программе, наверное, ответ критикам. Поехали.


    1.

Василий и прочие оппоненты! Моя статья «Агония в бункере Дарвина» не из лучших, довольно поверхностная, вполсерьеза, а привела вас в такое возбуждение, что кто-то сразу «сбегал за ребятами». Навалились в ответ аж четверо, я даже крякнуть не успел. В свете этой цифры четыре очень двусмысленно смотрится эпиграф Атеолога о крыловском квартете из его последних заметок. Вы тоже, друзья мои, в своих комментариях пытались «сесть по-всякому», но ведь, кажется, с тем же результатом, что и в известной басне?

Признаться, я опять в некотором замешательстве. На этот раз тонкость состоит в том, что вас, специалистов, слишком много. Ваш крыловский квартет вольно или невольно построен так, что у каждого музыканта своя задача – у одного бить во все барабаны, у другого щипать поучительное, местами весьма даже утонченное, пиццикато, у третьего не играть вовсе, а только хихикать и показывать публике задницу, а у четвертого – не то, что бы даже «не играть вовсе», а вообще - обматерить публику, мол, эпическая сила, ни черта не понимаете в искусстве, сволочи.

Кому и как мне, хм, отвечать? Одному оппоненту, положим, я бы и нашел что возразить, а с другим бы даже свою кошку в одной комнате не оставил. Один явно требует «продолжения банкета», и можно, казалось бы, еще «сходить за продолжением», но ведь опять к нашей компании беззастенчиво присосется какой-нибудь тип, общение с которым резко снижает шансы каждого человека на прием в приличном обществе.

Господа, на наше с вами общение я не рассчитывал, вас не звал, но раз уж явились, отвечу.

Отвечать буду по мере поступления заявок. Сначала первая двойка лидеров. И их труд – некое варево без названия, без какого-либо представления и, разумеется, с традиционным сокрытием подлинного имени одного из комментаторов.

Василий! Можно ли доверять вам и вашим соратникам, видя какие фокусы вы все вытворяете с текстами ваших оппонентов? Вам пишут, по-моему, самые отчаянные люди, так как за судьбу письма или статьи, адресованных «в такие места», лично я бы никогда не поручился. Я уж не говорю про необычную для меня манеру «расчлененки» чужого текста, с помощью какового не вполне этичного приема можно лишить смысла даже телефонный справочник. Убей не пойму, почему нужно не цитировать и разбирать спорные на ваш взгляд положения и мысли оппонента, а устраивать какую-то коллективную партобязаловку – стараться ляпнуть хоть что-нибудь, хоть какую-нибудь глупость, но обязательно по поводу каждой строчки «комментируемого» текста. У оппонента должно быть плохо все?

Наверное, не надо быть ясновидцем, чтобы тотчас же не предсказать комментарии к этим моим словам в вашем традиционном духе: «Ой, я уже испугался! А какое это имеет отношение к науке, к обсуждаемым с оппонентом проблемам? Наука и этика? Сам-то понимаешь, что говоришь?» и т.д.

Я понимаю, что этика и наука - вещи для вас несовместимые. Я также понимаю, что процесс накопление знаний у вас не очень совпал с, так сказать, «воспитанием характера». Но мосье Василий! У нормальных людей в начале письма, будь то хоть потуга к знакомству, хоть опровержение мыслей оппонента, хоть попытка реабилитироваться в споре – у нормальных (подчеркиваю!) людей принято в начале письма представляться. Поэтому я так ваше обращение и понял. Вы начинаете свое представление странно, даже экзотично:

«…Сын макаки, ан - дорос до облаков!».

Ну что же, так сказать, рад за вас. Однако, это не совсем честно с вашей стороны. Ведь вам, я понимаю, сразу хочется задраться, зная мою нелюбовь к идее происхождения человека от обезьяны. Вместо того чтобы представляться нормальным образом, вы, Василий, оригинальничаете. Может, вам это покажется и неприятным, но смею утверждать, что ваш предок был все-таки человеком, а не макакой. Простите, если вас обидел. Вы как будто волнуетесь, что я не оценю ваше происхождение, и еще раз настойчиво подчеркиваете его:

«…чтобы в восторг прийти только от того, что человек плеваться умеет. Это все умеют. Кстати, и обезьяны тоже».

Я не сомневаюсь, что вы умеете плеваться «тоже», но это вас совсем не красит. Сейчас, простите, время цивилизованных людей, и многие ваши манеры просто не современны. Извините. Обосновывая причину своего обращения к моей работе, вы говорите: «А то мне одного названия мало». Я постараюсь, обещаю. Очень скоро вы почувствуете, что вам и этого было вполне достаточно. Как говорится, что имеем, не храним…

Почти сразу на сцену выходит еще один оппонент, некто Закадр Внекадрович Неизвестный. Мое письмо предназначалось даже не Атеологу, но тот, как объект моих «творческих нападок», имел хотя бы полное, ничем не ограниченное право ответить на критику.

А тут вдруг Закадр Внекадрович. Что за Внекадрович? Во всем есть некоторая разумная достаточность. Присутствие того или иного персонажа в пьесе должно быть как-то оправдано. Василий! Какова функция этого персонажа в вашем перфомансе? Выступай вы в одиночестве, вашу речь можно было хоть как-то принимать всерьез, но присутствие Закадровича каким-то мистическим, совершенно издевательским для вас образом превращает ваш тандем в диалог Бивиса и Бадхэда. Доводы Бадхэда более чем весомые:

«…Страшно, аж жуть!

