Александр Хоменков

ФРАГМЕНТЫ ИЗ КНИГИ

НАУКА ПРОТИВ МИФОВ

ТАЙНА ЖИВОЙ МАТЕРИИ

2. 2. 3. Парадокс внутриклеточного движения

Еще одним препятствием на пути построения завершенной механистической картины жизни является загадка целенаправленного движения в клетке живого вещества – цитоплазмы. Об этой особенности живой материи, видимо, можно говорить как об очередном ее парадоксе материалистической биологии, хотя автору этих строк такое определение не попадалось.

Действительно, феномен внутриклеточного движения является своего рода «белым пятном» в современных представлениях о механизмах внутриклеточных процессов. Молекулярная биология в настоящее время предоставила огромный пласт материала, помогающего разобраться в том, как происходят химические превращения внутри клетки. «Цитологи и молекулярные биологи продолжают успешную расшифровку клеточных тайн. Однако эти блестящие победы отвлекают внимание от некоторых, пока прочно засекреченных, сторон жизни клетки, без познания которых технология "клеточного завода" понята быть не может. Для обсуждения этой проблемы, – отмечал еще несколько десятилетия назад известный российский цитолог, профессор Владимир Яковлевич Александров (1906–1995), – нужно последовать мудрому совету Пауля Вейса и заслониться на время от ослепительно света, излучаемого современной молекулярной биологией». Дело в том, что эта наука, по словам профессора В. Я. Александрова, не открывает нам другую тайну, связанную с «целенаправленными движениями внутриклеточных компонентов и самих клеток».

Значение этой тайны трудно переоценить. В самом деле, «в настоящее время нельзя сомневаться в том, что клетка – это не только мир сложнейших целенаправленных превращений веществ, но и мир сложнейших целенаправленных перемещений в пространстве как самой клетки, так и внутриклеточных структур. Для понимания происходящего в клетке необходимо изучение обеих сторон технологии жизненного процесса. Успехи молекулярной биологии – это прежде всего успехи в изучении химии клеточной жизни. В отношении двигательных актов мы в лучшем случае можем ответить на вопрос, для чего он. В некоторых случаях благодаря успехам механохимии и морфологии мы приближаемся к ответу, как осуществляется движение. Однако мы чаще всего бессильны ответить на вопрос, почему движение началось в определенный момент, почему оно совершается по данному маршруту и временному графику и почему в данный момент в данном месте оно завершилось» (Александров).

Прошедшие с момента публикации этих слов десятилетия не внесли ясности в эту проблемы. Не зря ведь академик Е. Д. Свердлов утверждает, что мы в настоящее время «располагаем лишь неподвижными макетами клетки, как бы ее моментальными снимками. Задача XXI века – понять, как все компоненты клетки взаимодействуют в пространстве и времени, образуя сложные динамические биологические системы». Динамика этих систем остается за пределами понимания современной молекулярной биологии.

К примеру, если мы станем наблюдать за митозом – процессом деления клеток – то обнаружим в нем много загадочного и необъяснимого с точки зрения законов физики и химии. «Прежде всего неизвестны способы движения различных структур, неизвестны механизмы, регулирующие эти движения. Все передвижения строго согласованы в отношении графика (время) и маршрута (пространство). Нарушение программы одним из компонентов может сорвать достижение биологической цели митоза. Положение усугубляется тем, что, несмотря на удивительную гармоничность митоза, имеет место высокая степень независимости поведения отдельных его участников. Совершенно очевидно, что доскональное знание структурных и биохимических изменений в делящейся клетке без знания локомоторной (связанной с движением – А. Х.) сути митоза не может дать сколько-нибудь полного представления об этом процессе» (Александров).