…Я щазз заплачу…

…Надо, Федя, надо!

…Бежим! Милюков идет всем вломить».

Он не сказал ни одного слова по делу, только хихикал, усердно корчил рожи, высовывал язык, выскакивал из-под мышки Василия Томсинского в самый неподходящий момент, проказничал, как мог, но зачем? Вам показалось, что у Милюкова есть зачатки юмора, и вы позвали на помощь своего дежурного остряка? Смею вас заверить, что у вашего умельца острить дела с юмором обстоят так же ненавязчиво, как у вашего же Дарвина с объяснением происхождения видов. То есть никак.

«…Что человек – венец Природы,

Такая божья благодать!»

И пусть меня обвинят в желании возрождения инквизиции, но за рифму «Лаломов – Природы» я бы гражданина Закадра Внекадровича привязал бы к столбу и принародно сломал у него над головой макет корабля «Бигль».


    2.

По поводу всем уже поднадоевших поисков - упоминается ли в статье Атеолога инквизиция или нет, Василий пишет:

«А вы товарищ Милюков, точно статью читали? Про инквизицию писал Лаломов, чьи слова и используются. … Надо было не бездумно читать Лаломова, а проверять. Нет в статье Атеолога афоризма об инквизиции, который ему Лаломов приписал. Ведь упоминание об инквизиции взято даже не из текста статьи».

Я, в общем-то, понимаю, что такая штука как иносказание, для «аналитических умов» - груз неподъемный. Сейчас я вам попробую объяснить, что сказал Атеолог. Если же этот «иносказатель»-гуманитарий и сам не понял, на что он таинственно, но усердно намекнул, я готов объяснить это и ему тоже. Атеолог намекает на историю Галилея применительно к Еськову и предостерегает сторонников о возврате той ситуации, которая была 500 лет назад. То есть, конечно, инквизиции. Чтобы понять это, нужны не «аналитические мозги», и не мозги как признак, с трудом приобретенный вашим братом-эволюционистом в результате естественного отбора, а простое умение слышать. Когда я слышу в любом общении, например: «эти семьдесят лет идиотизма» или «нужно еще сорок лет и новое поколение», я понимаю, что речь идет соответственно о советской власти или о Моисеевой пустынной эпопее.

Но вот что удивительно. Во многих работах атеистов католическая инквизиция почему-то представлена как упрек всему христианству. Я же, со своей стороны, смею напомнить вам историю зарождения отечественного, родного, «совкового» атеизма, к которому вы, несомненно, сами принадлежите, самое его начало, факты, которые вам не помешало бы вынести на главную страницу атеистического сайта. Откроем, например, книгу В. Валентинова, бывшего соратника Ленина, под названием «Штурм небес», в любом месте (см. приложение).

…«И комиссары в пыльных шлемах…». Неужели не понятно, о чем речь? Атеолог опасается креационистов, пришедших к власти, так как есть давний опыт католической инквизиции. А я знаю, что люди у власти, которые используют атеизм в достижении своих целей, обычно легко переплевывают любых инквизиторов, как это и подтверждается недавним отечественным опытом.

Да и опыт общения с атео-сайтовскими людьми, которые просто «исходят доброжелательностью» в своем отношении к креационистам, разве не впечатляет? Василий пишет:

«Вряд ли читающие его (Милюкова. – А.М.) креационисты пойдут проверять, значит, поверят в милюковские словесные испражнения».

Сильно, сильно. «Эк я его!». Но видите-ли, в чем дело, Василий. Наступила осень, вернулся я в город, зашел на атеистический сайт, а там сидят три отдохнувших румяных молодца (еще без Атеолога), двое – так сказать, «кровь с молоком», третий – «молоко с кровью» (грубый намек на сатаниста). Думал, они текст там какой-нибудь комментируют, а пригляделся – в «словесных испражнениях» копаются. Да как тщательно, вдумчиво, усердно, будто золотоискатели. Что за ерунда, думаю, зачем им это? Глупо получается, Василий. Объясните мне, неучу, ради чего вы усердно перебрали все это по буковке, ради чего «пачкаетесь» в этих «испражнениях» не только добровольно, но и с явным ощущением своего не очень большого успеха? Я вас ничего такого делать не приглашал. Это целиком и полностью ваш собственный, осознанный, так сказать, не детский выбор. Испражнения! Да уж, хороши испражнения – вас за уши не оттащишь…

Далее. Вы просили пример подлога со стороны Атеолога, я уже привел – ЭНИХЛ. Но я так и не понял, Василий, что вы такое изобразили в ответ на мое замечание о несоблюдении Атеологом авторских прав:

«Отвергнутые варианты очень даже издаются с согласия автора (но Лаломов с Хоменковым такого согласия не давали – А.М.). Но при жизни автора все издается с его согласия (Логично. Слава Богу, авторы живы. Оба. Но согласия на публикацию Лаломов с Хоменковым все-таки не давали – А.М.). А потом, пока действуют авторские права, с разрешения владельца прав (Хоть тресни, не давали. – А.М.). Потом уже издается беззастенчиво (Через 50 лет после того, как авторы покинут сей мир, если нет правообладателя. А беззастенчиво – это сегодня и без согласия Лаломова. – А.М.). Черновики Пушкина к «Евгению Онегину» в изданиях с полным романом видел? (Нет правообладателя. А «Муху-цокотуху» Чуковского в Москве видели? Поставила одна театральная студия, так родственники Чуковского их по судам затаскали – А.М.). Кроме того, некоторые авторы сами публиковали произведения, содержащие мысли, от которых они отказались. Камю, например (Однако, не Лаломов. Повторяю по слогам. Не Ла-ло-мов! – А.М.).

Вот заходит речь о том, что в жизни талант ученого трудно сочетать с талантом литератора. В отношении Милюкова Василий отчаянно бескомпромиссен, демонстрируя высокую эрудицию с вкраплением признаков собственного необременительного воспитания:

«Ну, ты дальше литературных сочинений не пошел, поэтому просто не знаешь, как и понимать».

Что же касается ученых мужей, то тут выясняется, что именно такой научно-литературный синтез для них - весьма реален.

«Ну а вывод основан на сумасшедшей посылке о том, что ученый, якобы, не может писать высоколитературно».

Вот так. Вы, писаки, не можете понять наших формул, а мы еще как «писануть» можем, знай наших! А в ком же наблюдается такое счастливое сочетание «физика» и «лирика»? Как это, в ком? Да хоть в… Еськове!

Уважаемые атеисты! Послушайте профессионала, прошу вас. Не знаю, какой Еськов ученый, но писатель из него такой же, как из сатаниста – активист общества защиты кошек. У самого Василия хватает при этом энциклопедизма, чтобы разъяснить Милюкову разницу между художественным образом и метафорой (! – А.М.) или в очередной раз «уличить» в некомпетентности, когда меня, редактора, как не очень большого любителя штампов, коробит от «религиозных фундаменталистов».

Страсть к учительству у атеистов какая-то непреодолимая, навязчивая. Вот, мои слова вызвали у Василия острое чувство неудовлетворенности: «Человек, имеющий определенные психические комплексы, часто пытается «разделить» их с другими людьми, наделяя ближних в своих оценках собственным свинством».

Василий мне возражает:

«Вообще-то, имеет место проецирование, то есть суждение о чужом поведении через призму понимания своего, а никакого стремления к «разделению с другими» не существует».

Вообще-то стремление разделить с другими собственное свинство – это и есть проецирование, только в действии. Чтоб не было одиноко. Какой-то человек не считает для себя морально обременительным воровство и тихо подозревает других в том же. Или другим рассказывает, что он украл, думая, что и другие столь же охотно крадут. Вот пример проецирования, скажем, из «писателя» Еськова:

«Тридцать серебреников как мотив предательства (у Иуды. – А.М.), однако, не выдерживают критики и по самым прагматическим соображениям; что значила эта ничтожная сумма по сравнению с возможностями казначея Апостолов? Если уж движущей силой поступков Иуды была алчность, то ему следовало спокойно и неограниченно долго приворовывать из доверенного ему денежного ящика общины. Только полный недоумок (или совок) режет курицу, несущую золотые яйца» [6].

Вот это проецирование! Больше похоже на обмен мнениями в кругу единомышленников. «Писатель» как будто хорошо знает, о чем говорит, как будто имеет вполне ясное представление о собственных действиях в подобной ситуации. Ни одному этически вменяемому человеку такое и в голову не придет, только Еськову, знающему тонкие струны иудиной души.

Или вот еще отрывок из Еськова, во всей полноте доносящий до нас его качества «человека и парохода» (Маяковский), то есть не только его этические нормы, но и литературное мастерство. Еськов, ознакомившись с историей Воскресения, не верит в то, что римская охрана могла доложить начальству о своем нарушении устава. Почему? Да потому, что сам автор точно знает, как надо поступать в таких случаях. Подумаешь, дисциплина легионеров, подумаешь, принципиальное отношение римлян к праву иудеев на достойное погребение, да и сам уникальный факт Воскресения, подумаешь… Условности какие… Оцените, кстати, «кто сумеет», и уровень Еськова как «литератора»:

«Самое логичное при таком раскладе (было для охраны. – А.М.) - снять на рассвете караул, как это и планировалось, и нагло отрапортовать, что все в порядке - авось обойдется. Если же впоследствии иудейское начальство обнаружит вскрытую гробницу и поднимет шум - сделать морду ящиком и заявить, что когда караул снимали - гадом буду! - все было о'кей, а уж чего там дальше случилось - не могу знать; и пускай эти азиатские чурки сами приглядывают за своими жмуриками - заколебали уже, Ваше благородие! … Легионеры же, надо думать… послали кого-нибудь из салаг в соседнее селение за портвейшком и неспешно приступили к несению службы» [6].

А вот примеры проецирования из Томсинского:

«Ну, дык и понятно, что таким, как ты, всегда не хватает идеологии, и когда коммунистической нет, приходится примыкать к другим. Например, к креационизму. Поэтому-то такие люди и ищут подсознательно у других систему догм, «библию» и прочее. Называется «комплекс советского человека».

Как говорил персонаж популярного когда-то детского фильма: «Психолог ты, Яшка, неважный». Рекомендую, Василий, мою книжку «Если коммунисты победят» (М., «Три Века Истории», 1999), из которой вы при желании сможете получить полную информацию о людях с комплексом советского человека, «борцах с религией», которые то ли от бессилия, то ли от пожизненной ущербности «второго парня даже на деревне» используют такие методы полемики как передергивание и постоянные, судорожные попытки оскорбить оппонента. Подобными же характерными родовыми травмами Homo soveticus пестрит весь текст вашего ответного комментария. Позовите, что ли, Внекадровича, пусть он поможет вам выдавить раба. А то все те же знакомые комплексы:

«Так и рисуется картина. Убираем Шварцнегера из кадра, подставляем Милюкова, который уже в кадре вешает на плече гранатомет...»