Другой пример из этой же серии. Рассмотрим, как происходит процесс синтеза белков на рибосоме вместе с предшествующими ему подготовительными этапами. Как пишет В. Я. Александров, этот процесс описывается обычно следующим образом: «на нитях ДНК синтезируются нити информационной РНК с комплементарным чередованием нуклеотидов. Затем иРНК из ядра переходит (или, в зависимости от вкуса автора, поступает, переносится, перемещается, доставляется) в цитоплазму, где связывается с рибосомой и служит матрицей при синтезе полипептида… и т. д. При этом слово "переходит" или заменяющее его употребляется без запинки, и фраза, написанная курсивом, произносится так же плавно, как первая и последующие. Между тем за словом "переходит" скрывается бездна нашего незнания, ибо вряд ли доставку иРНК к рибосоме можно свести к тепловому движению» (Александров).

Конечно, всякое перемещение материальных образований внутри клетки должно иметь и соответствующие материальные причины, которые современная молекулярная биология пытается выявлять. В то же время исследователи отмечают и наличие существенных трудностей в выявлении этих причин. Так, в коллективной монографии «Молекулярная биология клетки», второе издание которой вышло на Западе в конце 80-х годов, можно прочесть следующее: «до сих пор неизвестно, как именно работает ядерная пора» (Албертс и др.). И еще из этого же труда: «каким образом электрохимический градиент способствует переносу белков? Ответ на этот вопрос пока не получен» (Албертс и др.).

Можно предположить, что эти трудности со временем будут преодолеваться, и мы будем узнавать все новые и новые детали механизма движения цитоплазмы. В то же время мы должны быть готовы столкнуться на этом пути с принципиальными ограничениями, аналогичными тем, которые возникли в физике при попытке одновременного нахождения импульса и координаты микрочастицы. Но в любом случае проблема для механистического понимания жизни заключается в том, что совокупность всех этих деталей движения внутриклеточного вещества может оказаться слишком уж сложной и целесообразной, чтобы обойти вопрос о «внешнем» организующем факторе. Если, как уже говорилось, даже «в плазме, электроны перестают вести себя как отдельные частицы и становятся частью коллективного целого», то что тогда можно сказать о движении молекул в цитоплазме?

Для преодоления трудностей описания коллективных эффектов в неживой природе Дэвид Бом, как уже говорилось, предложил, во-первых, концепцию поля, которая, по его же словам, является «более фундаментальной, чем исходное представление об отдельных частицах», и, во-вторых, концепцию импликативного (скрытого) порядка, в котором следует искать ключ к пониманию порядка экспликативного, то есть порядка, присущего миру индивидуальных объектов. В таком понимании, как уже было отмечено, главенствующую роль в жизни объектов нашего мира имеет «фундаментальный "скрытый", импликативный целостный порядок, в который как бы "прорастает" порядок экспликативный – мир индивидуализированных объектов. Первый порождает и детерминирует второй».

Применительно к проблеме отмеченных парадоксов живой материи – целостности, развития, внутриклеточного движения – можно также предположить, что главенствующую роль здесь выполняет тот «импликативный порядок», который в рамках христианского мировоззрения связывается с воздействием на материю нематериального начала, в конечном счете – Божественных энергий. Благодаря таким принципам мироустроения, как писал св. Максим Исповедник, «предсущий Бог, т. е. Жизнь, оживляет все Ему причастное». Такой же подход, судя по всему, следует распространить и на остальные биологические парадоксы, о которых речь пойдет ниже.

Итак, мы познакомились уже с тремя парадоксами материалистической биологии: целостности, развития и внутриклеточного движения. Все эти три парадокса проявляются совместно в вызывающем восхищение биологическом порядке. В одном западном периодическом издании еще лет тридцать назад было дано следующее красочное описание этого порядка, который можно наблюдать в одной из многих триллионов клеток человеческого организма:

«Каждая из этих ста триллионов клеток функционирует, как окруженный стеной город. Электростанции вырабатывают для клетки энергию. Фабрики производят белки – необходимые для химического товарообмена продукты. Сложные транспортные системы перевозят определенные химикалии внутри клетки от одного места к другому, а также за ее пределы. На пограничных пунктах стражи проверяют экспорт и импорт, контролируя внешний мир относительно признаков опасности. Дисциплинированные биологические вооруженные силы стоят наготове, чтобы принять необходимые меры против захватчиков. Центральное генетическое правительство поддерживает порядок».

За прошедшие десятилетия наука добавила много частных деталей в красочное описание этого внутриклеточного порядка. Но все появившиеся новые подробности лишь подчеркнули его парадоксальный с точки зрения материалистического видения мира характер. Впрочем, ощущение этой парадоксальности появляется только лишь вследствие нашей привычки смотреть на внутриклеточные процессы сквозь призму материалистических взглядов с их представлениями о живом веществе как всего лишь о сложной физико-химической системе. Если же отбросить эти мировоззренческие шоры, то в удивительном динамическом порядке живой протоплазмы можно разглядеть отражение того трансцендентного Света, благодаря Которому, по словам св. Дионисия Ареопагита, «в животных и растениях жизнь проявляется словно отдаленное эхо Жизни».

Этот Свет не доступен прямому научному изучению, поскольку «находится за пределами всякого объема и измерения», то есть, имея внепространственную и вневременную природу, Он «запределен всему сущему» (Дионисий Ареопагит). Но, одновременно с этим, «будучи запределен бытию, он, тем не менее, обладает им и сохраняет его», так что «нет ничего из сущего, лишенного вседержительской защиты и окружения божественной Силой» (Дионисий Ареопагит). В то же время об этой трансцендентной Первооснове мира мы можем судить по Ее проявлениям в живой цитоплазме, удивительные свойства которой являются отражением того трансцендентного Совершенства, Которое, по словам св. Дионисия, «все делает совершенным и наполняет Своим совершенством».

Современная научно-философская мысль весьма далека от подобных представлений и поэтому вынуждена лишь фиксировать разные грани парадоксальности свойств живого вещества. Если же в рамках этой мысли осуществляются попытки нарисовать целостную картину внутриклеточных процессов, то, в лучшем случае, здесь появляются механистические образы реальности, в которых робко подразумевается присутствие некоего управляющего начала, как это видно из приведенного выше примера, сравнивающего живую клетку с городом. Что же касается профессора В. Я. Александрова, то он сравнивал живую клетку с заводом. По словам этого ученого, «становится все более и более очевидным, что знание химических превращений веществ в клетке без знания целенаправленных движений внутриклеточных структур не может привести нас к пониманию технологии "клеточного завода"». Действительно, «мы не знаем и часто не обращаем внимание на наше незнание важнейшего компонента в деятельности "клеточного завода" – на целенаправленные передвижения материалов и "машин" и на нередко осуществляющиеся удивительные перемещения самого завода» (Александров).

Под «перемещением самого завода» подразумевается перемещение самих клеток внутри организма. Такое целенаправленное перемещение клеток В. Я. Александров сравнивал со способностью к перемещению плавучих заводов – «китобойной флотилии». При всем этом Владимир Яковлевич отметил в свое время и то, что в настоящее время стало еще более очевидным:

«Одной из кардинальных проблем в биологии, – писал он, – считается проблема программирования и регуляции работы генома в эмбриогенезе. Если в один прекрасный день указанная проблема будет решена, то хоть это и означало бы победу огромной важности, но еще не было бы полным разоблачением тайны эмбриогенеза. Осталось бы еще неразгаданным, какими механизмами обеспечивается закономерная пространственная расстановка клеток, свойственная данному организму. В основе ее – целенаправленный рост и движение клеток и клеточных комплексов».

Впрочем, тема целенаправленного движения клеток и клеточных компонентов внутри живого организма требует отдельного рассмотрения.

 

   
 

Российский триколор  © 2015 А. Хоменков. Все права защищены. Revised: июля 12, 2015

Рейтинг@Mail.ru