Проекции, компенсации… Вы, вероятно, не очень сильны физически?

(Попутно замечу, что мое редакторское сердце ежесекундно обливается кровью при чтении вашего эксклюзивного текста. Гранатомет вешают на плечо, см. также правильное написание фамилии Шварценеггер в русской транскрипции. И так через слово. «Ой, беда, беда!», как сказал один мой знакомый милиционер, когда его заставили письменно отчитываться. Только для того, чтобы не тормозить эту пытку, закрываю глаза на всю эту вашу, так сказать, сохраненную в тексте авторскую орфографию, и больше не буду привязываться).

«Не сомневайся, он видный участник сионистского заговора.

…Где там была дохлая кобыла сионистского заговора?

…И не стоит отыскивать среди сторонников теории эволюции следов столь жаждуемого сионистского заговора».

У вас явные признаки начинающегося расстройства. Причем прогрессирующего даже в рамках одной статьи. Я с некоторым испугом ожидал, что к концу ваших комментариев появится запись, сделанная рукой Внекадровича: «Ужаззз… но на этом комментарии моего приятеля Василия обрываются, так как приехали санитары и увезли его. Напоследок, уже будучи упакован в смирительную рубашку, он просил передать, что креационизм не пройдет».

Вот вам «проекция в действии»! Вообще, это не шутки. Это тяжелый случай, Василий, лечение которого лучше не откладывать.

«ГСМ. … Гуманитарный синдром мышления. …Многим гуманитарщикам, вроде Милюкова, и верующим свойственна так называемая женская логика. Сошлюсь также на «русскую логику».

Вот оно что. Оказывается, Василий или не женат, или не знает женщин. Или введен в заблуждение каким-то мифом под названием «женская логика». А вообще закон проецирования простой – что тебя в оппоненте раздражает, то в себе и ищи. Я понимаю ваше беспокойство по поводу неумения меня укусить. Какая тут, к ферзям, логика…


    3.

Еще немного. Пока Внекадрович жонглирует и глотает огонь, за барабанами один, без ансамбля, продолжает оставаться Василий:

«Так что «проблема» кембрийского взрыва больше не является проблемой».

Я извиняюсь, а как она теперь называется – проблема до кембрийского взрыва? Проблема возникновения жизни? Это же надо такое отстегнуть – «больше не является проблемой»! Пока капитан дальнего плавания отсутствовал, его жена родила ребенка от неизвестного. Но проблема неожиданного появления в доме ребенка больше не является проблемой, так как соседи знали о беременности его жены уже с третьего месяца!

«…Почему бог создал кучу животных с различным половым процессом, а одного-единственного богомола создал так, что самка этого вида отрывает самцу голову перед копуляцией?».

Вы, Василий, за богомола не беспокойтесь. Вы за себя беспокойтесь. Проблемы - у вас, а не у богомола. Но я так и не понял – как этот факт подтверждает теорию эволюции? Каков, так сказать, следующий эволюционный этап? Отрывать головы будут друг другу оба? Или у самца голова вырастет в другом месте, так, чтобы не мешать процессу копуляции?

«Видимо, Милюкова взглючило, стал мерещится какой-то материализм. Но так это не к нам».

Я снова извиняюсь, а кто это к вам вообще собирался?

Кого это из вас я так «умучил» против его желания? И кого из вас я просил меня выслушивать? Я пишу своим единомышленникам, но вам при этом вопросов не задаю и в ваших ответах и комментариях, собственно, не нуждаюсь. То есть блюда под названием «тройной ответ Милюкову» я вам не заказывал. К Атеологу вернемся позже, но у вашей компании я сейчас спрошу наивно – а зачем вы мне, собственно, отвечали?

Чего вы хотели? Доказать мне, что я дилетант в научных вопросах? Да кто б сомневался. Отчего же вы так нервничаете? Ведь сами чувствуете – что-то с вашим комментарием не то, что-то явно не срабатывает. Даже ругань не спасает, ругань – признак того, что комментаторы не умеют комментировать. Вроде Милюков не ученый, легкая добыча, а в одиночку Томсинскому накинуться как-то боязно. Позвал в помощники клоуна, но тот тоже какой-то Некондиций ШоуМастГоОнович, вроде добросовестно шутит, крутит сальто, фиги показывает, а сам посреди шоу вдруг глупые и грустные вопросы задает: «Я вот что хотел спросить: а об чем статья-то вообще? Чета не разберу…».

Явно что-то не складывается, не клеится, сбегали за третьим: «Помоги!». Привели какого-то мохнатого Вия [имеется в виду Warrax. – позднее прим. А.М.], открыли ему веки. Этот третий «помог» так, что лучше бы ни себя, ни товарищей не позорил – разнервничался, разматерился, «умучили», гляди-ка, его, а под конец даже вздохнул радостно, с облегчением: «Уф-ф. Закончилась «критика» наконец-то. Но я все же не понял - а на каком основании Милюков называет креационизм наукой?». То есть все равно непонятно – Милюков ничего не доказал, а что же мы тогда критиковали? Как в той песенке – «нет, все понятно, но что конкретно?». И Закадрович крутанул последнее сальто с явным облегчением: «Со своей стороны, мне сказать нечего, т.к. просто не на что. Что хотел сказать – сказал не сдерживался».

Вот спасибо за искренность. А неудовлетворенность осталась! Так о чем статья-то?

Ко мне обращаются люди, заставляющие меня сильно сомневаться – в своем ли они уме. Василий, вы не бредите? В пространстве и во времени ориентируетесь нормально? Ау, я здесь! Я хотел для написания новой книги «разобраться в вопросе», увидеть слабые места креационизма, а увидел только слабые головы эволюционистов! Вы требуете от меня каких-то фактов и какого-то научного обоснования? Ловите меня на незнании научной терминологии? Бред, сон какой-то. Я всего-то поделился с хорошими людьми своими субъективными впечатлениями от статьи Атеолога. Именно впечатлениями, уважаемые и не очень уважаемые оппоненты! Но что это за наблюдательность такая:

«Обратите внимание, речь пойдет о мышлении, а не об аргументах научного порядка. Спасибо за лишнее подтверждение того, что креационизм не является научной теорией.

Ему (мне. – А.М.) важнее впечатление, нежели факты.

… Впрочем, я уже не первую страницу текста комментирую, но так и не смог понять, как опровергают аргументы Атеолога экскурсы в стилистику.

Отдельно бы доказать, что понятно только редактору? Ысь? Не будет доказательств, что ли?

А сейчас не соблаговолит ли Милюков отложить свой словесный поток и ответить на научные аргументы?».

Да с какой стати, мил друг Василий!? Напрягитесь. Вам нужно сообразить, что мы с вами «из разных опер». Я – ли-те-ра-тор, понимаете? И моя статья – полемические заметки литератора! И могу я, вас не спрашивая, судить о чем угодно, с кем мне угодно, когда угодно, где мне угодно, в какую угодно погоду и под какую мне угодно закуску. Мой Второй закон термодинамики гласит:

«Мы, оглядываясь, видим лишь руины.

Взгляд, конечно, варварский, но верный».

И этот мой закон, кстати, никакой эволюции не допускает. Что это за ерунду вы говорите через слово: «А доказательства - не затруднит?». А вас в рифму мне отвечать не затруднит? А хотя бы грамотно на родном языке выражаться – не затруднит? Почему это я должен «соблаговолить ответить» вам «на научные аргументы»? Я прихожу в Большой театр и говорю оперному певцу: «Люблю оперу, а балет терпеть не могу». «Слышали? – обращается этот певец к своим. – Он любит оперу, хорошо!». Но тут появляется заведующий балетной труппой и набрасывается на меня: «А ну-ка, соблаговоли показать, как ты сам танцуешь? Изобрази-ка нам для начала ассамбле, потом сиссон томбэ с продвижением вперед, и - девлопе в алясекон, а после того, как провел аттитюд кроазе назад, еще и ранверсе!» Но с чего это, милые мои, я должен изображать вам сиссон-томбэ и ранверсе? Пусть артисты и изображают, а я высказал свои личные, субъективные впечатления.

Я не лезу в чужую область на правах ученого, но вам «глючится» именно это: «Чужак, лезет через наш забор, взять его!». Учитесь терпению у меня. То, что Василий во многих своих работах все время цитирует какую-то плохо рифмованную дрянь – это его личное дело, я признаю его святое право на собственное бесчувствие. Ваша беспомощность в выражении простейших мыслей и неумение владеть своей родной речью веселят меня не меньше, чем вас мое незнание научной терминологии. Но я, в отличие от вас, отношусь к этому с пониманием и даже некоторым сочувствием – если вам хватает вашей доли восприятия мира, то карты вам в руки и ветер вам в парус!

Если же вы такие непонятливые и нервные, давайте условимся – здесь и сейчас меня абсолютно не интересует, что говорят креационисты, кого и с какой степенью достоверности цитируют, какой скелет не оттуда выкопали и как вас замучили своей ненаучностью. Я написал об этом отдельную работу, но здесь и сейчас моя позиция такова: я – один. Один-одинешенек. Один как перст. Соло. Моно. В одинаре. Единолично. Без «спасибо за консультацию такому-то…» и др. Поэтому говорю только от себя и выражаю только свои личные субъективные ощущения. Повторяю – ощущения.

Кое-что предвижу. «Ага! Ысь! Ощущения! Опять ощущения! Факты давай!».

Чуть-чуть позже скажу все, что думаю о так называемых фактах, а пока хочу задать вопрос всем эволюционистам. Вы говорите, что креационизм ненаучен, иррационален, опирается на веру, а не доказательства и т.д. Все это звучит как обвинение. А с чего это вы взяли, дорогие друзья, что иррациональность – это плохо? Или ненаучность? И кто сказал, что для изучения и понимания чего-либо мы должны быть непременно рациональными? А что, если ваш рационализм, ученость, весь ваш энциклопедизм – недостаток? Более того – порок?

Вы держитесь так, будто наука, научные методы – есть нечто высшее, единственное мерило этого мира, перед которым уже не имеют значения все прочие качества, понятия, положения. Не упускаете ли вы чего? Если бы авторы комментариев в действительности испытывали хоть малейшую нужду в объективности, они сами напомнили бы Милюкову о роли интуиции в познании, красоте и изящности как свидетельстве верного решения задачи, и вслед за настоящими учеными вспомнили, что художник оказывается в недоступной для других точке познания чаще всего первым. Если, конечно, вы об этом что-нибудь слышали. Если вы не поняли, то я не «ругаю науку», а отстаиваю справедливость вещей, для вас, впрочем, призрачных.

«Гуманитарный синдром мышления. «Вот этот автор хороший, следовательно, он прав. А этот плохой, следовательно, он неправ. А эта теория безнравственна, значит, она вообще ложна. При этом то, о чем хотел сказать автор, совершенно ускользает из внимания такого гуманитарщика» (В. Томсинский)

Этика и правота? Однако и вы будьте последовательны. Потому, как только дело касается креационистов, мы слышим пафосное:

«Тут скорее нужен учебник коррекционной педагогики. А если серьезно, то, пожалуй, учебник этики».

«Эк вас вставило!». Откуда тут вдруг выпрыгнула этика? Да у вас гуманитарный синдром мышления! Далее, еще забористее, за душу:

«Литератор взялся самоуверенно поучать зоолога (причем квалифицированного зоолога) в зоологии. Скромность, похоже, добродетелью быть перестала. Ее место заняла наглость».

Что же это на белом свете делается? «Скромность», «добродетель» - я не ослышался? А как же насчет безнравственной, но верной теории? Я тут, кстати, стучу по клавишам, а сам жду, когда стемнеет. Пришла мне в голову одна теория. Отчего это вокруг тоска такая, неустроенность? Я думаю, это связано с недостаточной самореализацией каждого индивидуума. Пойду сегодня к знакомой старухе-процентщице, и топор прихвачу, проверю себя на опыте, может, все у меня в жизни наладится?

Как вам эта теория? Не впечатлила? Я другого и не ожидал. Тогда усилим образ. Мне тут подумалось – а чего это мы силы тратим на всяких там атеистов-эволюционистов? Доказательства им подавай! Вырезать их всех разом – и дело с концом! To «Ысь» or not to «Ысь»! Вырезать всех поголовно атеистов-эволюционистов! Вот вам, а не калаверасский череп!

Конечно, Василий, я это не всерьез. Нормальному человеку разве придет такое в голову? И я бы никогда не стал шутить так глупо, если бы не маячило у меня перед глазами ваше собственное творчество, ваше личное мнение на сей счет. Цитирую, Василий Томсинский, «Лучшая песня о вере (! – А.М.)»:

«Что, в сущности, творится, в наши дни?

И кто сокрылся за молитвами?

Может, нам собраться всем и разнести к чертям

Попов и клерикалов острой бритвою!»

Говорите, Лаломов с какой-то там инквизицией пристает, и Милюков с политическими аналогиями передергивает? И чего это они вдруг? А может, мне вас тоже начать поучать? Поздравляю, мол, с обнаружением истинной переходной формы. Если даже хориямб считается в ритмике мутантом, генетическим уродом, то у вас совершенно новый, неизвестный ранее размер – ямбохор! Запомните, в поэзии «размер имеет значение», и вы пишете очень внушительным ямбохором... Запатентуйте этот способ падать на каждой ступеньке. Слушаете музЫку эволюции!

Впрочем, говорю пустое. Ведь для того, чтобы автор сам решился выставить такое произведение, такое «буйство глаз и половодье чувств» на всеобщее обозрение, нужно незавидное мужество. Но, повторяю, я не берусь поучать вас в той области, куда вы, смею надеяться, суетесь просто по очень большой наивности.


    4.

Надо отдать должное Атеологу. Он ответил на мое письмо чисто формально, и поступил, кажется, вполне справедливо. И то. Аргументы исчерпаны, консультанты немного устали объяснять ему значение тех или иных формул и то, как правильно нападать на Лаломова, обвиняя того в «неправильном» написании заряда иона.

Но с Лаломовым Атеолог крут. Стоило тому сказать: «подвожу черту», как Атеолог горячо возразил: «Нет, это я – подвожу!». И, главное, Атеологу… скучно!

Скучно Атеологу. Сплин у него. Такой вот пушкинский денди: «…долго я терпел, но и Дидло мне надоел»:

«И опять, как заправский креационист, Милюков смешивает атеизм и эволюцию, эволюцию и фашизм, науку и креационизм... И видны все те же старинные и тщетные мечты о гибели теории эволюции - мечты, которым вряд ли когда-нибудь суждено сбыться. Ведь теория эволюции подтверждена данными палеонтологии и эмбриологии, анатомии и генетики, биогеографии и молекулярной биологии. А под шелухой креационизма, под всеми сфабрикованными цитатами, искаженными результатами, передергиваниями, политическими аналогиями и интригами - пустота. Вся креационная «наука» - это скорлупка без ядра. Скучно, господа».

Очень удачный, сильный финал. Поздравляю, г-н Атеолог. Мы-то с вами прекрасно знаем, что обилие прилагательных, слитых в один флакон с несбывшимися мечтами, гибелью, пустотой и прочими «интригами», способны тронуть любую чувствительную душу. Вроде бы азы, а на публику до сих пор действует. Но есть и избитые приемы. Ладно уж там Василий с Закадровичем, они не спецы. Но вот и вы, уважаемый, с вашим-то слогом:

«Впрочем, словесная диарея иногда приостанавливается, и автор пытается все же ответить на мои аргументы».

И вы туда же! У меня такое чувство, друзья мои, что вокруг все время крутятся какие-то коммивояжеры, которые сейчас начнут «впаривать» мне свои пилюли: «С нашими таблетками диарея отступает!». Прошу вас, подумайте, где же ваше настоящее место – в науке или за прилавком? Уважаемый Атеолог! Что это с вами? Что это за «диарея»? Ну, зачем вы нарываетесь? Слушайте, я человек вежливый. Может быть, меня тоже иногда разбирало переиначить кличку Атеолог в «Ах-Ты-Олух!» – но я корректно сдерживался и всегда заменял это каким-нибудь нейтральным Их-Теологом и пр. А вы, батенька, как и весь прочий темный атеистический люд, мне про диарею. Однако, к делу. А то у нас тут еще конь не валялся.

Сначала о критериях истинности, о так называемых фактах, которых жаждали эволюционисты, стуча кулаками по столу и «требуя разоблачения». Василий выразил за всех это так:

«…Проверить, на чьей стороне все-таки факты? Того, кто обличает, обвиняет, более громогласен и эмоционален (Милюков. – А.М.), или того, кто кроме фактов, ни на что не смотрит.

... Важно сделать примечание, что в науке нет авторитета, кроме авторитета факта.

Ученые же обладают научным мышлением. И мышление ученого-эволюциониста именно научное, а эволюционизм - теория, а не метод мышления».

Итак, декларируется власть факта, так сказать, диктатура факта, который превыше любых религий и теорий. Эволюционисты заявляют буквально следующее: «Я не обладаю ни эволюционным мышлением, ни атеистическим. Прежде всего, я ученый, человек с научным мышлением, объективным, независимый исследователь, смотрящий только на факты».

Хорошо. Суть научного метода в общих чертах я, Алексей Милюков, понимаю так – сбор фактов, максимально полное их изучение, сопоставление и интерпретация. Об этом говорил и Довгаль в цитате, приведенной мной в предыдущей статье.

Есть объективные факты и процессы, не зависящие от субъекта – какие-нибудь там скорости электронов или химический состав вещества. Но вы, говоря о власти факта, как будто не замечаете этого ключевого понятия – интерпретация. Интерпретация! Интерпретировать – это пытаться объяснить не совсем очевидные вещи. «Объективные факты», которые вас интересуют, существуют, разумеется, вне нашего к ним отношения, но стоит кому-то начать их толковать и обобщать – и мы имеем дело уже с интерпретацией, с субъективным мнением на основе собственных представлений человека о предмете, предпочтений и даже ожидаемых результатов. И шла бы тут речь только об электронах… Но, не правда ли, в реальности мы гораздо чаще «интерпретируем» вещи, которые касаются нас непосредственно?

Вы хотите убедить меня, что к идее эволюции вы пришли, опираясь исключительно на «объективные факты», а я вижу, что вы, как охотники-собиратели, ищете и подбираете исключительно факты, подтверждающие вашу теорию. Один такой «искусственный отбор» - уже интерпретация, которая по сути ближе к подделке документов, нежели к науке. Уже слышу до боли знакомое: «Такое бывает только у креационистов!» и т.д. Не обращаем внимания, продолжаем.

Ну, представьте себе ситуацию, не вполне серьезно, но тем не менее. Перед лицом жизненно важных обстоятельств вам нужно абсолютно искренно дать ответ какому-нибудь вашему инопланетному супер-пупер-гипер-мега-разуму. Он вопрошает металлическим басом: «Ну, как у вас тут с наукой? До чего докопались?» - «Как, хопс-с, до чего? Эволюция!» - «Эволюция, говорите? Точно? Если не уверены, лучше молчите». Далее следует вопрос, в принципе, любой: «Уверены ли вы, что лошадиная серия отражает реальное положение дел с эволюцией лошади?». Или: «Готовы ли вы поручиться, что археоптерикс был настоящей переходной формой?».

Сейчас вы до посинения будете возражать Милюкову, но доведись вам отвечать, так сказать, «правду сердца», мне кажется, ответ каждого из вас будет: «Не уверен, но нам бы очень хотелось, чтобы так было». Вам всегда «просто очень хотелось», но вы называете это - «ни на что, кроме фактов, не смотрим».

Понимаете, господа эволюционисты, ведь от вас, «смотрящих только на факты», абсолютно нереально услышать, ну, например, такую фразу: «Вероятность того, что калаверасский череп подлинный, все-таки существует». Ну режьте меня, нереально! Не дождешься от эволюционистов признания ни 50:50, ни 1:99. Потому, что вы просто хотите, чтобы это была подделка. С вашей точки зрения было бы лучше, чтобы подозрение о подлоге оправдалось. Вам выгоднее верить в подлог. Потому что дело тут - в приверженности идее, которая не допускает в данном случае присутствия черепа Homo sapiens в плиоценовых слоях. (Прошу учесть, что калаверасский череп фигурирует тут исключительно в качестве примера, предложенного критиками).


    5.

Теория эволюции как идея, концептуальная платформа, ориентир в работе – это системная, неустранимая ошибка в науке. Вот еще пример без всяких политических аналогий. В свое время верные партийцы спрашивали диссидентов: «Ну, дайте хоть один факт, в чем партия не права? Ведем освободительную войну в Анголе? Помогаем братьям в Афганистане строить социализм? А внутренняя политика? Наши люди разве плохо живут? Да вам не угодишь!». Но с точки зрения диссидента любое действие коммунистических властей – системная ошибка, а социализм в принципе не реформируется, а уничтожается. Что им отвечать, на каком языке разговаривать? Когда Томсинский торжественно говорит – дай пример, в чем эволюционисты не правы, мое понимание ситуации вынуждает говорить меня вещи для эволюционистов неприятные. Да, креационисты, возможно, ошибаются с калаверасским черепом. Возможно, не тот скелет где-нибудь еще откопали и что-то не так датировали. Это означает только одно – какие-то факты не подтвердились, и они не будут больше учитываться. Но когда эволюционист просит привести факты эволюционных ошибок, то мне трудно даже вести диалог, и я не знаю, с чего его начинать, так как, по моему убеждению, вся ТЭ – это одна большая ошибка, и все работы, проведенные в рамках этой модели, являются собранием недействительных, не приложимых к жизни виртуальных конструкций.

Фармацевты дарят нам новое лекарство, вертолет уносит Красную Шапочку к таежной бабушке, школьник достает из интернета нужную информацию – спасибо всем, кто в этом участвовал, за решение наших прямых проблем. Коммуникации, здоровье, технологии – все это нас касается непосредственно. Но почему кипят такие страсти по поводу сроков выхода гоминид из Африки? Как это касается нас лично? Казалось – сидели бы себе двое ученых в лабораториях, пили чай с лимоном: «Ну что, Иван Иваныч, разделились у вас уже гоминиды и шимпанзе?» - «Да нет». «А что так?» - «Та у меня модель другая». И все, мир и благость. Но в реальности отчего-то картина иная, не так ли?

А оттого она иная, что в рамках эволюционной модели мы не просто изучаем факты, пытаясь понять что-то о человеке и мире, нет. Мы – лихорадочно ищем! Ищем чего-то сакрального, обещанного нам, и еще больше нервничаем, если оно плохо находится. Мы ищем переходные формы между обезьяной и человеком, потому что мы разделяем (верим, надеемся, ожидаем подтверждения) некоторую идею, имеющую отношение не к беседам с Иван Иванычем о роли костра в обогреве неандертальца, а к вещам, скажем так, глобальным. К вопросам жизни и смерти, без решения которых человек в прямом смысле ни глаз не сомкнет, ни кусок хлеба ко рту не поднесет. Жизнь или смерть, Бог или собственные силы, неподъемный духовный груз или поповские бредни? Но мы, эволюционисты, в гипотезе Бога не нуждаемся! Если мы находим «не там» череп, шар с насечками или электрическую батарею, то мы это просто не принимаем к рассмотрению – у нас это неприлично. Английская королева эволюции заставляет нас пользоваться другими вилками. Но если мы находим 40 процентов обезьяньего скелета, то играем в детскую игру под названием «трансформер» и добиваемся-таки эффекта прямохождения, потому что три миллиона лет назад уже пора обезьянам начинать жить гоминидной жизнью и свой эволюционный хлеб отрабатывать – чем раньше наш пусик начнет ходить, тем лучше. Все ошибки и некорректности креационистов – детские игры по сравнению с тем фактом, что каждое проявление эволюционной идеи, каждая на нее оглядка и каждый полученный в ее рамках «как бы результат» есть производное от мнимой величины.

«Ведь теория эволюции подтверждена данными палеонтологии и эмбриологии, анатомии и генетики, биогеографии и молекулярной биологии».

Рано расслабились, господа. Была б теория эволюции подтверждена – никто б не спорил. Но это не совсем так, не правда ли? Ведь именно поэтому тут не чай с лимоном, не тапочки, не научные беседы Иван Иваныча, а настоящая война, и свои павшие, и линия фронта: «До моста дотянем, дальше бурнаши не сунутся!».

«А под шелухой креационизма, под всеми сфабрикованными цитатами, искаженными результатами, передергиваниями, политическими аналогиями и интригами – пустота. Вся креационная «наука» - это скорлупка без ядра. Скучно, господа».

Итак, чтобы вы не очень скучали, предлагаю следующее. В литературе есть понятие турбореализма, где известное событие перемоделируется с допущением явных невозможностей, например, «Остров Крым» Аксенова и пр. Так вот, у меня для вас, уважаемый Атеолог, будет турбо-бонус, презент, уступка для облегчения вашей нелегкой задачи «мочить» креационизм. Я, «чисто эксклюзивно», допускаю, что мы живем в мире, где ваши слова оказались правдой. Что все цитаты, когда-либо приводимые креационистами, были ими сфабрикованы. Результаты исследований креационистами искажены до последней буковки, а где не искажены, там все передернуто. Политические аналогии креационистов оказались надуманными и недействительными, евгеника, фашизм и марксизм не имеют никакого отношения к смелым идеям Дарвина. Что там еще? Да, все креационисты оказались интриганами, причем до такой степени, что и вообразить невозможно. И эволюционистов оболгали, и даже жен у них увели. Пустота. Вся креационная «наука» - это скорлупка без ядра.

Такой расклад вас устроит? Вы, помнится, удивлялись, чем это мне нехорош сайт «Talk.Origins». Мол, Милюков там был, переходные формы искал, но ничего внятного не сказал. Хотя, мне кажется, куда уж внятнее: похоже – не значит родственно. Но, чувствую, надо конкретней. А то - «скорлупка без ядра», и хоть плачь. Итак, я, Алексей Милюков, не креационист, не ученый, один посреди этой пустыни, где ветер, как говорится, гоняет бумажные обрывки лживой креационистской литературы – я, недостойный сочинитель, с тоненькой скорлупкой в руке (все, что осталось от креационизма), приглашаю вас пройтись на ваш «Talk.Origins», где выскажу соображения по поводу этого сайта в частности и, по мере сил, всей эволюции в целом, глобально, так сказать, с музыкой, шампанским и заключительным фейерверком. Пошли. Еще раз, поищем переходные формы.


    Конец первой части. Читайте продолжение: Часть 2



Российский триколор  Copyright © 2004 А. Милюков

Назад Вернуться На Главную В Начало Страницы Читать дальше

 

Рейтинг@Mail.ru

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU